Big Walter Horton

Big Walter Horton

Big Walter Horton. В блюзе есть несколько персонажей, вспоминая которых рецензенты и биографы отмечают, что «его (её) творчество стало своеобразным передаточным звеном от блюза довоенного к блюзу послевоенному». Биография Уолтера Хортона, ещё его называют Walter "Shakey" Horton, как раз из этой серии. Он начинал играть задолго до Второй Мировой Войны, а последний альбом записал в 1980, играя электроблюз. Текст Андрея Струкова.

1.

Walter Horton родился в 1921-м году в городке Horn Lake, шт.Миссиссиппи. Чуть позже с семьей (с матерью) переехал в Мемфис.

Некоторые биографы указывают годом рождения – 1917-й, прибавляя Хортону 4 года и тем самым подводя мощную базу под одну из главных «легендарных» (апокрифических) страниц в его и без того весьма интересной биографии.

Суть этой легенды в следующем: совсем юным Уолтер якобы играл в составе прославленных Memphis Jug Band и даже записывался с ними в конце 1920-х годов.

Достоверно известно, что эта группа начала записываться (для Victor) с 1927. Сохранились некоторые протоколы записей от того года, в которых указан харпер Shakey Horton, т.е. имеем вроде бы полное совпадение прозвища и фамилии с Уолтером Хортоном. Но (!) принимая годом рождения Уолтера хоть 1921-й, хоть 1917-й – всё равно очень сомнительно, чтобы уже весьма известные (на тот момент) Memphis Jug Band не нашли бы себе харпера посолиднее, каким бы виртуозом мы не считали юного Уолтера.

Тем не менее – апокриф живет и умеренно тиражируется.

2.

В чём мы можем не сомневаться – что Хортон научился играть очень рано. Первые профессиональные навыки развивал и закреплял именно в Мемфисе, при этом ведя обычную жизнь юного музыканта: уличные концерты, подыгрыши на негритянских танцах и пикниках; путешествия лично и с компанией приятелей-музыкантов по окрестностям Мемфиса и даже в соседние штаты; эпизодическая «нормальная» (т.е. не музыкальная) работа.

Бесспорным фактом (и уже не вызывающим сомнения «в связи с возрастом главного героя») считается запись Хортона в аккомпанементе гитаристу «Коротышке» Бадди Дойлу (Little Buddy Doyle) для OKeh и Vocalion в июле 1939.

Дойл – типичный персонаж обширнейшей блюзовой истории, довоенная часть которой восстановлена по рассказам выживших (к 1960-м годам) участников. Фото «Коротышки» не сохранились. David ‘Honeyboy’ Edwards вспоминал, что Дойл был «…хронический алкоголик, всё время или сильно пьяный, или просто крепко выпивший». «Зубов у него сохранилось всего два или три…, и что-то не так у него было с ногами, они были очень короткими..» (скорее всего – типичный детский рахит), «…он когда на стуле сидел – ноги до пола не доставали…». Но, видимо, гитарист был изрядный, недаром записал и выпустил несколько пластинок в те годы, когда это удавалось поистине единицам из блюзменов.

Интересно, что специалисты считают те «аккомпанирующие» записи Хортона  неинтересными. ; По их мнению, в этих аккомпанементах ещё не чувствуется личный стиль и то высокое искусство, которое Хортон продемонстрировал на первых сольных записях 12 лет спустя.

Сам Хортон утверждал, что в конце 1930-х и начале 1940-х годов он уже играл на гармонике «с усилителем». Если это правда, Хортон является первым или, учитывая широчайшую географию блюза, одним из первых блюзменов, которые «электрифицировали» гармонику.

Много разговоров было и вокруг темы «кто кого учил играть». Сам Уолтер настаивал на том, что давал уроки гармоники и «Малышу» Уолтеру (Little Walter), и даже Сонни Бою Уильямсону II-му (который Райс Миллер). Про «Малыша» Уолтера – можно принять на веру, тем более, что это подтверждал их общий знакомый Johnny Shines, сам известный блюзовый гитарист. А вот про Уильямсона II-го – сильно сомнительно, особенно учитывая разницу в возрасте: Райс Миллер на 10 лет постарше Уолтера.

