Лица Блюза

Memphis Minnie

Текст Андрея Струкова: «Она могла играть на гитаре и петь не хуже любого блюзмена, их тех, что я слышал в жизни», так сказал о ней «Большой» Билл Брунзи. Это ещё скромно сказано. Великолепная гитаристка, очень уверенная певица, мощнейшая блюзовая поэтесса (более 200 сочинённых песен), просто яркая персона с началом карьеры в первом блюзовом десятилетии – это Мемфис Минни (Memphis Minnie).

1.

Lizzie Douglas родилась 03 июня 1987-го года в Algiers, шт.Луизиана; в то время – отдельный городок, а сейчас – район в составе Нью-Орлеана.

Большая семья, Лиззи – старшая из 13 детей.

Есть варианты биографии, в которых её называют Элизабет (Elisabeth), но хоть Лиззи, хоть Элизабет - несущественно, потому что буквально с первых дней родители прозвали её Кид (kid – дитя, крошка), имя Лиззи она сама не любила, и много позже начала свою карьеру под первым псевдонимом Кид Дуглас.

Когда ей исполнилось семь лет, семья переехала в городок Walls, шт.Миссиссиппи, неподалёку от Мемфиса (забавно, в настоящее время городок Уоллс, как и Algiers, тоже практически поглощён большим соседом, входит в состав «Мемфисской метрополии»).

На ближайшее Рождество Лиззи получила в подарок гитару, и три года спустя освоила инструмент до настоящего профессионального уровня (и банджо, параллельно).

В 11 лет Лиззи уже постоянно выступала на местных всякого рода праздниках и вечеринках, а в 13 она убежала из семьи, фактически начав самостоятельную взрослую жизнь и карьеру. Иногда, в особо тяжёлые моменты она ненадолго возвращалась к семье, но общий курс – в музыку, в шоу-бизнес – выбрала окончательно и бесповоротно.

2.

Убежала Лиззи недалеко – до Мемфиса.

И начала свою карьеру на той самой «сцене», с которой стартовали десятки музыкантов до неё, и (наверное) сотни – после: на мостовых прославленной Beale Street.

В начале ХХ-го века Бил Стрит – это почти трёхкилометровая линия увеселительных заведений всех мастей (магазины, клубы, рестораны, игорные дома); и, что существенно, значительная часть собственников этих заведений – негры.

Как отмечают историки музыки «…сейчас мы просто не можем себе представить ту громадную роль, которую играли самодеятельные и полу-профессиональные музыканты в повседневной жизни негритянской общины в то время, когда ещё не было радиоприёмников, музыкальных автоматов, не говоря уж про телевизоры». Везде (на лужайках перед домами днём, и в самих домах до глубокой ночи, на мостовых буквально перед каждым магазином-кабаком-клубом, и тем более внутри них; и, разумеется, в церквях и на кладбищах) звучала музыка, в самой разной инструментовке (вспомним, например, про «народные» негритянские инструменты – jug, глиняный кувшин, он же аналог трубы; или швабра с верёвкой, аналог контрабаса) и самого разного уровня искусности. И вот тут Кид Дуглас могла дать фору многим коллегам – всё-таки она уже весьма прилично играла (с 11-ти лет, напомню) на хорошем реальном инструменте.

Постепенно Кид стала полноправным участником полу-профессионального мемфисского музыкального круга. Расширяющийся круг знакомств – это и растущий перечень возможностей. Кид Дуглас смогла устроиться и на несколько лет закрепиться в одной из трупп Ringling Brothers Circus.

Ringling Brothers Circus – огромное по размаху предприятие, даже если по американским масштабам судить. Пятеро братьев Ringling в 1882-м году основали своё трюковое и комедийное шоу. Шоу стремительно развивалось, к 1894-му году это был уже настоящий странствующий цирк, включающий дрессуру и конные представления, а к началу ХХ-го века караваны Ringling Brothers представляли публике все жанры циркового искусства. Самые большие концертные группы Ringling Brothers Circus переезжали по стране несколькими железнодорожными составами, что неудивительно – в составе некоторых цирковых коллективов было до десяти слонов, например.

