Тексты

Британский блюз. Часть 3.

               15. Оттилия Паттерсон, «Блюзовый Голос Британии»

&2L&    Brian Rust, личный друг и автор первой биографии Криса Барбера, написал: «Без Оттилии Паттерсон группа Барбера была бы совсем другой….». Смело добавляю - и история британского блюза тоже.
   Оттилия Паттерсон (Ottilie Patterson) родилась в городе Comber, Северная Ирландия. Предки её матери иммигрировали из Латвии, и необычное для Ирландии имя именно балтийского происхождения.
   С 9-ти лет Оттилия играла на пианино, в основном «на слух», и, по её собственным словам, «не настолько хорошо, чтобы я осмелилась аккомпанировать себе на публике».
   Училась в Belfast College of Art, где и приобщилась к джазу через коллекции пластинок своих друзей: традиционный для того времени «набор» из Бесси Смит, Мэхэлии Джексон, Ма Рейни. Помогали формированию вкуса и очень редкие примеры местных блюзовых групп. Барбер пересказывал воспоминания Оттилии о вечере танцев с местном College of Technology, во время которого Оттилия услышала “If You See Me Coming” в исполнении «Дикого» Эла Уотта (“Wild” Al Watt). Оттилия попала в компанию энтузиастов блюза – тот же Уотт, пианист Derek Martin, и другие.
   В 1951-м году Оттилия впервые спела со сцены, с группой Jimmy Compton’а, и некоторое время выступала с этой группой один раз в неделю, за «концертную ставку в 10 шиллингов». Рассталась Оттилия с Комптоном «из-за идейных разногласий»: на одном из концертов он пытался заставить Оттилию исполнить какую-то известную в то время поп-песенку. Для Оттилии это было похоже на святотатство - «всё равно что крепко выражаться в церкви». Оттилия вспылила и ушла из группы прямо во время того концерта. А когда в 1952-м Уотт и Мартин организовали свой бэнд, Оттилия стала вокалисткой их Muskrat Ramblers, первой команды в Белфасте, которая сделала значительный «крен» в сторону блюза. Увы, группа просуществовала недолго, скромный спрос на джаз и блюз в Ирландии не обеспечивал прожиточного минимума молодым музыкантам.
   Летом 54-го года Оттилия решила попытать счастья в столице. К тому времени она уже работала учительницей рисования, и вот на летние каникулы, взяв с собой все сбережения, она приехала в Лондон. Она посетила несколько джазовых клубов и тусовок, услышала вживую Chris Barber’s Jazz Band. Ей удалось спеть с несколькими группами. Постоянной работы не находилось, и Оттилия обратилось в агентство Humphrey Littelton’а – не нужна ли какой-нибудь группе блюзовая солистка?
   Дальше ситуация развивалась как классическая мелодрама: досадные недоразумения, преодоленные трудности и хэппи-энд. Литтелтон представил Оттилию Beryl’у Bryden’у, а тот привел Оттилию в клуб, принадлежавший тому же Литтелтону. В лето 54-го года в этом клубе постоянно выступал Chris Barber’s Jazz Band, но сам Барбер как раз был серьезно болен и в клубе не присутствовал. Оттилия спела несколько номеров под аккомпанемент пианиста Johnny Parker’а, и это выступление услышал Лонни Донеган. Он представился Оттилии и предложил ей работу в Chris Barber’s Jazz Band. Оттилия с радостью согласилась, и даже выступила несколько раз с группой. Но Барбер по-прежнему отсутствовал из-за болезни, и Оттилия не могла получить гарантий постоянной работы. Скромные сбережения закончились, и Оттилия вернулась в Ирландию, с единственным фунтом, оставшимся в кошельке. Вернулась, чтобы обнаружить, что её рабочее место сократили. Оттилия написала Барберу письмо с просьбой о месте в группе. Барбер согласился. Оттилия вновь написала ему, попросив указать дату, когда она могла бы приступить к работе? А Крис с командой уехали на очередные гастроли, и, естественно, ответа не было. Оттилия уже отчаялась, и тут пришла телеграмма от Барбера: «Не могли бы вы начать в ближайшую пятницу?». Хэппи-энд частной истории. И начало замечательной блюзовой карьеры.

