Многостаночник Dr. Ross

Многостаночник Dr. Ross

Музыкантов, играющих одновременно на двух инструментах, относительно много. Как правило, два этих инструмента – гитара и губная гармоника. Любители музыки сразу и легко вспомнят Боба Дилана, например. Любители изначального рокабилли – «Гармонику» Фрэнка. Среди блюзменов я навскидку могу назвать Джона Хэммонда-младшего, но специалисты, конечно, легко приведут ещё несколько имён.

Намного меньше тех, кто в состоянии одновременно играть сразу на трёх и более инструментах, оправдывая почётное прозвище «человек-оркестр». Таких в истории блюза раз-два и обчёлся, на пальцах одной руки можно пересчитать. Исторически строго, с подтверждением документами и (главное) записями нам известны: Jesse Fuller, Joe Hill Louis, Papa Lightfoot, Juke Boy Bonner и Dr.Ross; ну и, переходя на пальцы второй руки - Tony ‘Duster’ Bennet, яркая и трагическая фигура в истории брит-блюза.

Из всех перечисленных американских блюз-менов-оркестров самая удавшаяся карьера и наибольший архив  - у «Доктора» Росса.

1.

Родился Исайя Росс в 1925-м году в большой семье (11 братьев и сестёр), в г.Туника, шт.Миссиссиппи. Первые навыки игры на губной гармонике получил от папы, талантливого харпера-любителя. К 18-ти годам Исайя уже подрабатывал игрой и пением на окрестных пикниках и танцульках (в Арканзасе, куда семья переехала несколькими годами ранее), и начал учиться играть на гитаре, быстро совершенствуясь. В 1943-м году он сумел выступить в нескольких радиопрограммах, но тут в карьере наступил перерыв, парня призвали в Армию и демобилизовался он только в 48-м. Из Армии он вернулся, играя на гитаре намного искуснее, чем до призыва, и с прозвищем «Доктор», как он сам объясняет – за его любовь к чтению медицинских книг. Ничего творчески существенного сделать не успел, в 50-м году снова был призван на 2 года, и после второй демобилизации оказался в Иллинойсе, начав работать на одном из предприятий General Motors.

Музыкальная профессиональная карьера Росса стартовала в 1953-м году, когда он приехал в Мемфис. В течение года он эпизодически появлялся в местных радиошоу, сумел добиться прослушивания у Сэма Филлипса, увидел наяву свою сорокопятку на Chess, и – увы! – вернулся к обычной рабочей жизни, в то время у него уже была семья, жена и двое детей, не до творческих амбиций. В этот период закрепиться в музыкальном бизнесе не удалось.

Десяток с лишним лет Исайя Росс вел жизнь обычного пролетария, днём работая на заводе, а вечерами и по выходным регулярно выступая перед друзьями и знакомыми. Он даже рискнул запустить собственную звукозаписывающую компанию DIR (сильно подозреваю, что это аббревиатура от Doctor Isaiah Ross). Увы, собственный сингл на собственном лейбле на стал «прорывом», хотя местная репутация укреплялась, а к дебютному Chess’овскому синглу уже добавились два сингла под маркой Sun. К окончанию 50-х годов Сэм Филлипс стал крепким бизнесменом и начал выпуск материала из своего архива, в первую очередь – любимых блюзменов. Поэтому на старте «блюз-возрождения» в середине 60-х годов имя Росса  оказалось «на слуху» у любителей и коллекционеров.

Его разыскали энтузиасты, сумели организовать для него несколько выступлений и даже пластинок, потом Росс счастливым образом попал в «караван» Американского фолк-блюзового фестиваля 1965-го года.

И «Доктор» Росс не потерялся среди блестящих коллег. Кроме собственного оригинального стиля, он нашёл дополнительную «фишку», он стал именно entertainer, т.е. «развлекателем»: утрировал образ этакого простака, «деревенского» блюзмена, выступал в потёртых стареньких рубахах, брюках с пузырями на коленях, поношенной обуви; устраивал длинные «вступления» к своему концертному сету, обходил публику, много шутил, за руку здоровался со зрителями первых рядов, придумал приколы-слоганы типа «Ребята, пришёл доктор, сейчас мы вас всех подлечим!» и т.п; срывал шквалы аплодисментов ещё до того, как начинал собственно петь и играть.

И дальше все «срослось»: начались сольные и сборные европейские и американские гастроли, участие в фестивале в Монтрё, регулярные записи. «Доктор» Росс стал востребованным музыкантом и стабильно выступал фактически до самой кончины в 1993-м году.

2.