3.

1940-е годы в биографии Хортона – это «пропавшие» для музыки почти десять лет. Музыкальных заработков Уолтеру банально не хватало на жизнь. Он забросил музыку и вёл типичную жизнь низкоквалифицированного негра-работяги: подсобный рабочий где придётся, разносчик, продавец льда. Это уже не только в Мемфисе, но в разных городах, включая Чикаго.

4.

Примерно в 1948 он снова «в блюзе». Вспоминают, что в этот год он играл в компании с Би Би Кингом.

Ну а потом – счастливый период, новые важные знакомства, первые контракты, личные записи и дебютные релизы.

В Мемфисе тех лет было много мест постоянных музыкальных тусовок, в том числе – Handy Park. Именно там Хортона увидел и услышал Сэм Филлипс, в недалёком будущем  один из реальных создателей рок-н-ролла.

В самом начале 1950-х годов Филлипс ещё увлечён блюзом, он говорил: «Блюз – стоящая вещь. В нём настоящая жизнь, без прикрас, как она есть». До встречи с Хортоном Филлипс успел записать Би Би Кинга, Джо Хилла Льюиса, Айка Тёрнера (ту самую “Rocket 88”, которую многие считают первым рок-н-роллом), Хаулин Вулфа.

И вот счастливая возможность для Хортона: Филлипс услышал его во время выступления Уолтера в Handy Park в начале 1951-го. Несколькими днями позже, говорит Хортон: «Я проходил мимо студии Филлипса, Сэм увидел меня в окно и постучал по стеклу, дескать, зайди».

В январе и феврале 1951 Филлипс записал Хортона, но тут Судьба слегка «запнулась». У Филлипса не хватало средств на релиз под собственной маркой (уже зарегистрированной “Sun Records”) и, тем более, на промоушн нового исполнителя. Поэтому Sun’овских релизов ждать ещё два года.

Зато Уолтер получил короткий контракт с Modern Records. Это уже «раскрученный» в то время лейбл братьев Bihary. Для них Уолтер записал больше десяти композиций. Вышли два сингла. Продавались плохонько, и сотрудничество Уолтер-Modern закончилось. На релизах Хортон указан под псевдонимом Mumbles (что-то типа «бормочущий», или, грубее – «гугнивый»). Псевдоним Уолтеру не понравился и больше в его карьере не встречался.

5.

3      Сэм Филлипс помнил про Хортона. И год спустя, в феврале 1952, снова записал его в компании с Джеком Келли и Джо Хиллом Луисом (Jack Kelly, Joe Hill Louis). Филлипс даже полностью приготовил релиз. Однако сингл опять так и не вышел, хотя остался в каталоге Sun Records первым каталожным номером (Sun 174. Jackie Boy and Little Walter. “Blues in My Condition/Sellin’ My Wiskey”).

Некоторые записи, нарезанные Филлипсом с участием Хортона, купили братья Чесс. На Checker весной и летом 1952 вышли пластинки Уилли Никса (Willie Nix) и Джо Хилла Луиса с аккомпанементом Хортона. Несколько композиций остались в Chess’овском архиве. Братья Чесс размышляли над контрактом с Хортоном, но тут дорогу Уолтеру перебежал его тёзка – Little Walter, чья композиция “Juke” как раз начала триумфальное движение вверх в хит-парадах.

Как аккомпаниатор – Уолтер мог вписать в свой актив ещё несколько релизов в 1953-м году – синглы Джонни Шайнса на J.O.B. и несколько синглов Мадди Уотерса на Chess.

Некоторая историческая справедливость есть в том, что первый сингл под его собственной фамилией вышел всё-таки у Сэма Филлипса, на Sun Records. Хотя и этот релиз (Jimmy & Walter “Easy/Before Long”) ещё не совсем сольный, Хортон разделил пластинку с Джимом ДеБерри (Jimmy DeBerry). Для записи этого сингла Филлипс авансировал Хортону один доллар на покупку новой гармоники и даже оплатил такси ударнику Хьюстону Стоуксу (Houston Stokes), для доставки в студию ударной установки.

