Jimmy & Estelle Yancey

Jimmy & Estelle Yancey

Boogie woogie – мощная ветвь на общем блюзовом древе, хотя многие музыкальные историки относят буги-вуги всё-таки к джазу, а некоторые держат вообще за отдельный суб/жанр. Как всякий музыкальное направление с долгой историей - сегодня можем смело считать «почти 100 лет» от первых записей и упоминаний – у буги-вуги свои легендарные персонажи. Среди них интересный семейный и творческий союз Джимми Янси и его жены Эстеллы, более известной под почётным псевдонимом «Мама» (Jimmy Yansey, Estelle ‘Mama’ Yancey). Текст Андрея Струкова.

1.

Биографию Джимми Янси, в разной степени подробную, излагает каждый, кто пишет про буги-вуги. Эти изложения существенно разнятся в оценке личного вклада Янси в создание буги-вуги, как стиля. Разные авторы, кроме того, приводят разные детали и даты. Это легко объяснимо - до первого появления Янси в студии, до мая 1939-го года, его жизнь задокументирована слабо.

 

 

2.

Джимми Янси родился в Чикаго в 1894-м или 1898-м году, по разным источникам. Скорее все-таки вторая дата, потому что известен его старший брат, Алонсо, и датой рождения Алонсо указывают как раз 1894-й год.

Отец семейства играл на гитаре, танцевал и пел в различных водевиль-шоу. Оба брата, Джимми и Алонсо, ещё детьми оказались «пристроенными» возле папы - в каждой труппе, в которой тот на конкретный момент выступал. Джимми пел, бил чечётку, к 15-ти годам уже исколесил все Штаты. К 20-ти – гастролировал с водевиль-труппой в Европе и даже, что обязательно отмечает каждый его биограф, в составе этой труппы выступил в 1913 в Англии перед тогдашним королём Георгом V и всем его семейством.

Удивительно, но на пианино Джимми начал учиться играть сравнительно поздно, в 15 лет, по возращении с очередных гастролей. Старший брат, Алонсо, стал его первым учителем.

Считается, что примерно к 20-ти годам Джимми стал очень приличным пианистом, хотя в то время он не стремился к музыкальной карьере. Во всяком случае, сколько-нибудь профессиональным музыкантом он стал намного позже.

Также полу-профессионально он играл в бейсбол, и в 1910-х годах был постоянным членом команды All-Americans, которая выступала в негритянской бейсбольной лиге. С бейсболом он остался связанным на всю жизнь, так же тесно, как и с музыкой. С 1925-го года Джимми постоянно работал в прославленном чикагском бейсбольном клубе White Sox – увы, не игроком, а чем-то типа садовника (groundskeeper – сотрудник, который поддерживает в надлежащем состоянии поле для игры), и проработал на этой должности до самой смерти.

3.

Джимми Янси женился на Эстелле Харрис, то ли в 1919-м году, то ли в 1925-м. Эстелла родилась в городе Каир, шт. Иллинойс, но выросла в Чикаго. В полном соответствии с классической блюзовой традицией пела в церковном хоре, выучилась играть на гитаре, пробовала себя в местных клубах. Уже под фамилией Янси она стала постоянным сценическим партнёром Джимми.

Джимми Янси сольно и в дуэте с Эстеллой выступал в чикагских кабачках негритянского района SouthSide и на многочисленных домашних вечеринках. Кроме того, аналогичные квартирники супруги Янси устраивали у себя дома.

Какую именно музыку, в каком именно стиле играл в те годы Янси, точно неизвестно. Скорее всего, это была обычная смесь из тогдашних популярных блюзов, традиционных негритянских танцевальных мелодий и хитов всеамериканской эстрады (ну а что ещё играли на всех домашних негритянских вечерниках?).

Так или иначе, в те годы сформировался его стиль, и появились первые его сочинения, чуть позже ставшие классикой буги-вуги.