&3L&

   9-го января 1955-го года на сцене лондонского Royal Festival Hall Оттилия дебютировала перед широкой публикой как солистка Chris Barber’s Jazz Band. Вначале знатоки джаза были удивлены как голосом Оттилии, так и не совсем типичной, статичной манерой исполнения, контрастирующей с её страстным вокалом - она стояла перед микрофоном неподвижно. Сам облик Оттилии, изящной стройной женщины, несколько противоречил традиционному типажу блюзовой певицы, тому обобщенному образу, который сложился у поклонников блюза по немногим фотографиям Бесси Смит и Мэ Рейни, и закрепился как стереотип после гастролей Мэхэлии Джексон. Вот фрагмент из одной рецензии: «Никто не знал чего ожидать от новой вокалистки группы Барбера…Стройная привлекательная леди в белом платье не воспринималась как блюз-певица». На том концерте Оттилия спела “St.Louis Blues’, “I Hate a Man Like You”, “Reckless Blues” и “The World Is Waiting For The Sunrise”. Уже по ходу концерта стало понятно, что Оттилия прекрасно дополняет барберовский саунд, и что она – великолепная певица. Отзывы на концерт развеяли последние сомнения: газеты напечатали целый спектр эпитетов, от «реинкарнация Бесси Смит» до «величайшая блюзовая певица, которая когда-либо рождалась на Британских островах».
   Как видим, в начале карьеры и критика, и Барбер, и сама Оттилия отмечали, что её пение очень напоминает Бесси Смит. В этом комплименте есть привкус критики, сожаления: дескать, манера Паттерсон старовата. Но Оттилия стремительно прогрессировала, и вскоре ни один серьёзный журналист не смог бы назвать стиль Паттерсон анахронизмом.

   Уже с этим первым концертом (перед широкой публикой) Оттилия, можно сказать, сразу попала в историю британского джаза и блюза – концерт был записан и его фрагменты вышли на Decca’вском EP “Chris Barber at the Royall Festival Hall”.
   Вообще записи Оттилии Паттерсон с бэндом Барбера пользовались спросом. То, что не интересно публике – не раскупается, и, следовательно, не переиздается. А уже самые первые записи Оттилии переиздаются неоднократно. Например, мартовская серия сессий (3 и 8 марта, “Sister Kate”, “Trouble In Mind”, “Poor Man’s Blues” и другие) выходила, например, и на нескольких EP студии Metronom Records, в т.ч. “That Patterson’ Girl” и ещё двух под общим названием “Chris Barber Plays the Music of Clarence and Spencer Williams” (volume 1 и потом volume 2). Эти же композиции переизданы под лейблом Nixa.
   Таким образом, ранней весной 55-го года стартовал и начал стремительно пополняться блюзовый аудио-архив Оттилии. До конца года вышло более десятка синглов и EP Оттилии, но не как её сольные пластинки, а как “Ottilie Patterson with Chris Barber Jazz Band”. Не очень важно, в каком порядке располагались на обложке участники записи, интересно в первую очередь содержание пластинок. К исходу 55-го уже вышли “Trouble In Mind”, “Poor Man Blues”, “St.Louise Blues”, “Beale Street Blues”, а со сцены регулярно звучали больше дюжины настоящих блюзов, которые составили постоянный репертуар Паттерсон.
   И, поскольку я пытаюсь передать историю британского блюза, а не джаза и скиффла, кажется справедливым вести отсчет блюзовой дискографии в Британии не с 57-го-58-го годов (первых синглов Корнера), и тем более – не с 60-х годов, а именно с этих месяцев 55-го года - с первых пластинок Оттилии Паттерсон.
   Кстати, забегая немного вперед, отмечу, что и первый британский чисто блюзовый альбом тоже выпустили Барбер и Оттилия. Он вышел под названием “Chris Barber’s Blues Book. Volume One” на Columbia в 1961-м году. Интересна компоновка альбома: наряду с каверами уже хорошо известных блюзов и ритм-энд-блюзов (“Kansas City”, “Blues Before Sunrise”, “Good Mornin’ Blues”, “Mama, He Treats Your Daughter Mean”) в альбом включены две композиции, которые сочинила сама Оттилия: “Bad Spell Blues” и “Tell Me Why”, которые она посвятила Мадди Уотерсу. Эти авторские блюзы, пожалуй, лучшее свидетельство того, что «блюз в крови» у Оттилии, и все ею полученные похвалы заслужены и оправданы. Ну, и, при всей оригинальности Оттилии как блюзовой певицы, при проигрывании этого альбома не избежать воспоминаний о Бесси Смит или Ма Рейни. Само музыкальное сопровождение – духовые, банджо – сразу провоцирует воспоминания о Нью-Орлеане 20-х-30-х годов.