25 февраля 1953 Хортон-ДеБерри-Стоукс записали три композиции, включая “Easy” – инструментал, автором которого числился Хортон (но серьёзные знатоки блюза могут расслышать «первоисточник» - хит Айвори Джо Хантера 1950-го года “I Almost Lost My Mind”). На следующий же день Филлипс отправил копии в производство, и через две недели, в марте 1953-го, сингл уже попал на прилавки.

Во время записи заглавной композиции при минимальном аккомпанементе ДеБерри и Стоукса наш герой сыграл пять вариантов, каждый следующий – с нарастающей интенсивностью. В итоговом дубле гармоника звучала почти как тенор-саксофон.

За сессию Хортон получил три доллара, ДеБерри – два, а Стоукс – почему-то пять (плюс 75 центов на такси).

Много лет спустя, когда все изданные и переизданные записи подробно анализировались знатоками – все единогласно отмечали продюсерское искусство Филлипса: трио звучит как полноценный бэнд.

Хотя, как бы не восхищались (много лет спустя) любители блюза, в тот год широкая публика “Easy” не оценила, сингл продавался плохо.

Филлипс ещё раз записал Хортона, в сентябре. Но записи остались «на полке». В апреле 1954 Хортон, посетив Sun Records в последний раз, получил 5 долларов «авторских» за свой единственный релиз на Sun (любопытно, какие детали раскапываются дотошными исследователями: например, известен полный «авторский» гонорар, полученный Хортоном от Филлипса – 59 долларов).

Заканчивая с темой «Хортон на Sun Records», хочу отметить символику названия “Easy” – «не напрягаясь», «расслабленно». Мне кажется, что «не напрягаться» (сверх некоего минимума) – таким было кредо Хортона на протяжении всей его карьеры. Музыкант огромного таланта, виртуоз, он так и провел все годы на вторых-третьих-пятых ролях, бэк-музыкантом около гигантов блюза - Уотерса, Диксона и других. Достижения Хортона значительно скромнее, чем, например, у Литтл Уолтера, Джеймса Коттона, Сони Боя Уильямсона II, которые, в отличие от Хортона, не жалели сил на селф-промоушн: создавали собственные группы, активно гастролировали, искали возможности записаться и выпустить очередной сингл или альбом.

И, кстати, единодушное мнение спецов: именно “Easy” стала первым релизом в котором уже полностью чувствуется сформировавшийся стиль Хортона (обычно упоминаемые рецензентами «мастер одной ноты» и «богатая тонировка»).

Ну и, напоследок, отзыв от Сэма Филлипса: «Когда Уолтер играл, вас будто обволакивало блюзом».

6.

В начале 50-х Хортон заметная фигура блюза Чикаго.  

С ростом авторитета и круга знакомств он уже смог выбирать из нескольких заманчивых предложений. Хортон перебрался в «Город ветров» по приглашению гитариста Эдди Тейлора, который получил ангажемент в престижном клубе Jamboree. Однако всего две недели спустя освободилась место харпера в группе у Мадди Уотерса (начал сольную карьеру «Малыш» Уолтер) – Хортон перешёл к Уотерсу. (1)

У Мадди Уотерса Хортон проработал тоже недолго, и история с его увольнением интересная. Обычно Хортон терял место из-за недисциплинированности: всегда сильно пил, почти перманентно хандрил, забывал времена, места, обязательства; очень многих подводил; и стабильно участвовал только в краткосрочных проектах (несколько сессий, или короткая серия концертов, допустим; дальше его строгости/точности не хватало). И все свои профессиональные расставания Хортон воспринимал спокойно, вспоминал без обид, понимая, что причина всё-таки в нём самом. Случай же с Уотерсом он всегда вспоминал как несправедливость. В его изложении было так: Уолтер заболел (пневмония), но нашёл и прислал к Уотерсу равного по классу харпера на замену (Генри Стронга, Henry Strong). Тем не менее, Мадди уволил его именно за ненадёжность (“unreliability”). Вердикт, с которым Уолтер так и не согласился…

7.