4.

Историю буги-вуги каждый журналист пересказывает по-своему.  

Есть радикалы, которые всю предысторию жанра сводят к конкретному месту (г.Хьюстон, штат Техас) и двум конкретным личностям – братьям Томасам (George Thomas, Hersal Thomas, прямые родственники известной блюзовой певицы Сиппи Уоллэйс). Якобы эти двое изобрели буги-вуги, привезли его сначала в Новый Орлеан, потом – в Чикаго. Вначале через личное общение, позже – записями буги-вуги распространился по всем Штатам и достиг высокой степени популярности и даже мании к концу 30-х.

Автор этих строк придерживается несколько иной версии рождения и эволюции стиля.

Хронологически рождение буги-вуги справедливо будет отнести примерно к 1910-м годам (именно рождение, формирование стандарта, не путать с первыми записями, тем более национальными хитами).

Достаточно аргументированной является ссылка на влияние рэгтайма, как модели для подражания. В те годы рэгтайм - самый популярный фортепианный формат, и, что для буги-вуги тоже предельно характерно, – самый ритмичный, самый агрессивный.

Местом рождения стиля мы можем считать совокупно все бесчисленные забегаловки для «цветных» в Техасе, по всему Югу, восточному побережью США и Среднему Западу. Именно в этих заведениях как постоянный инструмент воцарились ПИАНИНО. Именно в этих заведениях был стабильный спрос на ритмичную зажигательную музыку, которая так напоминала городским неграм их ещё недавние сельские танцульки. Кроме зажигательности от музыки требовалась предельная возможная громкость. Пианист должен перекрыть привычный окружающий «шумовой фон»: отзвуки улицы, звон посуды, хмельные разговоры, да и просто шарканье-притопы многочисленных танцоров.

Подавляющее большинство пианистов не имели никакого музыкального образования, все мелодии и темы брали «на слух», и пытались их сыграть так, как позволяли их (очень скромные) технические навыки.

Постепенно создали свой простой и эффективный способ играть без пения. В набор его достоинств входили: зажигательность, громкость, моментально заводящий рисунок левой руки. При колоссальной изобретательности!  

Краткий исторический экскурс хочу закончить цитатой.

М.Стернс, известный историк джаза, директор Института Джазовых Исследований (Нью-Йорк), написал: «Когда вы слышите джаз, его легко узнать, но трудно описать словами. Аналогично буги-вуги. Рассказать про него простыми словами сложно. Придётся оперировать умными терминами типа «остинантные повторения», «полиритмические схемы» и т.п. Однако вы гарантированно узнаете буги-вуги в любом исполнении и в любой аранжировке».

5.

Вернёмся к Джимми Янси.

Интересная черта его характера, определившая его судьбу, частично историографию буги-вуги, – предельная скромность, стремление к уединению. Прибавьте сюда и непрактичность. Уже в 1920-е годы, будучи искусным и известным (в узких кругах) музыкантом, уже наблюдая вокруг (в Чикаго особенно) зарождение и воистину массовое распространение граммофонных записей, уже став свидетелем первых блюзовых и джазовых хитов – Джимми ничего не предпринимал. Ничего, чтобы попасть «в обойму» модных.

Кажется, именно отсутствие Джимми Янси в списках первых записавшихся на пластинки,  отсутствие Янси в перечне вообще записывавшихся музыкантов в 1920-е годы и почти за все 1930-е – повод для скептиков сомневаться в его роли одного из пионеров б-вуги.

6.

Итак, широким шагом по 1920-м годам:

В общем потоке грамзаписей за это десятилетие есть несколько композиций, которые можно классифицировать как настоящие буги-вуги.

Что это за пластинки?