   Популярность группы Барбера, и Оттилии, как солистки этой группы, росла не только за счет удачных релизов. Уже через год профессиональной деятельности Барбер понял, что путь к известности – это гастроли, в первую очередь. В 1955-м году он организовал своей первый «марафон-тур» по Британии. Brian Matthew в своей книге «Сумасшествие вокруг традиционного джаза» (“Trad Mad”) писал: «Барбер выступил в каждом клубе и каждом зале, которые для этого подходили». С первых годов карьеры Барбер старался, чтобы его музыку могло услышать «максимальное число людей в наилучших условиях из возможных».
Barber’s Jazz Band был «в большом авторитете» у молодежи – и за счет собственного репертуара, и за счет совместных с американскими музыкантами гастролей. Известно, что именно по дороге на очередной концерт Барбера в Ньюкасле познакомились Eric Burdon и John Steel – будущие the Animals.
   Британией гастроли Барбера не ограничивались. Он принимал множество приглашений из Европы, например, в 1959-м году группа гастролировала по Европе в общей сложности 29 недель (больше полугода). Неудивительно, что уже к концу 60-х годов европейские джазовые фэны считали Chris Barber’s Jazz Band «лучшим джаз-бэндом в мире».

   Первые американские гастроли Оттилии как вокалистки Chris Barber’s Jazz Band иначе как триумфальными и не назовешь. В знаменитом клубе Smitty’s Corner искушенная в блюзе публика потребовал от Оттилии спеть под аккомпанемент группы Мадди Уотерса; газета “San Francisco Examiner” опубликовала фото Оттилии с подписью «Единственная Ирландская Блюзовая Певица в мире»; музыкальные обозреватели отмечали истинный «южный акцент» (!) певицы и её «нью-орлеанский вокал». Характерная цитата: «Оттилия свела с ума Municipal Auditorium».
   Сама Оттилия много лет спустя как один из пиков своей карьеры вспоминала такой эпизод. В одном из чикагских клубов пожилая негритянка подошла к ней после концерта и спросила: «Девочка, как это у тебя получается петь точно как мы?».
   Уже легендой стала история о том, как в 1962-м году на джазовом фестивале в Вашингтоне сам Дюк Эллингтон сидел в своей гримерке и десять минут ждал очереди выхода на сцену, пока публика раз за разом бисировала Оттилию.

&4L&

   Благодаря блюзу состоялась и личная жизнь Оттилии – в ноябре 1959-го года она вышла замуж за Криса Барбера. Сама свадьба прошла скромно, но Крис и Оттилия были уже достаточно заметными фигурами шоу-бизнеса, и об этом событии упоминалось в вечернем новостном выпуске ВВС, а на следующий день несколько газет опубликовали соответствующие статьи и фотографии.
   К сожалению, активная музыкальная карьера Оттилии длилась менее 10 лет. За эти годы, кроме собственных триумфальных выступлений, она познакомилась и выступила с блюзменами, которые уже тогда считались живыми легендами – с Джеймсом Коттоном, Сонни Бой Уильямсоном II, «Сестрой» Розеттой Тарп и другими.

   Увы, ничто хорошее не вечно: в 1963-м году у Оттилии Паттерсон начались проблемы с голосовыми связкам. Несколько месяцев лечения, попытки вернуться на сцену, несколько лет болезней, уходов, возвращений, и в 1973-м году закончилась её впечатляющая карьера. Время от времени она выступала, как правило, это были различного рода торжественные мероприятия: годовщины образования групп, клубов, студий.