Естественно, что участие в какой-то конкретной группе не отменяло личную активность в выступлениях и записях. В течение 50-х Хортон играл с рядом значимым музыкантам города - Тампе Ред, Ёрл Хайнс, Джонни Шайнс, Джимми Роджерс, Санниленд Слим, Отис Раш.

Кстати, один из рецензентов, рассуждая о тех первых записях Раша, отметил: «Гармоника Хортона звучит как второй саксофон». Рашу аккомпанировали ещё аж два тенор-саксофониста, так что похвалы в адрес гармоники, конечно, заслуживают отдельного внимания. Иногда случалось, что именно аккомпанемент «Большого» Уолтера выделяли как решающее достоинство той или иной записи. Например, “Walking By Myself” Джимми Роджерса многие любители блюза критиковали за «коммерческий попсовый саунд», замечая при этом, что «спасает тему только гармоника Хортона».

Ну и перечень студий, на которых записан харп Хортона тоже весьма серьезен: Chess, United с её партнёрской студией States, Cobra, ABCO.

Случались в то время у Хортона и сольные проекты.

Отдельно хочется отметить записи ноября 1954 на лейбле States.

Во-первых, интересная деталь: исполнителем указаны Big Walter and his Combo. Это самое “…his Combo” в данном случае – понятие весьма условное. Просто крепкая команда чикагских музыкантов, среди которых, например, пианист Lafayette Leake, а на басу – сам Вилли Диксон.

Во-вторых: Хортон записал “Back Home To Mama” и “Hard-Hearted Woman”. Уолтер тут не только играет, но и поёт. Как раз его вокал – отдельная и интересная тема. Голос у Хортона глубокий, сильный. Никаких специальных интонирований, может показаться даже слегка безыскусно, но удивительно совпадает именно с его главной харперской фишкой (та самая «…одна нота»). И вообще “Back Home To Mama” – любимая музыкальная тема Хортона для автора этих строк.

Кстати, с этой сессии начались долгая дружба и сотрудничество Хортона и Диксона. Бессчётное количество раз Диксон приглашал именно Хортона на  сессии, которыми лично руководил (мы знаем, что студийная деятельность была главной для Диксона). Кроме того, именно Хортона Диксона выбирал для своих редких гастролей.

Ноябрьская 1954-го года сессия – часть тогдашней политики United/States: студия пыталась противостоять Chess, записывая и выпуская релизы, тематически отвечающие на актуальные хиты Chess. Так, успешным chess’овским синглам «Малыша» Уолтера противопоставили пластинки «Большого» Уолтера. United/States проиграли. Сотрудничество Хортона с United тоже оказалось кратковременным (эти записи вошли в интересную компиляцию “Big Walter Horton and Alfred ‘Blues King’ Harris. Harmonica Blues Kings”, несколько раз переиздававшуюся на CD).

Через пару лет Хортон записался для Cobra, и на том сингле “Have A Good Time/Need My Baby” впервые встречается второй его часто-употребляемый псевдоним – Shakey. Можно перевести как «Встряхивающий головой» - из-за характерных движений Хортона во время исполнения.

За всё десятилетие (1950-е) случилось не так уж много сессий и релизов Уолтера Хортона. Известно, что вообще десятилетие выдалось сложным для чикагского блюза (вначале взлёт, затем соперничество с рок-н-роллом, стремительно набравшим силу ритм-энд-блюзом).

Частично сменилось довоенное поколение. В частности, «Большой» Билл Брунзи тяжело болел, в 1959-м году он умрёт. Мемфис Минни уже ветеран не просто по статусу, а по состоянию здоровья, перенесла первый инфаркт. Замечательный пианист, певец и автор Walter Davis, который за двадцать лет записал чуть ли не 70 синглов для Victor и Bluebird - перебивался временной работой то на почте, то в отелях на третьестепенных должностях; чтобы вспомнить хотя бы два-три славных в прошлом имени и т.д.