Много пишут и обсуждают собственно музыкальные приёмы «Доктора» Росса. Он левша. Но, приспосабливаясь к инструментам, он поступил весьма оригинально, не перетягивая струны (как обычно делают левши), а  просто перевернул гитару «наоборот», так что басовые струны оказались сверху грифа. Аналогично и с гармоникой: высокие ноты – слева, низкие – справа.

Многократно отмечаются различные творческие влияния, которые испытал в своей долгой карьере «Доктор» Росс. И его гитарные буги-приёмы сыграны с явным копированием хукеровских композиций; и на гармонике он играл, подражая Сонни Бою Вильямсону-Первому, и песни-то он заимствовал, переиначивал и т.п. Конечно, такие тезисы не оспоришь. Но кто из харперов того поколения избежал влияния Сонни Боя, или кто из начинающих гитаристов не копировал Хукера?

Гораздо важнее то, что, копируя лучшие образцы и подражая лидерам, «Доктор» Росс сумел сформировать собственный стиль, собственный саунд, который с полным правом (и с бОльшим основанием, чем у всех его современников или предшественников человеков-оркестров, которых я перечислил выше) может быть назван именно one-man band. По звучанию и по мастерству - это именно оркестр, с хорошей «сыгранностью» и достаточной плотностью звука. В англоязычных рецензиях при описании его саунда часто встречается прилагательное "rich”, т.е. богатый, насыщенный звук. Здесь и строгий ритм ударных (не только барабан, но и тарелки, кстати), и очень искусная гитара, и уверенный чёткий вокал, ну а про гармошку и говорить нечего, Росс – первоклассный харпер. Неподготовленный слушатель ни за что не согласится, не угадает, что “Downtown Boogie” или “Feel So Sad” сыграны и спеты одним человеком сразу, в один заход, без «наложений» звука.

3.

Аудиоархив «Доктора» Росса велик, вызывает буквально изумление обилием, но не разнообразием, увы.

Хотя начиналось всё совсем не радужно: как я уже упоминал, за все 50-е годы у Росса вышел сингл на Chess, два сингла на Sun и одна сорокопятка на его собственной студии DIR.

В 61-м и 63-м состоялись пара релизов на Fortune и Hi-Q.

Зато потом, с 65-го года – как плотину прорвало. Это, в-общем, соответствует всей дискографии блюза вообще, но не всем блюзменам персонально так повезло, как Россу.

Начиная с 1965-го года ежегодно (кроме 1968-69 гг) выходят по одному, два, три (!) альбома (!), либо сольно-Россовских, либо компиляций (“Nothing But The Blues”, “Roots Of Rock” и т.п.), в которых Росс представлен одной, двумя, тремя композициями, в зависимости от концепции альбомов.

В 80-е и 90-е годы этот поток релизов, понятно, слегка обмелел, но все равно ежегодно выходила как минимум одна пластинка, на которой творчество Росса присутствует, либо сольно, либо в «сборной блюзменов».

Ну а уж с появлением CD – и говорить нечего. Не считая различных «тематических» серий (“Blues Legends”, “From the Vaults of…” и им подобных) ежегодно издаются блюз-подборки, общее количество которых не то что отслушать – даже отследить невозможно. И «Доктор» Росс по-прежнему в общем списке самых постоянно представленных авторов.

4.

Творчество Росса, хотя и отмечено несколькими несомненными шедеврами, в целом достаточно однообразно; боюсь, как и всех прочих «корневых» блюзменов. Чтобы слушать их постоянно, нужно быть либо совсем фанатом, либо исключительным знатоком английского, чтобы «снимать» лирику на слух, смаковать традиционный «солёный» блюзовый юморок, анализировать мелкие текстовые изменения от версии к версии одного и того же хита.

Для базового знакомства с творчеством «Доктора» Росса вполне достаточно двух-дискового бокс-сета “The Memphis Cuts, 1953-1956”. У этой подборки замечательная предыстория. Росс пришёл к Сэму Филлипсу уже зрелым (хотя и относительно молодым) блюзменом. Филлипса «зацепило» и он сделал много записей Росса. Под собственной маркой Sun Филлипс смог выпустить всего два сингла; хотя хронологически самая первая сорокопятка Росса в 1952-м году на Chess – это тоже запись и продюссирование Филлипса. Что (для нас сейчас) гораздо важнее, чем первые релизы - Сэм Филлипс сохранил весь архив записей Росса! А ведь в годы жесточайшей экономии (фактически весь период до Элвиса, и потом пару лет после, в попытках одновременной «раскрутки» Перкинса, Орбисона, Кэша и Льюиса) Филлипс имел обыкновение записывать новый материал на ранее записанную плёнку; бог знает, какие музыкальные сокровища оказались стёртыми и утерянными навсегда.