   Уход Оттилии в 1965-м году, кроме того, что это – личная драма Оттилии и Криса, означал, в том числе, и невозможность исполнения многих блюзов в уже привычном для бэнда формате: «У нас так и не было после этого блюзового фронтмена-вокалиста».
   Вклад Барбера и Оттилии в популяризацию блюза отмечался журналистами и историками музыки. Max Jones: «Оттилия сделала для популяризации блюза в Британии больше, чем любой из британских музыкантов». Впрочем, это цитата из самого окончания 50-х годов, когда собственно британский блюз в его современном понимании только зарождался.

   Оттилия развелась с Барбером в 1983-м году. Но гастролировала с Chris Barber’s Jazz Band в 1994-м году, в длительном турне 40th Anniversary Tour, посвященном 40-летию образования группы.

               16. О датах рождения и родителях

   Хочется еще раз вернуться к теме: какой именно год считать за год рождения британского блюза?
   Несколько дат мной уже названо:
   1949-й – как точно известный год, когда британскими музыкантами стал осознанно исполняться именно блюз (Барбер сотоварищи, с Алексисом Корнером в том числе, еще в статусе любителей);
   1953-й – блюз в исполнении британских профессиональных музыкантов был впервые записан на пластинку (первые релизы Chris Barber’s Jazz Band; блюзовые композиции просто включены в эти синглы вперемешку с джазовыми);
   1955-й - первые релизы Оттилии Паттерсон. Несомненный аутентичный блюз, признанный всеми ценителями (американскими также).

   Большинство источников, рассказывающих о британском блюзе и включающих более-менее строгую датировку, начинают отсчет истории брит-блюза с 54-го или 55-го годов, когда дуэт Корнер-Дэвис объявил себя блюзовым дуэтом и основал соответствующий клуб.
   Одну из самых интересных работ по истории бритблюза написал Peter Frame. Он подробно, до месяцев и дней, проследил формирование лондонской (и, частично, британской) блюзовой сцены, с упоминанием всех более-менее заметных групп, музыкантов. Frame кропотливейшим образом вычертил блюз-роковое «дерево», выросшее из корневого дуэта Корнер-Дэвис. Свою историю бритблюза Frame отсчитывает от 1955-го года. Основание: Алексис Корнер и Сирил Дэвис отрешились от всяких скиффлов и джазов и приняли решение об образовании именно блюзового дуэта.
   Такая причина для принятия 55-го года, как начального в истории британского блюза, представляется тоже вполне резонной.
   Естественный вопрос, следующий за установлением даты рождения: а родители кто? Особых споров по этому поводу не возникало. Во-первых, потому что кандидатур немного, во-вторых, сами «родители» вели себя предельно корректно по отношению друг к другу, и при обсуждении этой темы с журналистами никогда не забывали упоминать о других претендентах на почетное звание «Отец Британского Блюза».
   Понятно, что музыка – это не физиология, так что в рассказе с полным основанием присутствуют сразу три «отца».
   Первый, конечно, Крис Барбер. Не буду повторять всего уже рассказанного (и многое ещё будет рассказано ниже). Обидно только, что забывают, или, того хуже - вообще не знают про него те журналисты, которые начинают писать историю брит-блюза где-то с начала 60-х годов.
   Второй бесспорный «папа» - Алексис Корнер (или в паре-дуэте в Сирилом Дэвисом). Похоже, каждый британский блюзмен хоть раз в жизни вышел на сцену как музыкант группы Blues Inc. Кстати, одна из посвященных Корнеру статей в журнале Rolling Stone от 8 июля 1971-го года так и называлась - «Всем нам папа» (“The Father Of Us All”).
   Джон Мэйолл попал в узкий круг «отцов». Мне кажется, не только за бесспорные заслуги и оригинальность, но и «за выслугу лет». Так уж получилось, что Барбер у большинства публики ассоциируется преимущественно с джазом, а Корнер (Корнер-Дэвис) не дожил до того времени, когда блюз вновь стал музыкой модной, прибыльной и когда блюз стал темой исторических штудий с присвоением соответствующих титулов и званий. Мэйолл тоже начинал в уже очень далекие 50-е годы; в его группе успели поиграть и выучиться многие британские блюзмены и рокеры. Кроме того, и это крайне важно, Мэйолл остался верен блюзу на протяжении всей своей карьеры.

