Лица Блюза

Jeremy Spencer

Джереми Спенсер как «звезда» состоялся в Peter Green's Fleetwood Mac. В самом конце 1960-х годов FM была одним из лидеров брит-блюза, опережая, по некоторым музыкальным «завихрениям», всех своих коллег-современников. Чего только стоит присутствие в группе трёх лидер-гитаристов одновременно (Грин, Спенсер, Кирван).

Но в чём FM были точно «впереди планеты всей» - это в уровне неадекватности (время панк-рока ещё не пришло; панки всех «переплюнут»). Наркотики, алколголь, мутно-помятые и пьяно-применяемые восточные «практики» - всё вкупе полностью дезориентировало ещё по-сути-юношеские организмы музыкантов (в пиково-популярные годы FM Спенсеру только-только двадцать лет исполнилось, а Кирван был почти на два года моложе).

История духовно-телесных странствий Грина широко растиражирована. Чуть менее на слуху приключения Спенсера, но они – тоже впечатляющие. Во время очередных 1971-го года американских гастролей FM Джереми вышел из номера лос-анжелесской гостиницы «за сигаретами» - и пропал. Его очень скоро нашли – среди «Детей Бога» (в 1968-м году организовавшаяся религиозная секта, существующая до сих пор, много раз почковавшаяся и переименовывавшаяся).

Справедливости ради надо сказать, что, когда его нашли среди сектантов – Спенсер вёл себя намного трезвее и разумнее, чем будучи в перманентно-пьяном и обкуренном окружении коллег. Другое дело, что никто не мог принять как «разумное» его решение уйти из гипер-доходного и успешного музыкального бизнеса на взлете FM-карьеры.

2.

Совсем из шоу-бизнеса он, впрочем, не ушёл. Он переехал в Штаты (вместе с женой), жил с сектой, собрал свой бэнд (из музыкантов секты же), и в 1972-м году выпустил альбом “Jeremy Spencer and the Children" (ну, понятно, что «Дети» - это те самые, которые «Дети Бога»). Рецензенты и тогда и теперь пытаются найти уклончивые эпитеты для рецензирования этого проекта; выражения типа «психоделическая религиозная музыка» оставляют возможность не высказываться прямо. Коммерческого успеха альбом не имел (на мой личный взгляд – неудивительно; это просто невнятная муть).

Кстати, предыдущий сольный альбом Спенсера (так именно и названный – “Jeremy Spencer"), записанный ещё в бытность его в FM, хотя и пользовался некоторым успехов в Британии – но строгой концепцией и блюзовым (или блюз-роковым) саундом тоже почти не отмечен. Единственная чёткая отсылка к блюзу – очень «грязно» нарезанный “Mean Blues" – и всё! В те годы Спенсер очень любил рокабилли – и он включил в альбом два прекрасных номера “The Shape I'm In" (великолепная песенка Отиса Блэквелла; менее известная, чем его же “Don't Be Cruel" и “I'm All Shook Up") и “You Made A Hit" (спетая в рок-н-рольные годы многими известными музыкантами, из «звездных» - Чарли Рич, например).

Интересная коллизия, но именно два рокабилли-трека – самые «чистые» и самые выразительные в том альбоме, и самые, я бы сказал, с энтузиазмом исполненные. Никакого сравнения с ними – уже упомянутый блюз, или  “Here Comes Charlie" – неряшливый jungle-бит а-ля Бо Диддли, или “Linda" - подражание (хочется написать «дурная пародия на») Бадди Холли), или совсем уж невразумительная “Surfin' Girl". Для опусов типа “If I Could Swim The Mountain" у меня просто нет эпитетов.

3.

Возвращаемся во вторую половину 1970-х.

Какую-бы музыку в то время Спенсер ни записывал – но жизнь он вёл вполне себе осмысленную, глубоко религиозную и благотворительную. Он много путешествовал (Бразилия, Италия) и время от времени играл концерты, со щедрыми (фактически – полными) отчислениями в пользу «Детей Бога».