Возвращаясь к бокс-сету “The Memphis Cuts, 1953-1956”. Он самодостаточен. В нём уже есть почти все песни и инструменталы, которые Росс потом пел и исполнял почти сорок лет, вплоть до своей смерти в 1993-м году. Здесь и полное содержание трёх его первых синглов, среди которых знаменитая “Boogie Desease” аж в семи (!) вариантах, и “Cat Squirrel”, известная всем в версии Cream, конечно; и “Little Soldier Boy”, один из немногих в блюзе вообще откликов на II-ю Мировую и Корейскую войны, и “Industrial Boogie”, которую позже пытались «привязать по времени» уже к последующим периодам в жизни Росса, к его опыту работы простым работягой.

Мелкий недостаток конкретно этой коллекции в том, что «Доктор» на записях Sun не всегда выступал именно как «человек-оркестр». На разных сессиях ему помогали-аккомпанировали то на гитаре, то на стиральной доске. Но это – уже именно мелочи...

Ну а для тех, кто захочет оценить «живое» музицированние Росса – есть множество пластинок, в том числе замечательный архив “American Folk Blues Festival”.

Лично я рекомендую альбом “Dr.Ross, One Man Band” записанный на его выступлении в рамках фольклорного фестиваля University of Chicago Folksong Festival (первый релиз в 1965-м году, и многочисленные переиздания потом).

Запись по качеству дрянненькая, но общее впечатление – неизгладимое. Особенно два трека. Во-первых, “Fox Chase”, известная всем, конечно, в исполнении Сонни Терри. Я вы сказал, что версия Росса имеет самостоятельную ценность. Начиная композицию неспешным проигрышем, «Доктор» постепенно усиливает напор и утрирует до предела вокальные и гармошечные приёмы Терри. В исполнении Росса это уже не просто музыкальный номер, а некий музыкальный трюк, фокус, этакая вокальная и харперская эквилибристика. И на записи, кстати, слышно, что публика глубоко впечалилась. Второй замечательный трек – “Good Morning Little Schoolgirl”. Уж сколько каверов этой песни мы знаем! Но лично я такого выразительного и оригинального исполнения раньше не слышал. Чередуются пение а-капелла (с пришёлкиванием пальцами и очень лёгким ритмом стопой) и искуснейшая гармоника. Я бы смело сравнил этот номер с шедевральным “Another Man” Джона Мэйолла, стилистика и набор приёмов в целом совпадают.

5.

В одном из своих интервью Росс объяснял свой переход к формату «человек-оркестр»: «Трудно держать группу вместе. Постепенно у парней появляется желание идти своей дорогой, приходится искать им замену, а потом и новых менять на следующих. Я просто устал от этого. Сейчас для меня нет зависимости от кого бы то ни было. Я могу исполнять музыку, которую хочу, в такой манере, в которой сам выбираю, и целиком лично сам, в одиночку».

Ни от кого не зависеть и делать то, что любишь – это ли не творческое счастье? У «Доктора» Росса был в жизни такой длительный счастливый период.

19.01.15   ас для BN

Звучание альбома сильно отличается от прошлых работ Аны. Современный поп-саунд, фанк и соул, мягкий звук. Похоже, пластинка с прогибом под вкусы успешных и консервативных покупателей среднего класса, прежде всего, дам, выросших на "уроках" сериала "Секс в большом городе". Продюсером диска выступил знаменитый Кеб Мо, знающий как угодить подобной публике 

В случае с проектом “Blues And Boogie» можно сказать: классику чёрного блюза интерпретирует классик американского рока. Звучит диск поразительно свежо и энергично

Сильный диск. Ему явно пытались придать характер жёсткого soul-rock, и оно удалось. Этот тренд, кстати, сейчас можно назвать модой – новое поколение тянется почему-то к подобному звуку. Странно было бы не включить в диск «старые любови» Даны типа кантри и акустического фолка, однако пара песен не меняет общей картины. Огонь, много агрессивной меди и превосходный голос. Зачёт-зачёт!   

Абсолютный рок/блюз-шаффл и тяжёлый boogie-рок. Супер!

Green and Blues максимально точно отражает содержание диска. Здесь не только песни и композиции Питера Грина (хотя их большинство), но и другой блюз. Блюз других великих исполнителей, но всё равно всё вращается вокруг британского блюза второй половины 60-х, Fleetwood Mac и John Mayall’s Bluesbreakers

Подписка на новости
Работает без перезагрузки страницы