Естественно, что к такому огромному развлекательному предприятию «прилепились» всякие и не-цирковые развлекалки (водевильные шоу, музыкальные и комедийные ревю, т.п.). Вот с таким музыкальным «прицепом» под общей вывеской Ringling Brothers Circus Кид Дуглас гастролировала по Югу; в разных источниках указывают разное время её занятости в Ringling Brothers – от одного года до четырёх лет. Независимо от срока – это явный шаг вверх по профессиональной лестнице; уже не мостовая (пусть и прославленной Бил Стрит), а реальная сцена, реальные гастроли, зарплата и прочие профессиональные атрибуты.

Примерно в 1920-м году Кид закончила с Ringling Brothers и вторично обосновалась в Мемфисе. За период 1910-1920-е годы есть свидетельства сотрудничества Кид с некоторыми коллегами, имеющими сейчас легендарный статус: например, с Beale Street Jug Band; или Вилли Брауном (Willie Brown), который больше знаменит своим поздним совместным творчеством с Чарли Пэттоном и Саном Хаусом. На то время своим гитарным искусством Кид уже заметно превосходила коллег: «Именно она была королём гитары, хотя Браун и стал в то время популярнее», так вспомнил о ней гитарист Вилли Мур (воспоминание процитировано в биографии Пэттона “King of the Delta Blues:The Life and Music of Charlie Patton ".

Рассказывая об этом периоде в жизни Кид Дуглас, почти все биографы упоминают, что Кид подрабатывала проституцией (некоторые даже с точностью до доллара указывают её «тариф», сравнительно высокий по тем временам). Можно отметить, что проституция была совершенно обиходным занятием для большинства женщин, задействованных в «развлекательной индустрии» Мемфиса (ну и, очевидно, не только Мемфиса, а всего американского шоу-бизнеса тогда; тем более в негритянской среде, в которой отношение к сексу было намного более расслабленным, чем у их белых коллег).

Некоторые историки блюза считают, что примерно в середине 1920-х годов Кид Дуглас «сходила замуж». Вроде бы её мужем некоторое время был Кейси Билл Уэлдон (Casey Bill Weldon, тоже блюзмен, тоже гитарист); большинство биографов, впрочем, считают, что Кид и Кейси впервые встретились не ранее 1935-го года.

3.

Но, конечно, главная для Кид встреча во второй половине 1920-х годов – с коллегой, будущим мужем и многолетним музыкальным партнёром Уилбуром Джо МакКоем (Wilbur Joe McCoy). Уилбур – уроженец Миссиссиппи; кстати – старший брат другого известного блюзмена «Папы» Чарли МакКоя (Papa Charlie McCoy).

Джо, на момент их встречи с Кид - опытный хороший гитарист, певец, сочинитель (и он младше Кид, аж на 7 лет).

Кид и Джо начали выступать дуэтом и (счастливая случайность) – прямо на улице их услышал талант-скаут студии Columbia (talent scout, перевод по сути – «искатель талантов»; целая индустрия в шоу бизнесе, особенно во времена становления блюза, когда музыканты-негры слабо ориентировались в бизнесе; множество хрестоматийных примеров таких «скаутов», зарабатывавших в разы и десятки раз больше, чем их талантливые, но безграмотные подопечные). Кид и Джо получили предложение на запись, естественно – согласились, и в июне 1929-го года состоялась их первая нью-йоркская сессия. Именно менеджеры Columbia придумали их «географические» псевдонимы Memphis Minnie и Kansas Joe (в буквальном переводе: «Минни из Мемфиса» и «Джо из Канзаса»; любители блюза конечно понимают, что это предельно типичные псевдонимы; таких не перечесть в блюзе).

На первых записях и первых синглах ведущую роль взял на себя Джо, естественная по тем временам ситуация (лет на пять-шесть пораньше, возможно, случилось бы наоборот; говорят, что в середине 1920-х годов, на волне успехов Ма Рэйни и Бэсси Смит музыкальные менеджеры чуть ли «не глядя» подписывали пробные контракты с любой чернокожей певицей, утверждавшей, что она «умеет петь блюз»).

Некоторая уникальность в случае с Мемфис Минни в том, что её записи сохранились буквально ВСЕ (!), это огромный архив, удивительно тщательно собранный, задокументированный. Более 280 треков (ну, конечно, с повторами, вариантами, дублями). Историки и ценители блюза (особенно блюза архаичного, 1920-х-1930-х годов) отмечают уже первые сессии Минни и Джо как явление уникальное, в первую очередь из-за высочайшего музыкального мастерства ОБОИХ исполнителей. Моей личной музыкальной грамотности не хватает, но специалисты со смаком обсуждают каждый трек, равноценность лидирующей и так-сказать-аккомпанирующей гитары (это как раз Минни на первых сессиях), их фантастическую сыгранность и этакую «соревновательность» в игре; и общее мнение, что именно их гитарный стиль, при всей его типичной архаичности (по выражению одного из рецензентов “…rural party music…", музыка провинциальной вечеринки) – уже несомненный подступ к «городскому» электрифицированному блюзу…

Возвращаемся в 1929-й год.

