Классика блюза

Mary Lou Williams

14.08.2016
Mary Lou Williams

Замечательная черта в творчестве большинства негритянских джазменов первой половины XX-го века – их отчётливая связь с музыкальной негритянской культурой вообще. Так например, джазовые музыканты существенную долю вдохновения черпали в блюзе и госпеле. Как следствие – каждый большой джазовый музыкант того времени исполнял и блюз, в том числе. Кто исключит из наследия Армстронга его версии “Basin Street Blues", например, или “Potato Head Blues"? Кто сможет строго разделить творчество Этель Уотерс (Ethel Waters) на «..вот это – строго блюз», «…вот это – строго джаз» (да ещё так разделить, чтобы мы с ним безусловно согласились?). Примеры можно множить. Это стилевое взаимопроникновение – особая прелесть джаза 1930-50-х.

Любимая исполнительница той эпохи автора этих строк – Мэри Лу Уильямс (Mary Lou Williams). Одна из величайших джазовых личностей, композитор, исполнительница, и (чуть поменьше по архиву) вокалистка. Многие историки джаза считают, что на фортепианную джазовую культуру именно Мари Лу оказала наибольшее (определяющее) влияние, и многие называют её «Первой Леди Джазовых Клавишных» (First Lady Of The Jazz Keyboard).

За свою достаточно длительную карьеру она сочинила несколько сотен композиций (упоминают часто «…более 350-ти», включая оригинальные авторские аранжировки), и выпустила более сотни пластинок (если отсчитывать от первых шеллаковых 78-ми-оборотных, на две композиции каждая).

2.

Буквально несколько биографических строчек (с опорой на её биографию 2000 года, обложка перед вами).

Родилась Mary Elfrieda Scruggs в 1910-м году в Питтсбурге, шт.Пенсильвания. (фамилия Уильямс – по мужу).

Ребёнок-вундеркинд, она сама выучилась играть на пианино и уже в шестилетнем возрасте вносила свою долю в семейный бюджет, подрабатывая игрой на вечеринках и танцах (а в семье, кстати, было аж 11 детей).

В 7-8 лет Мэри - уже гордость и достопримечательность Питтсбурга.

В 12 лет стала профессиональной пианисткой.

В 13 – играла в одном из первых составов оркестра Дюка Эллингтона, в 15 лет её увидел/услышал (и пришёл в восторг) Луи Армстронг.

Вообще её карьера – это почти полная география американского джаза (Нью-Йорк, Канзас-Сити, Чикаго, Мемфис, etc.), плюс почти полный био-справочник «кто есть кто в джазе» за период до 1980-го года включительно. Она сочиняла, аранжировала для - и выступала вместе с чуть ли не всеми знаменитыми джазменами; в начале карьеры – с приверженцами традиционного джаза и свинга,  а в 1950-х – стала своей среди би-боперов и других авангардистов джаза (Гиллеспи, Монк, Дэвис). Ну и сюда же, в биографию – считаем краткий путеводитель по большинству американских и частично европейских студий, которые записывали и выпускали джаз: Мари Лу за свою карьеру сотрудничала с Brunswick, Savoy, Decca, Columbia, King, Victor, Atlantic, Blue Star, Vogue… список далеко не исчерпывающий.

Пару лет в 1950-х она отыграла в Европе, вернувшись в США – на время вроде ушла из музыки, ударилась в религию, но потом – вернулась и расширила свою композиторскую «книгу» теперь уже «религиозным» джазом (опять таки – ну что за термин? пища для любителей строгих классификаций. Где там чисто джаз? Где там чисто госпел? По какой нотной строке границу проводить?).

Подтверждений гипер-статуса Мэри Лу Уильямс – множество. Она, например, принимала участие в супер-концерте «Джазовая вечеринка в Белом Доме» (White House Jass Party) при Джимми Картере.

Умерла в 1981-м году, онкология; похоронена в родном Питтсбурге.

3.

При изучении дискографии Мэри Лу Уильямс – взгляд любителя блюза сразу (естественно) «цепляется» за название “London Sessions" (множество переизданий, включая CD, а оригинальные записи были нарезаны в 1954-м году).

