Происшествия

«Страсти по Чапаю» или секс на фоне Гражданской войны. Тема-хит в Рунете

На «Первом канале» стартовала многосерийная картина «Страсти по Чапаю». Поклонники исторического кино задолго до премьеры опасались, что фильм о легендарной личности превратят в «сагу о его бабах». Так уже было – киношники сделали героями-любовниками маршала Георгия Жукова и летчика Валерия Чкалова. «А что вы думаете о картине?» – с этим вопросом "С0Б-ник" обратился к внучке Чапаева Татьяне Александровне.

– Мне льстит тот факт, что, по киноверсии, у дедушки было так много женщин! – смеясь, начала наш разговор Татьяна Александровна. – На самом деле это не так. Но автор имеет право на художественный вымысел. А с автором – Эдуардом Володарским – я была хорошо знакома. По его роману сняли картину. К сожалению, сам Володарский не дожил до премьеры, его не стало в прошлом году. Я читала его роман. Благодарна, что он вернулся к истории Гражданской войны – тема глубокая, неисследованная, предстоит еще многое понять. Во-вторых, благодарна, что он обратился к личности моего деда. Василий Иванович достоин того, чтобы его помнили. Тем более что в прошлом году исполнилось 125 лет со дня рождения героя, которого молодое поколение знает лишь по анекдотам.

Истории же про женщин, считает Татьяна Чапаева, придумали сослуживцы деда уже после его гибели. Для чего, сказать сложно. Хотели сделать из него героя во всем, в том числе в любовных утехах?

– Володарский, когда писал свой роман, основывался на якобы свидетельствах очевидцев, – продолжает Татьяна Александровна, – и я знаю его источники. Во-первых, это воспоминания Фурманова. Фурманов придумал роман с Настенькой – бедная девочка, первая любовь, с Василием Ивановичем плывут в лодочке по реке… Но никакой Настеньки в жизни деда не было. Бурная страсть с женой Фурманова Анной – тоже выдумка. Мне папа рассказывал, а он слышал в детстве от самого Василия Ивановича. Чапаев приехал в дивизию и увидел, что рядом с Фурмановым на кровати под одеялом кто-то лежит.

«Кто это?» – грозно спросил Василий Иванович. «Это моя жена, – ответил Фурманов. – Она будет заниматься просвещением бойцов в области культуры». Чапаева это возмутило. Он считал: женщина на войне, как баба на корабле, приносит одни проблемы. Санитарки – да, нужны. А «культпросветительницы» зачем?! И Василий Иванович требовал от Фурманова отправить жену домой, а Фурманов не желал – на этой почве они все время ругались. Какой там роман?!

Сеновал интереснее военных сцен

Вторая «лав-стори» Чапаева – романтические отношения с дочерью белого полковника. Татьяна Александровна знает, откуда «растут ноги» у этого слуха. Небольшой рассказ написал ближайший соратник Чапаева Иван Кутяков, впоследствии – командир чапаевской дивизии. Скорее всего ему не давали покоя литературные лавры уже прославившегося за счет Чапая Фурманова.

– Кутяков пишет: полковничья дочь влюбилась в Василия Ивановича и стала комсомолкой. Это просто анекдот! – снова смеется Татьяна Чапаева. – Володарский, видимо, решил, что нет дыма без огня. Но я скажу так. Была война. Жрать нечего. Они ночью колосья собирали и сырыми жевали. Умирали не столько в боях, сколько от дизентерии и голода.

Какие бабы, любовные приключения?! Но, конечно, интереснее снять кувырканья на сеновале. А можно было батальные сцены сделать. Но, видимо, суетно, дорого...

В романе, что нашло отражение и в картине, Чапаев хлещет водку стаканами. Володарский сам любил принять на грудь, не чужда была ему эта чудесная русская привычка. И он «по-дружески» приписал любовь к градусным напиткам и своему герою.

– Василий Иванович – национальный герой, и наверное, его нужно было наделить национальными чертами. Но на самом деле дед – мне отец рассказывал – вообще не пил и не курил. Никогда. А также был до фанатизма аккуратен, даже в трудных полевых условиях. И еще: он буквально не расставался с книгой великого полководца Суворова – тот был его кумиром. Но ничего, что к реальному образу добавили выдумки. У Володарского я увидела главное: большую симпатию к личности Чапаева, – резюмировала наша собеседница.

Жизнерадостный чернокожий паренек с комплекцией любителя плюшек - самая что ни на есть отчаянная и чуть ли не последняя надежда ветеранов черного блюза на новое поколение. Другие говорят, очередная, ибо блюз неисчерпаем

К Симондса остаются сильные, не растраченные козыри – неистощимый талант гитариста и способность композитора конструировать на основе старинного блюза и брит/блюза новые темы.  Ну, нет великого голоса у Кима, и он спокойно напевает/проговаривает тексты, а затем бросает в бой свою подвывающую и не растратившую сил гитару

“Кобылка рокабилли” взялась за блюз? Why not?! Она исполняет его по-своему, и вы найдете здесь, конечно, рокабилли, а также свинг и буги. От этого пластинка становится только любопытнее.

Начнём с замечания, необходимого блюзовому ресурсу: 13-й по счету альбом выдающегося деятеля современной американской поп/музыки увёл его максимально далеко от дельта-блюза. Кевин Мур уже  высказывался на эту тему, дескать, хочется поиска, а удалённость от корней преувеличена. Однако что есть, то есть – блюзом тут пахнет очень слабо. Зато утонченная, почти акустическая americana Кеба Мо сделалась ещё более изысканной. Так или иначе, альбом к началу августа провёл блюзовом чатре БИЛЛБОРДА уже 2 месяца

Альбом-пиратка «I Can’t Loose» (1997) был бестселлером на толкучке, бушевавшей в парке вокруг клуба Горбунова

Подписка на новости
Работает без перезагрузки страницы