Первые записи и первые пластинки Джо и Минни (напоминаю – Джо пока играет главную роль, он «первый» в дуэтном списке) прошли абсолютно средне. Columbia что-то из записей выпустила, что-то придержала, крепко своих новых контрагентов не контролировала, и в 1930-м году Минни и Джо записались для Vocalion. Историческая справедливость: именно запись “Bumble Bee" на Vocalion, с Минни как лидером дуэта, стала их первым настоящим хитом (эту песню они записывали и для Columbia, но студия выбрала для релизов другие треки). Очень ритмичный номер, даже чуть простоватый по сравнению с филигранными дуэтами 1929-го года, но с замечательной «женской» лирикой, по-блюзовому двусмысленной и остроумной: «Вернись ко мне, мой шмель…у него лучшее жало, которое я когда-либо видела…он так ужалил меня сегодня утром, что я весь день скучаю по нему…». Такого рода фривольные темы и вариации будут постоянными составляющими блюзовой поэтики Мемфис Минни. Современные рецензенты и биографы, отмечая в первую очередь, мощнейшую гитарную технику, тем не менее, неизменно упоминают её поэтический, авторский дар.

4.

Сотрудничество с Vocalion началось многообещающе.

Предложенный студией и принятый Мемфис и Джо долгосрочный контракт и последовавший за ним переезд в Чикаго (в том числе и для того, чтобы записываться в основном студии Vocalion в Чикаго).

Многочисленные сессии, до десяти-одиннадцати ежегодно.

Несколько успешных релизов, в том числе вторая версия фирменной “Bumble Bee" (вообще об успешности композиции и её востребованности у публики можно судить по количеству переизданий: в 1930-м году состоялся первый релиз, с “Bumble Bee" на заглавной стороне пластинки; потом ту же самую “Bumble Bee" включили на оборотную сторону следующей пластинки Минни; потом релиз “Bumble Bee # 2", с чуть замедленным, почти меланхоличным темпом и незначительно изменённым текстом; а в 1932-м году вышла пластинка с оригинальной заглавной версией и “…# 2" на обороте!)

В 1930-м году у Минни даже ненадолго появилась «своя» группа: состав одной из сессий записан как «Мемфис Минни и её джаг-бэнд»; точный состав бэнда остался неизвестным, вполне возможно, что Минни пригласила на запись Beale Street Jug Band, с которым не так давно играла на улицах Мемфса.

Vocalion выдала пиар-авансы: Мемфис Минни стали называть «главной звездой студии». Увы, вмешалась Великая Депрессия. Многие релизы отложили, количество сессий сократилось.

Прослушивая «сплошняком» записи 1930-го-1934-го годов, испытываешь двойственное чувство: удивление-восхищение стартовыми записями, очень искусными, филигранными; а потом – некоторое недоумение и досаду, потому что появляется очень много мелодических повторов; возможно специалисты могут выделить какую-то специфику, какую-то вариативность; но на любительский слух - Минни и Джо переигрывают три-четыре мелодии вновь и вновь, от сессии к сессии, год за годом; ну, с некоторыми приятными исключениями: “I'm Wild About My Stuff", “Called You This Morning", и, допустим, “After While Blues" с забавным аккомпанементом Джо на мандолине.

И ещё про лирику: из того периода рецензенты неизменно отмечают “Meningitis Blues" или, в позднем варианте “Memphis Minnie-Jitis Blues" – трогательный рассказ почти-смертельно-больной женщины о прогрессирующем недуге: «…менингит убивает меня…с субботнего вечера чувствую себя всё хуже…голова болит, спина как будто раскололась пополам…», с последующим визитом в больницу и диагнозом-приговором от врача. Биографы предполагают, что в песне отражён личный опыт Минни, по счастью несмертельный, конечно.

5.

Неизвестно, болела ли Минни так серьёзно (менингитом, в т.ч.), но вообще считается, что личные биографические детали и личный опыт отражены в творчестве Минни достаточно подробно.