Ну, например, это одна из дебютных записей уже упомянутого Джорджа Томаса “The Fives”, нарезанная в 1923-м году. Этот трек – исключительно изобретательная вариация на тему рэгтайма, очень джазовая. Типичных буги-вуги-ходов в ней нет. К теме приоритета, и справедливости ради нужно упомянуть, что Хёрсэла Томаса, брата Джорджа и весьма вероятного соавтора “The Fives”. В статьях по истории буги-вуги его часто именуют «Королём Чикагских Домашних Буги-Вечеринок», King of House Rent Boogie Parties.

В 1924-м году Jimmy Blythe записал свою “Chicago Stomp”. Буги-вуги-формат в ней прослушивается намного чётче, чем у Томаса.

И, конечно, “Pinetop’s Boogie Woogie” в исполнении Пайнтопа Смита. Это первый буги-вуги супер-хит, начало буги-вуги-моды, из которой позднее вырастет настоящая национальная буги-вуги-мания.

Чуть ранее записан (в 1927-м году), но позже вышел на пластинке (в 1930-м) “Honky Tonk Train Blues” Мида ‘Люкс’ Льюиса (Meade Lux Lewis), тоже, конечно, считается буги-вуги, но с такой импровизационной насыщенностью, что легче классифицировать трек как джаз. Куда-нибудь в один ряд с Артом Тейтумом, например.

Таким образом, чисто формально отслеживая стартовые буги-вуги релизы, сам тезис о первичности творчества Янси, о его личном вкладе в рождение буги-вуги может быть пусть не оспорен, но подвергнут сомнению, дискуссии.

Дальше буги-вуги мода развивалась как бы без Янси.

Уже выросла целая плеяда пианистов, играющих в этом стиле. Появилась Большая Тройка буги-вуги - упомянутый выше Льюис, Пит Джонсон и Альберт Эммонс (Pete Johnson, Albert Ammons). Они сыграли в легендарном первом концерте “From Spirituals To Swing” Джона Хэммонда-старшего.

Термин «буги-вуги» вошёл в повседневный оборот, стал «размываться» по смыслу. «Белые» эстрадные оркестры анонсировали множество композиций с «буги» в названии - к месту и не к месту, – а Янси всё вроде-бы-нет!

7.

Тем временем Джимми продолжал играть на скромненьких вечеринках.

Однако. Новые чикагские и заезжие пианисты буквально напрашивались к Янси в гости! Они старались не пропускать его выступления. И Пайнтоп Смит, и Альберт Эммонс, и Мид ‘Люкс’ Льюис никогда не скрывали, что фактически «брали уроки» у Янси. Льюис вообще переключился на пианино, когда услышал игру Джимми Янси - он на скрипке начинал играть. Уже став звёздами, коллеги не забывали при каждом удобном случае упомянуть про Янси. От них, от молодых буги-вуги-менов, и именно в те годы, что важно, пошло в обиход прозвище Янси «Папа Буги-Вуги».

«Если Джимми где играл, весь дом на ушах стоял! Я тебе отвечаю, брат», - цитата из Льюиса.

И – не только упоминания, не только эпитеты. Возникло выражение «Yancey bass» - фигуры левой рукой в басовом ключе.

В 1936-м году Мид ‘Люкс’ Льюис нарезал “Yancey Special”, а потом эта же композиция появилась в репертуаре «белого» оркестра Боба Кросби (Bob Crosby). Имя Янси уже вошло в «музыкальный оборот», пусть названием композиции, а он всё ещё поигрывал дома и в маленьких клубах…

Лучше позже, чем никогда: поклонники и коллеги моложе всё-таки уговорили сорокадвухлетнего Янси на первую запись, и они же смогли поддержать его карьеру, оборвавшуюся на самом старте.

8.

Филофоническая история Янси – дополнительная причина усомниться в архи-почётном статусе музыканта.

Одна сессия в мае 1939-го года, одна пластиночка на выходе и 14 записей ушли в посмертный архив.

Потом три сессии за почти год (с октября 1939-го по сентябрь 1940-го, шесть пластинок (не виниловых альбомов! а тогдашних шеллаковых, 78-оборотных, на 2 композиции каждая), и – перерыв на 3 года.