               17. Даты и события – 1958

   19 апреля 1958-го года – одна из важнейших дат для британского блюза. В этот день состоялся первый концерт в клубе Marquee, «самом главном клубе в истории европейской поп-музыки», как его позже называли. Для этого рассказа, конечно, интересны первые 10-15 лет его работы, блюзовый этап.
   Я уже неоднократно упоминал про лондонский район Сохо. Еще с XIX века это район с устойчивым богемным статусом и соответствующим содержанием: театры и мюзик-холлы, дорогие рестораны и дешевые клубы, просто грошовые забегаловки и публичные дома в изобилии. Первый джаз и блюз в Британии тоже прозвучал в Сохо. Там в 30-е выступали Original Dixieland Jazz Band из Нью-Орлеана, Луи Армстронг, Дюк Эллингтон. В 50-е годы в Сохо появились первые офисы кино- и телекомпаний.
   Джазовый бум инициировал образование новых музыкальных клубов. Про некоторые из них я уже упоминал (Flamingo, Roundhouse).
   По адресу 165 Offord Street базировался целый развлекательный комплекс под названием Academy Cinema, включавший кинозал, ресторан, несколько магазинов и танцевальный зал Marquee на первом этаже. Название Marquee (в буквальном переводе «шатёр») возникло само собой, благодаря оригинальным декорациям зала, копирующим цирковой интерьер. Кстати, автором декораций был Angus McBean, театральный дизайнер и впоследствии очень популярный фотопортретист. Обложка битловского “Please, Please Me” (Битлы на балконе офиса EMI) – это тоже работа McBean’а.
   George Hoellering, владелец комплекса, в течение ряда лет пытался сделать из танцевального зала Marquee ведущую джазовую площадку в Сохо, но без особого успеха. В январе 1958-го он, вместе с менеджерами комплекса, даже запустил программу субботних и воскресных «Джазовых Ночей», но, несмотря на все усилия, площадка стремительно теряла популярность.
   Холлеринг обратился за консультацией и помощью к Harold’у Pendleton’у. Пендлтон уже 10 лет жил в Лондоне. Начинал этот юноша из Mercyside как простой бухгалтер, увлеченный джазом. Я уже упоминал, что в свой первый же день в Лондоне он познакомился с Крисом Барбером, тогда еще музыкантом-любителем. Со временем Пендлтон стал менеджером Барбера, потом – секретарем National Federation of Jazz Organisations. Для облегчения маркетинга он настоял на переименовании организации с National Jazz Federation, привлёк к работе нескольких молодых джаз-фэнов, и уже через пару месяцев во главе NJF стоял совет директоров (молодых), среди которых были и сам Пендлтон, и Крис Барбер.
   Кстати, офис NJF располагался тоже в Сохо, на Carlisle Str.
&5&

   Пендлтон согласился стать совладельцем Marquee, как отдельного от Academy Cinema заведения, взяв на себя часть расходов, но обеспечив себе место «художественного руководителя».
   12 апреля 58-го года Marquee Jazz Club официально объявил о начале работы, а 19-го, как уже говорилось, состоялся первый (уже под руководством Пендлтона) концерт, в котором выступили Kenny Baker и Michael Garrick Quartet.
   Ну и, само собой разумеется, частым гостем Marquee стал Крис Барбер с группой. А уже к концу года Пендлтон дал возможность несколько раз выступить на сцене Marquee дуэту Корнер-Дэвис.

   Пендлтон постарался придать клубу возможный максимум респектабельности. При этом Гарольд не боялся экспериментов и чутко следил за модой. К исходу 1962-го года в клубе Marquee два вечера в неделю (по средам и четвергам) анонсировались как «Ночи Ритм-энд-блюза», и, естественно, постоянными участниками этих программ стали Корнер и Дэвис, вначале дуэтом, а потом – как лидеры собственных групп, Blues Incorporated и Cyril Davis & the R&B All Stars, соответственно. Об этом подробнее ниже.