Круг её знакомств был чрезвычайно широк; и блюзмены вспоминали о ней много, подробно, с восхищением. Благодаря этим подробным рассказам мы знаем о Минни не только как о музыканте, но и как о личности.

Во-первых, говорят, что она была по-настоящему «крута». Ни в чём не уступала своему мужскому, в-основном, окружению. Острая на язык и готовая к любой не только перебранке, но и реальной ссоре. Вспоминают её и с ножом в руке, и даже с пистолетом (Johnny Shines).

Во-вторых, как у многих её коллег (провинциальных по рождению и воспитанию) был у неё некоторый дефицит вкуса. Любила она избыточно пышные и слишком яркие наряды, со всякими «предельными» аксессуарами. Если декольте – то самое глубокое; если разрез на юбке – то до самого верха бедра. Аналогично и драгоценности – самые бросающиеся в глаза: браслеты и кольца – самые широкие, перстень – так размером с фалангу пальца; серьги или ожерелья – самые увесистые. И при этой показной роскоши – неистребимая южная сельская привычка: она жевала табак. Причём, как вспоминают, даже во время пения («…все время в руке у неё была кружка для сплёвывания»).

Считается, что она трижды была замужем, хотя въедливые биографы не смогли отыскать ни одного свидетельства о браке.

Не была религиозной. Как-то обмолвилась про посещение церкви: «…хотела местную госпел-группу послушать». Официально крестилась незадолго до смерти; но скорее всего, чтобы успокоить младшую сестру, которая в старости за ней ухаживала.

6.

С Великой Депрессией - студийная активность чуть снизилась, но карьера и жизнь продолжались.

Минни и Джо быстро вписались в чикагское блюзовое общество. Они регулярно выступали в клубах (DeLisa, Music Box), гастролировали по окрестностям и на Юге. Некоторое время спустя у Минни будет свой личный еженедельный ангажемент под названием Blue Monday Parties.

Широко известна (со слов второго участника, «Большого» Билла Брунзи) история про шуточное соревнование между ним и Минни. Брунзи подтверждает, что «автортетное жюри» из местных блюзменов и клубных завсегдатаев присудила победу Минни, которая спела “Chauffeur Blues" и “Looking the Word Over". Две бутылки виски были запланированы как приз победителю, но, согласно воспоминаниям Брунзи, одну из призовых бутылок он стащил и быстро выпил в одиночку…

(видимо, забывчивость Брунзи касательно репертуара в том конкурсе; вряд ли Минни исполнила “Chauffeur Blues" в первой половине 1930-х; по общему мнению она сочинила эту песню примерно в 1940-м году)

Естественным образом Мемфис Минни вскоре оказалась в большой компании блюзменов, «опекаемых» Лестером Мелроузом (Lester Melrose, главный на тот момент чикагский «искатель талантов», имевший договоры с несколькими крупными лейблами; его усилиями, его промоушеном в Чикаго сформировался новый саунд известный теперь как Bluebird Sound или Bluebird Beat, своеобразное чуть-облегчённое исполнение блюза, ориентированные на успех у самой широкой публики). Минни стала полноправным музыкантом компактной команды Мелроуза, в которой уже работали Брунзи, Тампа Рэд, очень известный пианист Black Bob и его коллега «Слепой» Джон Дэвис, и ещё несколько блюзменов.

Благоприятные факторы сложились – и карьера Мемфис Минни временно стабилизировалась и даже «пошла в гору». В 1935-м году у Минни вышло 4 сингла, в 1936-м – уже 6, а в 1937-м – 8.

Специалисты отмечают некоторое изменение её личного музыкального стиля. Она стала меньше играть лично; это объяснимо – на сессиях постоянно почти двойной-тройной состав профессионалов высочайшего уровня. Её саунд стал более блюзовым (по мнению некоторых современных рецензентов); и, конечно, в обиход вошли разнообразные «оркестровки» - c пианино, тромбоном, ударными, басом (“My Baby Want Me No More", “Please Don't Stop Him").