Потом ещё пара сессий, восемнадцать композиций, несколько релизов, снова перерыв, теперь уже на 7 лет, шесть треков нарезаны в 1950-м году, через год ещё одна запись на Atlantic, четырнадцать треков, и всё!

Лишнее наглядное подтверждение, что любой супер-талант без личной пробивной силы, без должного промоушена может остаться «на обочине» музыкальной истории…

9.

Первый контракт на запись, к которому, напомню, Янси не сильно и стремился, он получил на скромной нью-орлеанской студии Solo Art. Студия специализировалась на джазе. Некоторое время на ней записывался сам Джелли Ролл Мортон.

Не могу не привести сомнительный пассаж от серьёзного исследователя Конрада Новаковского (Konrad Nowakowski). Он пишет, что к моменту приглашения в студию  Джимми так долго не играл на пианино, что некоторое время «…вынужден был попрактиковаться, чтобы соответствовать…» студийным стандартам. Любой, послушав эти записи Джимми, удивится совершенству, разнообразию музицирования Янси. Джимми играет всё! Предельно-темповые буги-вуги (“Yancey Limited”), или, наоборот - размеренные, как будто учебные пособия (“Rolling the Stone”); безупречные стилизации под рэгтайм (“Janie’s Boys”); безукоризненные эстрадные блюзы (“Bid Beartrain”); и какие-то совершенно фантастические внежанровые «упражнения» типа “Lucile’s Lament”. Множество чисто технических сюрпризов, например вольное обращение с темпами или изящные «отскоки» в басы (“Lean Bacon”).

Увы, на старте против Джимми сыграли экономические факторы. В 1939 Solo балансировала на грани разорения. Сразу после выпуска пластинки Янси, увы, эту грань пересекла.

Дебютная пластинка Янси “Jimmy’s Stuff/The Fives” прошла почти незамеченной. 14 других композиций, записанных в мае 1939, остались в архиве студии, и были многократно переизданы уже после смерти пианиста.

С финансовым крахом Solo Art карьера Янси прервалась. Он продолжил спокойную размеренную жизнь младшего сотрудника бейсбольного клуба, организатор домашних концертов, гуру для начинающих музыкантов.

Но тут – о, чудо! - сама шоу-индустрия пришла к нему.

10.

Комплименты в адрес Янси со стороны звёзд буги-вуги, растущая словно снежный ком с горы популярность самого, поиски новых и новых контрагентов – и вот осенью 1939-го года Джимми получил приглашение от Vocalion. Это было уже очень солидно. Vocalion в те годы являлась официальной «дочкой» Columbia Records, здесь записывались Билли Холлидэй, Виктория Спиви, Лирой Карр и куча прочих звёзд. Хит  «Pinetop’s Boogie Woogie» тоже вышла под лейблом Vocalion.

Одновременно с Vocalion на Джимми обратили внимание господа из Victor и Bluebird. Так и получилось, что за 1939-й и 1940-й года Янси записался для каждой из упомянутых студий.

В истории записей за эти два года есть несколько любопытных деталей.

Например, первые два трека в 1940-м году Янси записал как вроде бы аккомпаниатор для некоего Фейбера Смита (Faber Smith). Историки жанра разделились во мнениях - некоторые считают, что пел сам Янси; это, в-общем, сомнительно, голос откровенно грубее, чем у Джимми. Ситуация осталась спорной. Совсем глубокие музыковеды таки раскопали, что жил-был такой певец Faber Smith.

Ещё любопытный момент. Одна сессия в сентябре 1940 состоялась у Янси дома, в наиболее комфортной для него обстановке. Я бы написал что-то вроде «чувствуется особая домашняя раскрепощённость» и т.п. Однако игра Янси настолько совершенна, что ему, очевидно, всё равно, где играть – дома или в студии.