В 1978-м году ему обеспечили контракт на Atlantic Records. Со своей недавно организованной Jeremy Spencer Band (музыканты группы – всё те же «божьи дети») Спенсер записал и в 1979-м году выпустил свой следующий альбом “Flee". По саунду - это просто с ног сбивающая дискотека (с упором на смысл «диско»). Того, кто не испугается прослушать альбом целиком, ждёт некоторое утешение на заглавном треке “Flee" (отголоски кантри-рока) и (возможно даже) некое удовлетворение на “Cool Breeze" (очень качественный медляк; фэны Спенсера могут услышать фрагменты его уникальной гитарной техники).

Один из рекламных плакатов к этой пластинке приглашал «Оцените прелесть простоты с Группой Джереми Спенсера!». Чего уж скромничать: за исключением “Cool Breeze" - это просто обезаруживающая простота

(альбом, впрочем, можно послушать эрудиции ради; чтобы, например, понять – прославленный совладелец Atlantic и продюсер Ахмет Эртеган мог ещё и вот так! при большом желании…).

4.

В 1980-х и 1990-х Спенсер жил на Филиппинах, в Индии, в Ирландии. Он вёл по-прежнему интенсивную религиозную и благотворительную деятельность. Иногда играл концерты, хотя никаких записей (релизов) за те 20 лет не осталось.

Но! В 1998-м году он сыграл фантастический по качеству концерт в Индии (сложные юридические условия предписывали выпуск альбома только в Индии; так оно и получилось; но позже концертник стал широко доступен в бутлеге). Вот уж этот альбом “In Concert. India 1998" – это несомненный самый-разсамый блюз, исполненный удивительным, потрясающим слайдом Спенсера (который, собственно, всегда считался его фирменным приёмом; но Джереми чудесным образом пренебрегал этой гранью своего искусства на записи первых двух сольных альбомов).

“Brown Eyed Lover", “It Hurts Me Too", “Bleeding Heart", “I Can't Hold Out", каждый второй трек альбома -  несомненный шедевр. Пожалуй, чуть выпадает из общей стилистики мягкая “Bend In The Road" (очевидно, одна из любимых тем Спенсера; через 13 лет он выпустит альбом под таким названием и с этой же песней, но в резко-другом, почти аккустическом саунде). На концерте Спенсер вновь дал волю своему юношескому пристрастию к рок-н-роллу (в исходном, истинном значении термина): “Stuck On You", “Johnny B Good" и “Roll Over Beethoven", в блюз-роковых «тяжёлых» аранжировках, удлинённые до пяти-с-лишим минут версии, со щедрыми проигрышами – это, конечно, украшение даже и блюзового проекта.

5.

В XXI-м веке произошло, наконец, полноценное возвращение Спенсера на сцену и в блюз вообще.

Хвала интернету и Богу, и вот почему: в течение нескольких лет норвежский продюсер Jostein Forsberg пытался через своих коллег «достучаться» до Спенсера и пригласить его на очередной Notodden Blues Festival. Все ему отвечали, что «…это невозможно, Джереми сейчас там-то и там-то» (в каких-нибудь очередных филиппинах) и «…вообще он никакие приглашения никуда не принимает». Потом Forsberg набрёл в сети на персональный сайт Спенсера и понял, что тот всё-таки играет живые концерты и даже посещает фестивали (тот самый концерт в Индии, 1998-го года). Forsberg утроил усилия. В конце-концов его рекомендовали Спенсеру, пересказали просьбу, и Спенсер «…посоветовался с Богом – стоит ли мне сыграть в Норвегии? Бог сказал мне, что нужно это сделать». Аллилуйя!

В-общем, Спенсер приехал в Норвегию на очередной фестиваль, познакомился и сыгрался с музыкантами (из его рассказа в буклете к позжевыпущенному альбому понятно, что это общение с юным поколением норвежских блюзменов доставило ему огромное удовольствие) и таки выступил на фестивале.

Jostein Forsberg: «После выступления всем хотелось продолжения». Естественным образом ситуация вырулилась на серию сессий, итогом которых стал альбом “Precious Little", очередной шедевр Спенсера (на мой неискушённый взгляд, каждый альбом Спенсера, начиная с индийского 1998-го года – это шедевр, must have любой коллекции блюза).