Похуже с семейной жизнью. Персональные успехи Минни медленно, но верно превысили персональные успехи (и статус вообще) Канзаса Джо. И тот сильно взревновал; речь идёт именно о ревности в профессии, о ревности одного музыканта к успеху другого, вернее – другой. Во второй половине 1930-х годов Минни и Джо расстались…

…А в 1939-м Минни снова вышла замуж, снова – за блюзмена, снова – за гитариста, снова – младше её годами. Ernest Lawlars по прозвищу “Сынок" Джо (Little Son Joe) был родом из Арканзаса, в начале 1930-х «отвоевал» своё место в профессиональной среде Мемфиса. Минни часто приезжала в Мемфис, и в 1938-м году они встретились-познакомились с Минни. С начала 1939-го года Джо стал постоянным сессионным и гастрольным партнёром Минни; следуя за ней, он тоже перебрался в Чикаго.

С 1939-го года Минни и «Сынок» Джо записываются для OkeH (подразделение Columbia), сессий не много (хотя они и весьма продуктивные, по 6-8 треков за сессию), но пластинок - всего по 2-3 релиза в год. Впрочем, для настоящего блюза в те годы – это ещё можно считать хорошим показателем.

7.

Минни вернулась к своему привычному музыкальному «формату» - её личный вокал под аккомпанемент двух гитар (её и «Сынка» Джо), с редкими включениями баса или ударных. Такие аранжировки, такой стиль она считала наиболее подходящим для своего творчества.

Профессиональная репутация Мемфис Минни и её популярность у публики в те годы – высочайшая. На одном из релизов “Black Rat Swing", в котором солировал (и пел) «Сынок» Джо, он указан как «Мистер Мемфис Минни» (ну, понятно, прозрачный маркетинговый приёмчик).

В 1941-м году Минни выпустила свою, возможно, самую известную песню “Me And My Chauffeur Blues". Замечательная композиция, «цепляющая» ритмика, в оригинальной версии коротенькая просто фантастическая басовая партия, кто сыграл – неизвестно, возможно «Сынок» Джо. Ну и лирика – один из многих примеров ярчайшего поэтического именно-блюзового дара Минни. «Хочу, чтобы он был только моим шофёром… не катал чужих девчонок. Куплю ему новый форд модели V8, и тогда ему не будут нужны другие пассажирки, он будет возить только меня…» (если бы не строго-женский нарратив – уверен, что песня стала бы абсолютным evergreen'ом, и каверов на неё было бы не перечесть).

Вообще записи от мая и декабря 1941-го года – очень комфортны для прослушивания (“Down By The Riverside", “Pig Meat On The Line", “You Need A Friend").

В сороковых годах Минни начала играть на электрогитаре, и (ИМХО) это уже настоящий городской блюз (хотя и исполненный всего одним электрицированным инструментом, «Сынок» Джо по-прежнему играл на аккустической гитаре. Биографы любят цитировать воспоминания известного поэта Лэнгстона Хьюза (Langston Hughes) об одном из клубных выступления Минни на исходе декабря 1942-го года: «Мощный звук электрогитары…вокал Минни, усиленный микрофоном…заполняли помещение клуба тугим ритмом, похожим на тяжёлое сердцебиение…».

8.

Известно, что сороковые годы были трудным десятилетием для блюзменов. Не в последнюю очередь из-за косвенно-военных факторов (например, строго дозированное «гражданское» использование шеллака, единственного в те годы материала для производства грампластинок), да плюс печально памятный «Запрет Петрилло», действовавший с 1942-го по 1944-й год.

Минни и Джо удержались в профессиональной музыке, хотя и не записывались в течение 3-х лет, с декабря 1941-го по декабрь 1944-го. Но и музыка «осталась на рынке» - за эти годы OkeH из сессионных архивов выпустила несколько пластинок: три релиза в 1941-м и по одному в 1942-м и 1943-м года-х.

Они некоторое время жили в Детройте, много гастролировали, хватались за любой ангажемент.

Сильно «разбавили» свой репертуар популярными песнями; в их афише тех лет – “Lady Be Good", “I Love Your For Sentimental Reason" и “How High The Moon".

И когда ситуация подправилась, когда студии-мейджоры стали искать варианты возврата на «расовый» рынок – Минни и Джо оказались в прекрасной форме, в полной готовности к работе.

Columbia пригласила их на запись в декабре 1944-го, третьим на записи был известный в те годы ударник Fred Williams. Записанный материал очень интересный на взгляд «из нынешнего времени». Например, этакая маршевая “Fashion Plate Daddy", музыкально очень соответствующая военной теме: мужчина уходит из дома, потому что «…Дядя Сэм призывает его к службе на подлодке»; или очень похожая тематически и музыкально “When My Man Comes Home": «…прямо не знаю, что и делать…дома полно забот…а мужа призвали…».