Но Хортон удержался в блюзе, чтобы в следующие два десятилетия вкусить всю заслуженную славу («Одного-из-родоначальников-современного-блюза») и коммерческий успех, который он заслуживал.

8.

Одно из самых значительных событий в биографии Хортона за первую половину 1960-х – его дебютный сольный альбом.

Записи января 1964 вышли пластинкой “Soul Of Blues Harmonica” в августе того же года c непритязательным оформлением. Это студия Argo, очередной филиал могучей Chess. Опять Диксон продюсирует и даже поёт. Из любопытных деталей – на гитаре играет Бадди Гай, и это уже самая что ни на есть «эстафета поколений».

В то время Хортон в самом расцвете сил. “Soul…» – сильнейший альбом блюза, трудно выделить какие-то конкретные темы, Ну, пожалуй - “La Cucuracha”. Именно так, через два “u” название темы написано на оригинальном альбоме.

Почти одновременно с “Soul Of Blues Harmonica” Хортона пригласила в свой очередной проект Testament Records, замечательный лейбл, основанный издателем и публицистом журнала Down Beat Питом Уэлдингом, Pete Welding. И журнал, и студия провозгласили предметом своего внимания «…американскую корневую музыку, включая блюз, госпел, кантри и джаз». Тот конкретный проект осени 1964-го года задумывался, как панорама современного чикагского блюза (альбом-двойник так и назвали – “Modern Chicago Blues”), хотя в него попали и довоенные ещё истинно «корневые» проявления жанра, например, Johnny Young со своей мандолиной. От Хортона – две композиции, по одной на каждой из пластинок альбома.

На следующий год имя Хортона – вновь в трек/листе очередной интересной компиляции “Chicago Blues, the Early 50-s”. Содержание – в точном соответствии с названием: 16 тем, записанных в период с 1947-го по 1955-й Хоумсиком Джеймсом, Джонни Янгом, Джуниором Уэллсом и другими; от Хортона – “Hard Hearted Woman”.

9.

Конечно, главное событие Хортона в середине 1960-х – его участие в очередном караване American Folk Blues Festival в 1965-м году.

За три предыдущих года в Европе по сути выросло новое поколение блюз-фэнов. Уже давно ажиотаж на блюз; блюзменов-ветеранов знают, ждут с нетерпением реально «по всей Европе».

В 1965 за 40 дней гастролей (с 27-го сентября по 2 ноября) американские блюзмены проехали (промчались) через Германию, Швейцарию, Данию, Швецию, Голландию, Британию (самая длительная часть гастролей, 9 дней), Францию и Испанию.

Состав, как всегда ультра-звёздный: Мадди Уотерс, Джон Ли Хукер, Джуниор Уэллс, Бадди Гай, Отис Раш, «Мама» Торнтон.

Европейские энтузиасты записали огромное (несчитанное до сих пор) количество аудио и видео-материалов. Продолжают находить нечто «ранее не изданное» из того огромного архива.

Сохранились многие видео-записи Хортона. Жемчужина (имхо) – это замечательное 8-минутное попурри из “Hound Dog” и “Down Home Shakedown” с участием «Большой Mамы» Торнтон. Она там, разумеется, солирует, а Хортон, Джон Ли Хукер и Джей Би Ленуар по очереди играют на гармониках и забавно приплясывают.

Вслед гастролям в Европе выпускалась серия пластинок “American Folk Blues Festival”, и композиции Хортона вошли как в компиляцию за 1965-й год, так и почти во все сборники, выпускавшиеся позднее.

10.

Мы знаем о замечательном явлении «возрождения блюза» в США. Хортон полнокровно в этом поучаствовал. Если за 1950-е он записывался 1-2 раза в год, то только за 1966-й он отметился в десяти проектах, аккомпанируя Шайнсу, Ленуару, Хутто, Тейлору.