 Трек-лист – новое от Джереми признание в любви к музыке Элмора Джеймса (все те же “It Hurts Me Too", “Bleeding Heart", которые мы слышали «из Индии»), к рок-н-роллу (кавер на фабиановскую “Please Don't Stop") и ко всему ритм-энд-блюзовому наследию (“Serene Serena", в которой легко угадывается “Corinna Corinna"). Два удивительных трека – проникновенный инструментал “Many Sparrows" (чуть-чуть «подпевает» без слов Спенсер во второй части трека) и что-то вроде поп-рок-баллады “Trouble and Woe". И, наверное как декламация от всё-таки глубоко-религиозного Спенсера – философская “Precious Little", завершающая альбом «…дорога в правильную жизнь – узкая. Как большинству её найти? …Слова мудрости отчётливо слышны в тишине…Кто окажется прав? Кто окажется искренен? С кем останешься ты в конце-концов?»…

6.

…Увы, следующего релиза от Спенсера поклонникам пришлось ждать долгих 6 лет. В 2010-м Джереми вместе с детройтскими музыкантами записал очередной проект. “Bend In The Road" вышел только в 2012-м году, но зато сразу в двух вариантах – двойник на виниле (ограниченным тиражом) и CD.

Кроме очередной констатации спенсеровского пристрастия с Элмору Джеймсу, хотел бы отметить, что в этом альбоме Спенсер замечательно сыграл на пианино. На стартовой “Homesick" и следующей за ней “Cry To Me Baby" временами кажется, что клавиши вот-вот сорвутся просто в barrelhouse. Вообще по сравнению с двумя предыдущими – альбом более темповой, энергичный, меньше меланхолии (но чистых рок-н-роллов уже нет, увы мне).

Спенсер слегка «придавливает» слушателей своей эрудицией и жизненной философией. Песни с лирикой из Браунинга (“I Walked A Mile With Sorrow") или Лонгфелло (“Secret Sorrow") – это мне кажется избыточным довеском к блюзу.

Наверное, частично в попытках ответить на такой интеллектуальный «вызов», рецензенты начинают откапывать третьи-четвертые подслойки смысла, которые, уверен, Спенсер и не имел в виду.

(ну, например, отсылка одного из рецензентов аж к «…влиянию Эдди Кокрейна» на творчество Спенсера. Господи, да после турне Кокрейна-Винсента по Британии в 1960-м году, после их ах-каких-кожаных(!) костюмов, после трагической гибели Кокрейна, ну конечно – каждый музыкант в Британии немного попробовал поиграть «как Кокрейн»; но чего ради вспоминать об этом полвека спустя? Это моя антитеза «из общих соображений». А из частных – Спенсеру тогда восемь лет было; вряд ли он проникся каким-то влиянием от Кокрейна).

Совершенно потрясающий трек в середине альбома – “Jambo", так и хочется назвать его «пиком», вершиной этого проекта, но, боюсь, это моё рокабильно-искаженное восприятие…

Ещё интересный факт: обложку для винила нарисовал лично Спенсер (кстати, в годы безвозмездной работы «в пользу Детей Бога» существенную часть средств Джереми зарабатывал как книжный иллюстратор!).

7.

В 2014 – очередной релиз и очередной сюрприз от Спенсера.

Альбом “Coventry Blue" – очень эклектичный, к нему не подберёшь общеописательного термина (стилистического). Такое ощущение, что Спенсер решил попробовать себя по всех любимых им жанрах. Профессиональные рецензенты припомнили и джаз, и соул, и кантри, и многих замечательных гитаристов от Джанго Рейнхарда до Марка Нопфлера.

Пожалуй, для блюзовых ожиданий – тут слишком много слегка-эстрадной лирики. Ну, например, “Dearest…Umm Ah", мягкий вокал под  клавишный перебор. Или “Sounds Like Paris", этакие «фантазии» на тему французского довоенного и послевоенного шансона. И общий избыток всяких скрипичных наигрышей.

Но есть замечательные и очень неожиданные треки: допустим, “Durango", провоцирующий воспоминания о спагетти-вестернах.

Ну и, разумеется – фирменный слайд: “Sweet Were The Days"; “Nightingale Pledge"; или “Moonshine Slide", фантастическое сочетание слайда и вкрадчивого женского вокала.

И, конечно, удивительное чувство блюза, как стиля. “Coventry Blue", если бы его записать с шумами и «довоенным» треском – можно было бы «впаривать» за настоящий корневой американский блюз.