Конечно, по большому счёту, стилистика дуэта совершенно не соответствовала ни входящему в большую моду ритм-энд-блюзу, ни уже мощно звучащему городскому электро-блюзу.

Специалисты считают, что продюсеры Columbia пытались экспериментировать с саундом дуэта, подобрать разные варианты звучания. Об этом свидетельствуют беспрецедентное (для Минни за всю историю её сотрудничества с разными студиями) количество дублей: по три, четыре, пять или даже шесть (!) попыток, как с “Hold Me Blues" на сессии 26-го декабря 1946-го года. Пробовали менять (дополнять) состав и аранжировки, например в 1947-м году записывались и трио (с добавлением контрабаса), и квартетом (плюс ещё ударные), и целым комбо (плюс ещё пианино), был даже хоровой бэк-вокал. Кстати, и аккомпаниаторы – всё из первого ряда, лучшие: контрабасист Ransom Knowling, на клавишных - или Sunnyland Slim, или Roosevelt Sykes, или уже упомянутый «Слепой» Джон Дэвис.

Но, видимо, результаты этих экспериментов студию всё-таки не устраивали, Columbia выпустила в 1947-м году всего три пластинки. И сработал цепной эффект – скромные продажи, отсюда – меньше новых релизов, меньше рекламы, как следствие – дальнейшее сокращение продаж, и по нисходящей. В 1948-м году у Минни всего два сингла, в 1949-м – один-единственный.

(трудно оценить всю тогдашнюю ситуацию, все студийные резоны; на мой личный любительский вкус большинство записей тех лет, особенно с бэндом – это очень качественный и несомненно городской блюз; я уж не говорю про почти-шедевры типа “Shout The Boogie"; хотя некоторые треки стилистически явно выпадают из ряда, совершенно не соответствуют манере Минни, например, эстрадно-балладная “Luck Will Change Some Day", или “Believe Me", которая благодаря пиано-проигрышам звучит уж совсем как водевильчик; это несомненно продюсерские «эксперименты»)

9.

В 1949-м году Минни рассталась с Columbia, и следующие несколько лет – это достаточно печальная часть истории, постепенное завершение славной карьеры: попытки сотрудничества с разными лейблами, несколько сессий и очень эпизодические релизы.

В послевоенное время набирали силу независимые студии, и Минни получила предложение от свежесозданной Regal, офис которой располагался в Нью-Джерси. Студия планировала записывать ритм-энд-блюз и госпел. Основатели Дэвид и Джулс Браун (David, Jules Braun) пригласили к сотрудничеству очень многих новичков и нескольких «тяжеловесов» (Альберта Хантер, Рузвельт Сайкс).

В сентябре 1949-го Минни и Джо записались как контрагенты Regal, и материал той сессии (“Down Home Girl", “Night Watchman Blues", и др.) специалисты единогласно классифицируют как несомненный «чикагский блюз». Regal выпустила всего один сингл, и Минни-Джо вновь оказались не у дел.

В 1952-м году братья Чесс запустили вторую (для себя) студию – Checker, и искали новых контрагентов. Минни и Джо получили предложение на запись, и в июле 1952-го Минни записала для Checker четыре трека, включая новую версию “Me And My Chauffeur". Тут уже мне не нужны мнения специалистов, эти записи – несомненный и абсолютный чикагский блюз. Но, откровенно говоря, главное очарование им придаёт гармоника «Малыша» Уолтера (Little Walter); “Conjur Man" и “Lake Michigan" обязательно нужно услышать хотя бы только ради Уолтера…

Свой финальный контракт Минни подписала на JOB, ещё одной «независимой» чикагской компанией. JOB только что «выстрелила» национальным хитом (“Five Long Years" Эдди Бойда), среди её контагентов – J.B.Lenoir, Sunnyland Slim.

Предпоследняя в жизни Мемфис Минни сессия состоялась в октябре 1953-го года. Четыре трека были записаны (и два из них позже вышли на сингле) как «Мемфис Минни и её комбо» (“Memphis Minnie And Her Combo"), три трека записал «Сынок» Джо (и тоже потом вышел один сингл).

Увы, всю эту ситуацию можно было бы назвать по заглавию предпоследнего трека Джо – «Чуть поздновато…» (“A Little Too Late").