Именно в это время вновь проявилось абсолютная непрактичность Хортона. За то пятилетие, наверное, нет заметного блюзмена, который бы не собрал «под себя» группу, так или иначе не попытался монетизировать бы свой опят, имя. Наш герой – нет.

Впрочем, он был нарасхват. И его вовсю использовали продюсеры, антрепренёры.

Гастрольную занятость ему обеспечил давнишний друг Вилли Диксон. Расставшийся с Chess и соскучившийся по живым концертам Диксон создал своеобразное «ревю» Chicago Blues All Stars. Полноценное представление о репертуаре и атмосфере таких гастролей и концертов можно получить, послушав альбом “Big Walter Horton & the Chicago Blues All Stars. Live In Chicago 1970”. Это записи с Лафайетом Ликом за пианино и Клифтоном Джеймсом за ударными. Треклист очень интересный: Диксон («I Sit And Cry The Blues”, “29 Ways”), несомненно джазовый номер “Wrinkles” (общая аранжировка, чередующиеся фантастические соло; горячо рекомендую), сольные иструменталы Хортона и Лика),  стандарт “When The Saints Go Marching In”.

Это гастроли и живые концерты. Но и чисто на записи – Хортона тоже постоянно приглашали. Упомяну, например, такую. В ноябре 1967 его друг (и тоже блюзовый ветеран) Джонни Янг затащил Хортона на Arhoolie Records. Альбом “Johnny Young & Big Walter: Chicago Blues” (c замечательной “Walter’s Boogie” среди прочих тем) вышел в 1968, многократно переиздавался, и продолжает переиздаваться.

Всё время звали в Европу.

В 1968 в Британии Хортон (в компании нескольких музыкантов, в числе которых был и Martin Stone из тогдашнего состава Savoy Brown) участвовал в записях, вышедших год спустя как альбом “Southern Comfort”. Всё записывалось в страшной спешке, поскольку Хортон был в Британии «проездом» на очередной фестиваль. Записи слегка неряшливые,  как минимум, две темы нужно послушать: “Train Time” (возможно, одна из самых выразительных композиций по «железнодорожной тематике» в блюзе вообще) и, конечно, “Netti-Netti” – двенадцатиминутная (!!!) типично-британская блюз-психоделия, в которую, тем не менее, вписался и Хортон со своей гармоникой.

В 1969 Хортон (вместе с Диксоном) играл на записи альбома “Johnny Winter” на Columbia.

В 1972, двадцать лет спустя после первых Sun’овских сессий, Хортон и Джимми ДеБерри записались на Crosscut Records. Эти записи изданы двойным альбомом; подборка, конечно, исключительно на ценителей: всё архаично и местами совсем-совсем неряшливо.

Чтобы завершить это изложение «биографии через записи/альбомы» поверхностно упомяну ещё три проекта:

- “Fine Cuts”, записанный на Blind Pig вместе с Rhythm Rockers, ведомыми тогда ещё активным блюзменом Джонни Николасом (Johnny Nickolas). Говорят, услышав именно этот альбом, Белуши и Экройд решили пригласить Хортона в свой фильм «Братья Блюз» (ну и мы все, конечно, помним номер с Хортоном и Хукером).

Попутно, как курьёз. Есть альбом “Bocce Boogie”, записанный в сентябре 1978 на свадьбе Джонни Николаса. Альбом для коллекционеров - такие небрежные исполнение и запись нечасто услышишь;

- “I’m Ready”, альбом Мадди Уотерса 1978-го года, спродюссированый уже Джонни Уинтером. Альбом легендарный, с ним Уотерс выиграл Grammy.

- “Live At The Knickerbocker”, концертник 1980-го года, среди аккомпаниаторов Хортона – Ронни Ёрл.

11.

Как видим – Хоротон всё время «в строю».

Он, вроде бы, уже глубокий ветеран, начинал то он играть ещё «в том самом Мемфисе», аж где-то во второй половине 1930-х. Он ещё не старый человек – ему всего-то шестьдесят, считая от наиболее вероятной даты рождения, от 1921.