   Список британских и американских музыкантов, выступавших в Marquee в 60-е годы – это мини-рок-энциклопедия: Хаулин Вулф, Фредди Кинг, Мадди Уотерс, Сонни Бой Уильямсон II, Роллинг Стоунз, Manfred Mann, Long John Baldry со своими Hoochie Coochie Men (в состав которых тогда входил и Род Стюарт), Yardbirds, Moody Blues, Spencer Davis Group, Cream, Джимми Хендрикс, Led Zeppelin. Это ещё начало списка.
   И, наверное, прав был журналист New Musical Express, который написал в статье, посвященной 10-летию Marquee: «Его можно сравнить с нью-йоркским Apollo. Но ничего похожего на Marquee в целом мире всё-таки нет».
   Я еще неоднократно упомяну Marquee в этом рассказе.

           18. Даты и события – 1958, гастроли Muddy Waters’а

   Отдельно, как о важнейшем событии 58-го года, необходимо написать о гастролях Muddy Waters’а. Эти гастроли трудно переоценить, они произвели мощнейшее впечатление на музыкантов и прессу.

&6R&


   Muddy Waters приехал в Англию в октябре 1958-го вместе с Otis’ом Spann’ом. В этот раз усилия Криса Барбера совпали с усилиями еще одного энтузиаста джаза, имевшего неизмеримо большие возможности, чем Барбер. Лорд Harewood, двоюродный брат Королевы Елизаветы II, горячий поклонник джаза, патронировал очередной джазовый фестиваль в Лидсе. А уже стараниями многих джазменов, Барбера в том числе, в рамках фестиваля удалось организовать блюз-секцию, гостями которой стали Джимми Рашинг и Мадди Уотерс со Спэнном.
   Трудно сказать, понравилась ли самому лорду Harewood’у выступление Уотерса, но точно известно, что публика была ошарашена электрогитарой Уотерса. Такого мощного электрифицированного звука Британия еще не слышала. Да что там неискушенная публика! Даже на опытных музыкантов Мадди вначале произвел впечатление ошеломляющее. Вот слова самого Барбера: «Он нас просто нокаутировал».
   Выступлением в Лидсе гастроли Уотерса в Британии не закончились, он выступил «точечно» по всей Англии. Уотерс получил лучшие концертные залы – St.Pancras Baths в Лондоне, Free Trade Hall в Манчестере и прочие.
   Аккомпанировали ему Крис Барбер с группой. Естественно, что имела место некоторая несыгранность, какие-то номера шли вообще экспромтом. Много лет спустя Барбер вспоминал «гитарное соло, которое началось одновременно с соло на пианино» и «совсем не те аккорды», но все равно это «было потрясающим шансом сыграть вместе с легендой».

   Уотерс блеснул не только в качестве музыкального гиганта, но и как секс-символ блюза. Его “I Just Want To Make Love To You” просто «придавила» публику! Вотерс прямым текстом заявлял со сцены, «я готов для тебя, и ты готова для меня», или «он заставит симпатичных женщин скакать и визжать…все понимают, что я имею в виду». Это было похлеще британских подростковых кумиров.
   Кстати, о «компетентности» прессы. Один из музыкальных критиков Manchester Evening News написал: «Я не могу назвать Уотерса настоящим блюзовым музыкантом». Вот так вот…

               19. Корнер и Дэвис, 1955-1959.