Увы, история сотрудничества Янси с Vocalion, Victor и Bluebird своевременно не отразилась в большом количестве релизов. Всего шесть пластиночек вышли в то время. Все прочие треки с тех сессий состоялись уже посмертными переизданиями с 1960-х.

Рецензенты, отмечая высокое мастерство его игры, тем не менее – критиковали его вокал. Ну, тут уж вполне справедливо - голос у Янси действительно посредственный.

11.

В тот год Янси даже удостоился некоторого внимания масс-медиа и критики. Его пригласили на радио, представил его в эфире питчер местной бейсбольной команды. Янси сыграл пару композиций и в свободной беседе сказал, что «…я придумал буги-вуги» (дословно было «Я изобрел игру на пианино в стиле буги» - “I invented boogie piano”). Чикагский журнал “Down Beat”, специализировавшийся на джазе и блюзе, в ближайшем же номере от октября 1940 посвятил целую статью этой теме. Автор Ed Flynn постарался спорить Янси «с аргументами в руках». Флинн высказался примерно так: «…музыканты и коллекционеры со смехом опровергают претензии Янси на это якобы изобретение. Буги-вуги, как и джаз вообще, сформировался в ходе постепенной эволюции негритянской музыки, ещё со времён рабства и Гражданской войны…когда сам Янси ещё и не родился».

Высочайший авторитет в мире блюза, Paul Oliver, хоть и не отзывался про Янси уничижительно, но его творчество описывал как вторичное, сформировавшееся под сильным влиянием других пианистов (Doug Suggs, Little David Alexander)…

 

 

12.

После краха Solo Янси снова сам по себе.

Никакого контракта у него не было, он нигде не записывался. Днём – прислуга в родном уже Chicago White Sox, вечерами и ночами – пианист по клубам и в домашнем «салоне».

Джимми – размеренный, не стремящийся к переменам домосед. «Мама» Янси со смехом рассказывала, что про одну из улиц в нескольких кварталах от дома Джимми говорил: «Это сильно далеко на юг».

Выглядит чудом, что в 1943-м году Джимми Янси снова подписал контракт с очень скромной чикагской студией Special. Благодаря ему в истории блюза появилось три шедевра, записанных в декабре 1943-го года. Во-первых, “White Sox Stomp”, 4-х-минутный абсолютный буги-вуги-экстаз. И две записи с «Мамой» Янси - «Make Me A Pallet On The Floor” и “How Long Blues”. Так получилось, что это дебютные записи семейного дуэта, у которого к тому времени уже больше 15 лет совместных выступлений. В двух этих треках Джимми играет на церковном духовом органе harmonium. Запись не очень хороша технически, но впечатление производит сильное: «густой» звук инструмента, высокий вокал «Мамы». Срабатывает эффект неожиданности при прослушивании: подряд после трёх дюжин буги-вуги такой глубоко-традиционный по теме, но внезапный по саунду блюз.

Ещё один существенный вклад Special в общую блюзовую аудио-копилку, в общую блюз-историю – они записали Алонсо Янси, старшего брата. Всего три трека, Алонсо играет на пианино. Строго говоря, ничего фантастического в этих композициях нет - типичный рэгтайм. Но важен сам факт, что игра старшего брата Янси тоже осталась именно в аудио-формате. Алонсо, кстати, умер через несколько месяцев после этой сессии.

Воспоминания участников и свидетелей событий ветвятся на самые причудливые и неожиданные истории. Например, «Чемпион» Джек Дюпрэ некоторое время жил в доме мамы братьев Янси. Дюпри искал работу в Чикаго и коллеги «приютили» его. Так вот Дюпрэ считал, что “Yancey Special” сочинил не Джимми, а всё-таки Алонсо. Кстати, Дюпрэ вспоминает, что в доме у матушки братьев Янси было пианино, и они часто втроем на нём играли.

13.