Ах, какое родное блюзовое название (!), но увы – блюза там нет. Хотя послушать альбом я очень советую; и уверен, что несколько композиций с него вы оставите в своём архиве; как минимум две: “Titoros" и “Kool Bongo".

С этим же резонами (очень интересно, плюс две-три композиции в личный архив the best гарантировано) рекомендую альбом “A Grand Night For Swinging"; компиляция записей Мэри Лу с контрабасистом Ронни Бойкинсом и ударником Роем Хайнсом (Ronnie Boykins, Roy Haynes) зимой 1976-го года. Замечательные треки “Bag's Blues", St.Louis Blues" и “Caravan".

В развитие темы «…что такое религиозный джаз?» - очень оригинальный альбом “Mary Lou's Mass" («Месса от Мэри Лу», релиз 1975-го года с последующими перепечатками). В-основном узнаваемый госпел, с некоторыми примерами весьма нестандартных аранжировок.

4.

И как минимум один альбом Мэри Лу Уильямс, мне кажется, заслуживает место даже в строго-блюз коллекциях. Это бутлег “Lady Piano", подборка из её записей в Нью-Йорке 8-го и 10-го марта 1955-го года. Конечно, дело сугубо-лично-вкусовое, но я в этом альбоме слышу всё, что люблю в фортепианном блюзе: и внятные отголоски рэгтайма-хонки-тонка (“Fandangle"), и лирические меланхоличные мягкие наигрыши (“Mama, Pin A Rose On Me", “I Love Him"), и потрясающие буги (“Roll 'Em"; эту тему, кстати, Мари Лу аранжировала специально по заказу Бенни Гудмена; её личный вклад в буги-манию конца 30-х-40-х годов), и просто фантастический “Jericho" (я, конечно, не поручусь, что это – соул, но каждую секунду мне кажется, что вот-вот с вокальной партией вступит сам Рэй Чарльз), и завершающий трек “Easy Blues" (вторая половина композиции – энергичный аргумент против тех, кто пытается делить фортепианный блюз на мужской и женский)…

Ну а уж если какой-нибудь любитель буги-вуги возьмёт себе за (приятный) труд прослушать её семи-дисковую коллекцию “Chronological Classics. 1927-1954" (пожалуй, за исключением седьмого диска, там голимый джаз на ценителя), то легко соберёт себе сборничек «Буги-вуги Мэри Лу Уильямс» (“Mary's Boogie"; “Little Joe From Chicago" в сольной и оркестровой версиях; очередная буги-шутка, которых вообще в истории жанра не перечесть - “Waltz Boogie"; “Boogie Mysterioso", записанный, кстати, чисто женской группой “Mary Lou Williams' Girl Stars" c вибрафоном в инструментовке! “Hesitation Boogie" – тоже женское трио во главе с Мэри Лу) и подборку просто приятных, запоминающихся треков (“Night Life", “Overhand", “Rumba Bebop", удивительные “Lonely Moments", “Blue Skies", “All Dog's Chillun Got Rhythm"; прерываюсь, потому что перечисление легко займет еще страницу текста).

Увы, в очередной раз остаётся сожалеть о качестве архивных записей и всё-таки-не-бесконечных возможностях ремастеринга.

14.8.16   Андрей Струков для BN

Кредо музыканта - экспериментировать и двигаться вперед в рамках современного блюза. Редкий по оригинальности симбиоз чёрных жанров на основе блюза

«Party Of One» - торжество метода Торогуда в иных условиях: в «тихом» сольнике сохранились его необычайная энергия, власть рок-«грува» и вокал, оживляющий наследие Л. Хопкинса, Хукера, Сан Хауса. Он полностью состоит из классики американской народной музыки

Первая акустическая работа. Песни собственного сочинения под гитару и гармошку с добавлением перкуссии и “атмосферных” эффектов. Песни грустные, неспешные, созерцательные

Потрясающий концертный альбом мастера в его лучшей форме

Green and Blues максимально точно отражает содержание диска. Здесь не только песни и композиции Питера Грина (хотя их большинство), но и другой блюз. Блюз других великих исполнителей, но всё равно всё вращается вокруг британского блюза второй половины 60-х, Fleetwood Mac и John Mayall’s Bluesbreakers

Подписка на новости
Работает без перезагрузки страницы