Наверное, пуристы от блюза найдут причины поворчать на альбом «в целом», но высочайшее качество проекта – несомненно, неоспоримо.

8.

Если бы я хотел выдвинуть и защитить тезис о некоем «постоянном пути к совершенству», то я бы привёл в пример линейку релизов от Спенсера за 2012-й, 2014-й, и – проект 2016-го года “Homebrewed Blues". Все мои вышеприведённые эпитеты и восторги – в применении к “Homebrewed Blues" умножаю возвести в квадрат!

В этом альбоме особенно заметно характерное качество лично-спенсеровского слайда: он мягкий, деликатный. Мы привыкли, что слайд-гитара всегда пронзительная, цепляющая, иногда даже режущая слух (ходячий штамп от рецензентов – «жалящий», stinging). Совсем иное дело – гитара Джереми в “Homebrewed Blues". Таким слайд-манером можно колыбельные наигрывать.

Есть несколько особенностей конкретно этого проекта Спенсера, отличающего его от предыдущих альбомов.

Во-первых, полное отсутствие вокала, только инструменталы.

Во-вторых - вот эта уже упомянутая мягкость, отразившаяся в ритмическом, темповом рисунке альбома целиком. Все треки медленные, или, в крайнем случае – чуть усреднённого темпа (“Wake Up Blues" и “Stomping The Blues").

В-третьих – моё личное глубокое огорчение: совсем нет каверов на рок-н-роллы, впервые в дискографии Спенсера.

Ну и ещё, как грань этой нехарактерной «мягкости» - почти на всём альбоме скромно представлены другие инструменты (кроме ритм-секции). То чуть-чуть подыграет (фантастическая!!!!) губная гармоника (“A Glimmer Of Hope" и “Yearning Heart"), то послышится совсем-уж-фоном клавишный перебор (“Tears And Mirth"). Есть пара треков, в которых пианино и гармоника играют на равных с гитарой, и это уже совершеннейшие шедевры (“Theresa's Tears").

Отмечу, что такую стилистику Спенсера приняли не все поклонники и не все профессионалы. Голландский “Blues Magazine" выдал просто разгромную рецензию, в худшую сторону отметив всё, что я двумя предыдущими абзацами превозносил (характерная, но не самая жёсткая цитата «…Спенсер по-прежнему хорошо играет на гитаре, но этого мало для создания интересного блюзового альбома»).

9.

Не могу не отметить ещё одну особенность Джереми Спенсера.

При каждом удобном случае (подходящий момент в интервью, несколько строк в буклет к альбому и т.п.) Спенсер подробно рассказывает обо всех инструментах, на которых играл в проекте, вплоть до видов и марок слайда. Очень трогательно читать эти многострочные по-сути-объяснения-в-любви к инструментам и приспособлениям. Впрочем, это очень по-музыкантски - впадать в мельчайшие детали кухни, не всегда интересные и понятные слушателю, но существенные для профи. 

10.

Спенсер серьёзно увлекается музыкальными экспериментами. Например, несколько лет назад он познакомился с английским поэтом-песенником Энди Оливером и северо-ирландской актрисой и певицей Джанет Бэмфорд (Andy Oliver, Janet Bamford). Вместе они как трио Steetley в 2013 записал альбом “The Moment She Fell". Чистый эксперимент, синтез жанров.

4.4.17   Андрей Струков для BN

Пластинка содержит благородную интерпретацию уникальной формы американского искусства двумя гигантами блюза

Высокий класс «ветеранского» блюза, филигранный уровень, легко узнаваемая классика 60-х

Достаточно традиционный блюзрок. Приглашенные музыканты и многоопытный продюсер помогли Шону избежать банальных повторов и продемонстрировать свои лучшую технику и музыкальные идеи

Динамичный взрывной альбом полный гитарных соло. Новый этап в творчестве 65-летнего ветерана-слингера. На начало мая альбом уже почти месяц в блюзовом хит-параде США (Биллборд)

Green and Blues максимально точно отражает содержание диска. Здесь не только песни и композиции Питера Грина (хотя их большинство), но и другой блюз. Блюз других великих исполнителей, но всё равно всё вращается вокруг британского блюза второй половины 60-х, Fleetwood Mac и John Mayall’s Bluesbreakers

Подписка на новости
Работает без перезагрузки страницы