Опять в студийной карьере Янси большой перерыв.

Записей нет, но несколько интересных событий произошло.

В ноябре 1946-го года в знаменитом Иллинойском Технологическом Институте (Чикаго) читали лекцию на тему «Отражение истории страны в джазе». Профессор S.L.Hayakawa уделил именно джазу существенное внимание, пересказав студентам классическую версию эволюции стиля – от полевых холлеров, через рабочие песни к первым блюзам и далее – в изощрённый инструментальный джаз. Так вот Джимми Янси был помощником лектора и своей игрой иллюстрировал всё, о чем Hayakawa рассказывал. В частности, как пример простого корневого блюза он сыграл “How Long Blues”. Так сказать, «на бис» лекции он исполнил “Yancey Special”.  Пьесу студенты прекрасно знали по оркестровой версии Боба Кросби.

14.

Закончились 1940-е.

Главная негритянская музыкальная мода – ритм-энд-блюз. Уже Луи Джордан выдал невероятную 10-летнюю серию хитов. Уже вышли в звездный статус и Вайнонни Харрис и «Большой» Джо Тёрнер.

А ряды буги-вуги-менов, наоборот, поредели: умер один из Большой Тройки – Альберт Эммонс.

И вот, почти строго 7 лет спустя после записей на Special, в декабре 1950-го года Янси получил короткий контракт на Paramount.

Он уже не очень хорошо себя чувствовал - стремительно прогрессировал диабет. Но записанный материал – привычно высокого качества. И опять всё «легло на полку». Через несколько лет Paramount выпустят пластинку, в ряду уже посмертных релизов.

Среди шести Paramount’овских треков три неожиданных – “Everlasting Blues”, “Keep A Knockin’” и “Jimmy’s Goodnight Blues”, очень спокойные, размеренные, неторопливые. Видимо, именно такие композиции имел в виду один из доброжелательно настроенных рецензентов, когда назвал манеру Янси «деликатной».

15.

Супругам Янси представился ещё один шанс, возможно, самый большой за всю их карьеру. Их пригласили работать на Atlantic Records.

Студии всего 2 года, ещё несколько лет до статуса «кузницы хитов». Но братья Эртеган у руля, и с ними уже Стик МакГи (Stick McGhee), чей вариант “Drinking Wine Spo-Dee-O-Dee” уже полгода в ритм-энд-блюз чартах (с итоговым результатом продаж 400 тысяч копий), и уже Рут Браун на контракте Atlantic. Словом, студия на взлёте.

Продюссировать запись Джимми и Эстеллы решил сам Ахмет Эртеган. Подразумевался всё тот же минималистский формат (пианино и вокал), чуть усиленный контрабасом Израэля Кросби.

18 июля 1951-го года, явившись в студию, Джимми был уже очень не здоров. И вроде бы Эртеган пригласил в студию запасного пианиста, на всякий случай, если Джимми не вытянет целую сессию. Но Джимми и Эстелла записали в один присест 14 треков. Материал получился прекрасный. И привычные темповые филигранные номера (“Yansey Buggle Call”), и по-новому зазвучавшая в дуэте с контрабасом “Yancey Special” и прочувствованные неторопливые треки “35th and Dearborn”, “Salute for Pinetop”.

Увы, это была последняя запись Джимми Янси. Он умер два месяца спустя, 17 сентября 1951-го года. Диабет его добил.

Atlantic выпустила синглы Янси и совместный с «Мамой» альбом, но Джимми их уже не застал.

16.

Эстелла «Мама» Янси прожила ещё долгую жизнь и её карьера была, в некотором смысле, даже успешнее, чем у Джимми.

Она записывалась с пианистами Доном Юэлом (Don Ewell, бывший солист оркестра Джека Тигардена), Артуром Ходжесом (Arthur Hodes, пианист и бэнд-лидер; интересно, что его родители эмигрировали в США из России, ещё до революции). Записи вышли отдельными альбомами. С Артом Ходжесом Эстелла она даже выступила на телешоу в 1969-м году.