10.

Незаметно подкралась ну пусть не старость, но такая усталая зрелость. Ведь Минни уже почти шестьдесят. Уже прозвучали первые «звоночки» по здоровью.

Минни и Джо вернулись в Мемфис, регулярно выступали вживую, в-общем то – жизнь продолжалась. Некоторое время у них был постоянный субботний ангажемент в клубе Red Light, в соседнем городе Miilingtone. Минни часто играла и пела на местных радиостанциях, кратко комментировала свежие блюзовые события.

В 1957-м году с ней случился первый сердечный приступ (первый в цепочке последующих; пока самый легкий). В течение года она смогла восстановиться, в 1958-м году вступила на мемориальном концерте в честь «Большого» Билла Брунзи; а в 1959-м даже записала ещё пару треков на местной любительской студии, Джо подыграл ей на ударных. Это было чуть-ли не последним его музыкальным действом; в то время он уже не мог выступать по здоровью.

В 1960-м году всё закончилось. В результате инсульта Минни оказалась частично парализованной. А Джо скончался в ноябре 1961-го.

За Минни ухаживала её младшая сестра. Скромных сбережений и страховки не хватало, через местную прессу объявили сбор средств в помощь Минни, собрали внушительную сумму, которая позволила ей устроиться в местный дом престарелых. Там она прожила до 1973-го года и умерла от очередного инсульта.

Памятник на её могилу оплатила Бонни Райт. А церемонию похорон транслировали по ВВС.

11.

Как я ранее уже отмечал – сохранились все (насколько известно) записи Мемфис Минни, они изданы несколькими бокс-сетами: отдельно за годы работы в дуэте с Канзасом Джо; отдельно предвоенные записи, с 1931-го по 1941-й год, и отдельно послевоенные, с 1944-го по 1953-й. Вряд ли есть смысл слушать их целиком, я бы горячо рекомендовал самый первый диск из подборки “Memphis Minnie & Kansas Joe. 1929-1930", чтобы услышать их исключительного качества гитарный дуэт; и два завершающих альбома из бокс-сета “Complete Postwar Recordings", это записи в Чикаго, с чикагскими блюзменами, очень комфортный и привычный саунд. Ну, или любую CD-компиляцию, их только в текущем веке вышло около десятка.

Отдельный шедевр – альбом-трибьют “First Came Memphis Minnie" (понятно, «Первой была Мемфис Минни»); по категоричности напоминает замечательное джон-ленноновское «До Элвиса ничего не было», “Before Elvis there was nothing"; ну и, естественно, столь же спорное по сути. Хотя в случае с Минни это утверждение более справедливое, учитывая «комплексный показатель»: вокал, фантастическая гитара, плодотворное авторство, влияние на следующие поколения.

Содержание “First…" – каверы на Мемфис Минни; поют и играют Мария Мюльдор, Рори Блок, Рути Фостер, Феб Сноу, Коко Тейлор. Для Мюльдор, кстати, это сороковой (!!!) альбом в карьере. Диск настолько великолепный, что я даже не могу выделить одну-две песни из трек-листа (ну, пожалуй, “Me And My Chauffeur Blues" в исполнении Мюльдор и “Black Rat Swing" Коко Тейлор – это обязательно надо слышать).

И для всех, кто интересуется блюзовой именно поэтикой – рекомендую познакомиться с текстами песен Минни (они есть в интернете).

5.10.17  АС для BN

Группа явно в прекрасной форме, не испытывает недостатка в музыкальных идеях и звучит превосходно!

«Party Of One» - торжество метода Торогуда в иных условиях: в «тихом» сольнике сохранились его необычайная энергия, власть рок-«грува» и вокал, оживляющий наследие Л. Хопкинса, Хукера, Сан Хауса. Он полностью состоит из классики американской народной музыки

Первая акустическая работа. Песни собственного сочинения под гитару и гармошку с добавлением перкуссии и “атмосферных” эффектов. Песни грустные, неспешные, созерцательные

Потрясающий концертный альбом мастера в его лучшей форме

Green and Blues максимально точно отражает содержание диска. Здесь не только песни и композиции Питера Грина (хотя их большинство), но и другой блюз. Блюз других великих исполнителей, но всё равно всё вращается вокруг британского блюза второй половины 60-х, Fleetwood Mac и John Mayall’s Bluesbreakers

Подписка на новости
Работает без перезагрузки страницы