Происшествия

Вobby ”Blue” Bland «”Live” from Beale Street» 1997

В первые же мгновения, когда конферансье ещё только объявлял выход Блэнда, камера была сосредоточена не без умысла на барабанщике, который, гоняя во рту жвачку, лениво снял с шеи официальную бабочку. Жест предвещал: «Ну, сейчас оторвемся». Первое, что сделал, выйдя на сцену, Бобби «Блю» Блэнд - он также снял гастук и расстегнул верхнюю пуговку рубашки; то был явный знак того, что он среди своих, они его не осудят за такую вольность и поймут: «Оторвемся». Оторвемся в негритянском театре на Билл стрит вовсе не то, что на каком-нибудь рок-концерте. Блэнд был расслаблен и мурлыкал один за другим 17 своих и чужих хитов медовым кошачьим голоском, изредка издавая звук, в его представлении означавший хрип, а со стороны скорее напоминавший рвотный позыв. Сказать, что концерт был сплошным междусобойчиком или размазней – в корне неверно. Если бы даже Блэнд был не в голосе, а он был в голосе, если бы он напился пьян или страдал тяжелым гайморитом, шоу бы все равно продолжалось, причем успешно. Причин две. Первая – репертуар. Стоит Блэнду промяукать лишь первую фразу – аудитория в восторге, а иногда и в экстазе: песни местной публике такие же родные, как нам «Yesterday» или «Враги сожгли родную хату». Вторая причина, по которой можно считать этот концерт отменным – оркестр. Он сплошь состоял из черных, которые чувствовали себя в данной атмосфере как рыбы в воде, и в то же время мускулы этого коллектива были абсолютно железными и напряженными. Видимая статичность и безмятежность Блэнда восхитительно контрастировали с пружинистой поступью аккомпаниаторов. Вот где видишь, чего стоит настоящая негритянская ритм-секция, - нерв и хребет их реальной музыки! - к тому же состоящая из двух перкуссионистов! Истинное удовольствие я получил и от гостей концерта Джонни Тэйлора и особенно – Бобби Раша. Концовку концерта эта троица превратила в особое шоу-общение, в блестящий блюзовый джем в мемфисском стиле, для чего, как выясняется, вовсе необязательно по полчаса пилить на гитарах. Для этого неграм нужен АРТИСТ, то есть человек с искрой божьей – такой, на которого все обращают внимание и не могут оторваться, когда он просто входит в комнату. Таковыми были, есть и будут Блэнд, Тэйлор и особенно Раш.

АД (диск предоставил Олег Афонин)

Жизнерадостный чернокожий паренек с комплекцией любителя плюшек - самая что ни на есть отчаянная и чуть ли не последняя надежда ветеранов черного блюза на новое поколение. Другие говорят, очередная, ибо блюз неисчерпаем

К Симондса остаются сильные, не растраченные козыри – неистощимый талант гитариста и способность композитора конструировать на основе старинного блюза и брит/блюза новые темы.  Ну, нет великого голоса у Кима, и он спокойно напевает/проговаривает тексты, а затем бросает в бой свою подвывающую и не растратившую сил гитару

“Кобылка рокабилли” взялась за блюз? Why not?! Она исполняет его по-своему, и вы найдете здесь, конечно, рокабилли, а также свинг и буги. От этого пластинка становится только любопытнее.

Начнём с замечания, необходимого блюзовому ресурсу: 13-й по счету альбом выдающегося деятеля современной американской поп/музыки увёл его максимально далеко от дельта-блюза. Кевин Мур уже  высказывался на эту тему, дескать, хочется поиска, а удалённость от корней преувеличена. Однако что есть, то есть – блюзом тут пахнет очень слабо. Зато утонченная, почти акустическая americana Кеба Мо сделалась ещё более изысканной. Так или иначе, альбом к началу августа провёл блюзовом чатре БИЛЛБОРДА уже 2 месяца

Альбом-пиратка «I Can’t Loose» (1997) был бестселлером на толкучке, бушевавшей в парке вокруг клуба Горбунова

Подписка на новости
Работает без перезагрузки страницы