Вообще с первой волной блюз-возрождения в 1960-е года Эстелла получила свою долю признания. Выступила на блюзовых и фолк-фестивалях, много работала по клубам не только в Чикаго, но и в Сан-Франциско, например.

И в 70, и в 80, и 85 лет её голос оставался очень сильным, возраст почти совершенно не отразился на её вокальных данных. Его не подпортило даже маниакальное курение. Есть видео «Мамы» беседы с журналистом в компании с Little Brother Montgomery. Изувеченные артритом руки, но очень уверенная беседа и сильное пение, с «перекурами».

17.

Среди лучших работ Эстеллы «Мамы» Янси многие называют записи с Акселем Цвингенбергером. Этот немецкий буги-вуги-мастер (Axel Zwingenberger) сделал для популяризации блюза и буги огромную работу. С помощью друзей он записался, а потом «пробил» совместные проекты-альбомы с «Большим» Джо Тёрнером, Сиппи Уоллэйс, Джеком Дюпри, Джеем МакШенном и ещё многими другими. Для некоторых из престарелых негров-музыкантов эти совместные проекты стали либо завершающими в карьере, либо помогли «напомнить» о себе широкой блюз-аудитории.

Нечто похожее и касательно его сотрудничества с «Мамой» Янси. В октябре 1982-го года и августе 1983-го на собственные деньги Аксель организовал две сессии с «Мамой» (в первую сессию «…она спела шесть песен на одном дыхании, с первой попытки…невозможно было поверить, что этот голос - 86-летней почтенной леди»). Альбом вышел не сразу, а лишь в 1986. На мой личный вкус эти записи – пример абсолютного исполнительского совершенства, равно как и гармонии между солистом и аккомпаниатором.

18.

Эстелла «Мама» Янси умерла в апреле 1986-го года, на девяносто первом году жизни.

Очередной случай, когда легко рекомендовать аудио-материал, в том числе и потому, что его мало.

Почти весь аудио-архив Джимми Янси вошёл в 3-х дисковый бокс Document Records (снабжённый очень субъективными комментариями Конрада Новаковского, я частично их упоминал). Плюс совместный их с «Мамой» альбом на Atlantic, рекомендую в CD-переиздании “Jimmy & Mama Yancey. Chicago Piano. Vol.1”.

А для понимания блеска «Мамы» Янси – её альбом с Цвингенбергером “The Blues of Mama Yancey”.

24.5.16  Андрей Струков для BN

Возможно, если просто воспринимать диск как развлекательную музыку, всё покажется ОК. Однако в нашей стране к бритроку у публики особое, пристрастное отношение – музыка известна тут массе людей до ноты, до нюанса, до малейшего вздоха вокалиста. Интерпретировать её – большой риск попасть под огонь брюзжания и неприятия  фанатов великой троицы

В случае с проектом “Blues And Boogie» можно сказать: классику чёрного блюза интерпретирует классик американского рока. Звучит диск поразительно свежо и энергично

В “Shine Bright” вы найдёте блюз, буги, баллады, зайдеко и ещё много мелодических «солнечных зайчиков» прочей американы . Держите пластинку при себе на случай, если вам потребуется подзарядиться позитивом

На памяти авторов BN столь парадоксальное присутствие наблюдается впервые за многие годы. Поистине загадочное явление: изданная на 4 cd во Франции в 2010 (по лицензии) коллекция находится среди бестселлеров США!

Green and Blues максимально точно отражает содержание диска. Здесь не только песни и композиции Питера Грина (хотя их большинство), но и другой блюз. Блюз других великих исполнителей, но всё равно всё вращается вокруг британского блюза второй половины 60-х, Fleetwood Mac и John Mayall’s Bluesbreakers

Подписка на новости
Работает без перезагрузки страницы