Но здоровья у него уже нет. И неудивительно – алкоголизм. В своих мемуарах Диксон добродушно вспоминает, что «два блюзмена пили больше всех остальных: Сонни Бой Уильямсон II-ой и Уолтер Хортон. Но если по Сонни Бою нельзя было определить много ли он выпил, то по Хортону это было весьма заметно, с определённой дозы начиная…».

В декабре 1981-го «Большой» Уолтер Хортон умер от сердечного приступа.

На следующий год его избрали в Зал Славы Блюза.

12.

Все отзывы о Хортоне – восторженные. Диксон сказал проще и понятнее всех: «Лучший харпер из всех, которых я слышал»

Для прослушивания я бы рекомендовал (кроме некоторых отдельных треков и альбомов, восторженно-упомянутых выше по тексту) два релиза: “Big Walter Horton with Carey Bell” 1972-го года и “Can’t Keep Loving You Baby” (первый выпуск от Blind Pig (1984).

(1) Тема двух Уолтеров – «Большого» и «Маленького», Уолтера Хортона и Мэриона Уолтера Джекобса, Marion Walter Jacobs, соответственно - часто всплывает, упоминается в блюз-литературе и аннотациях к альбомам. Два главных тематических тезиса со стороны «Большого» Уолтера: что он а) был первым и оригинальным «Малышом» Уолтером, но не успел раскрутить этот псевдоним, Мэрион «Малыш» Уолтер его опередил, и пришлось для строгой идентификации выбрать «оставшийся» псевдоним – «Большой»; и б) что именно он (еще не «Большой» Уолтер) в своей время учил и обучил младшего товарища (тогда еще не «Малыша» Уолтера) всем настоящим премудростям игры на гармонике. Второму тезису я готов поверить, в его пользу – и разница в возрасте, и географические «привязки» (Мэрион Уолтер в своих юношеских блюзовых скитаниях жил в Мемфисе, играл на городских улицах, учился у тамошних блюзменов, среди которых уже законное место занимал старший по возрасту Уолтер Хортон), и некоторые свидетельства от прочих блюзменов; а вот в первом тезисе – сомневаюсь: с чего бы Хортону, с его ростом «за 6 футов», первым выбирать псевдоним «Малыш»? Скорее уж он в начале 1950-х «зацепился» за сценическое прозвище, которое (не его усилиями) начало раскручиваться в Чикаго. Впрочем, это, конечно, совсем вторичные истории и рассуждения; серьёзно их обсуждать могут лишь самые глубокие фанаты того или иного Уолтера.

26.1.18    Андрей Струков

Возможно, если просто воспринимать диск как развлекательную музыку, всё покажется ОК. Однако в нашей стране к бритроку у публики особое, пристрастное отношение – музыка известна тут массе людей до ноты, до нюанса, до малейшего вздоха вокалиста. Интерпретировать её – большой риск попасть под огонь брюзжания и неприятия  фанатов великой троицы

В случае с проектом “Blues And Boogie» можно сказать: классику чёрного блюза интерпретирует классик американского рока. Звучит диск поразительно свежо и энергично

В “Shine Bright” вы найдёте блюз, буги, баллады, зайдеко и ещё много мелодических «солнечных зайчиков» прочей американы . Держите пластинку при себе на случай, если вам потребуется подзарядиться позитивом

На памяти авторов BN столь парадоксальное присутствие наблюдается впервые за многие годы. Поистине загадочное явление: изданная на 4 cd во Франции в 2010 (по лицензии) коллекция находится среди бестселлеров США!

Green and Blues максимально точно отражает содержание диска. Здесь не только песни и композиции Питера Грина (хотя их большинство), но и другой блюз. Блюз других великих исполнителей, но всё равно всё вращается вокруг британского блюза второй половины 60-х, Fleetwood Mac и John Mayall’s Bluesbreakers

Подписка на новости
Работает без перезагрузки страницы