   Середина 50-х. Молодые блюзмены Корнер и Дэвис не теряли энтузиазма. Скромный ангажемент, грошовые заработки не смущали их.
   Гастроли американских блюзменов, рост числа импортируемых записей дали им огромную учебную базу. Позже Корнер скажет, что «возможность просто посидеть под сценой во время выступления настоящих блюзменов – уже замечательная школа». Насчет «просто посидеть» это Алексис поскромничал. Напомним, что Барбер – организатор большинства блюзовых гастролей конца 50-х – начала 60-х годов, что обеспечило Корнеру и Дэвису доступ в компанию заезжих блюзменов. Алексис и Сирил не просто слушали и общались с гастролерами. Корнер-Дэвис имели счастье сыграть вместе со многими штатовскими звёздами, а с некоторыми из них у Корнера-Дэвиса установились прочные дружеские связи. Они выступали, например, вместе с Биг Биллом Брунзи и Джимми Рашингом. Со слов современников известно, что Сонни Терри и Брауни МакГи были частыми гостями на выступлениях Корнера-Дэвиса, причем Терри высоко отзывался о дуэте. Похвала Сони Терри дорогого стоила.
   Это положительные отзывы патриархов блюза. А вот как вспоминал о Корнере-Дэвиса, например, Geoff Bradford: «Корнер и Дэвис выступали дуэтом. Они пели много вещей Leadbelly. Потрясающе пели, никогда ничего подобного не слышал. Если не смотреть на них, можно было подумать, что это поёт сам Leadbelly. Невероятно!»

   Зарождающаяся мода на блюз, собственные усилия, протекция Барбера, молодые энтузиасты-поклонники – все эти обстоятельства помогли Корнеру-Дэвису с выпуском первых пластинок. Да не где-нибудь, а сразу на Decca. Это два уже упоминавшихся EP “Blues From The Roundhouse”, выпуски 1-ый и 2-ой.
   На этих EP выпущены результаты двух сессий. Первая состоялась 22 июля 1957-го года. В Decca’вской West Hampstead Studious записаны две песни Big Maceo, “Country Jail” и “Easy Rider”, по одной композиции авторства Estes’а и Leadbelly – “Ain’t Gonna Worry No More” и “Kid Man”.
   Почти через год, 29-го апреля 1958-го, в той же студии записаны три песни Leadbelly “Sail On”, “National Defense Blues” и “Death Letter”, а также одна композиция Johnson’а “Go Down Sunshine”.
   На этих пластинках зафиксированы и другие пионеры британского блюза. Некоторые из них, увы, сошли со сцены раньше, чем блюз стал коммерчески выгодным. Эти коллеги Корнера-Дэвиса: контрабасисты Chris Capon и Jim Bray, Mike Collins, простой служащий, великолепный лингвист и, по совместительству, специалист по игре на стиральной доске, а также бухгалтер-пианист Dave Stevens, который в течение 50-х годов переиграл, наверное, во всех лондонских джазовых и блюзовых группах.
   Кстати, про названия и даты: на первом из ЕР “Blues From The Roundhouse. Volume 1” исполнителями указаны Alexis Korner’s Skiffle Group. Как вспоминал сам Корнер, на таком названии группы настояла студия: «Мы не были скиффл-группой, мы были блюз-бэндом. Мы много спорили с Decca, но они настаивали на названии скиффл». Всё просто, студия хотела играть козырями: слово «скиффл» модно, а кто прельстится названием «блюз»? Зато второй ЕР “Blues From The Roundhouse. Volume 2”, вышел в декабре 1958-го года уже под именем Alexis Korner’s Blues Incorporated, т.е. название это Корнер уже «пробовал на слух» за 4 года до того срока, который считается официальной датой рождения Blues Incorporated.
    (Замечу, что про эти записи существует другой рассказ, даты и прочие детали которого не совпадают с написанным несколькими абзацами выше. Я опирался на данные с официального интернет-сайта Корнера).
   На примере Корнера-Дэвиса в очередной раз есть возможность убедиться в справедливости тезиса об отсутствии «пророков в своём отечестве». Вначале электрогитара и усилители Уотерса воспринимались в джазовых клубах Британии как святотатство, какофония, насмешка над вкусами джазменов. Потом широкая публика «приняла» новый саунд. Но когда британцы Корнер и Дэвис «электрифицировали» свой дуэтный блюз, они сразу потеряли больше половины своих концертных площадок. Владельцы клубов, которые их акустический дуэт принимали «на ура», категорически отказались от «электро-блюза».
   Корнер и Дэвис не хотели сдавать позиций и отказываться от нового саунда, который они уже достаточно освоили, и который им уже очень нравился. В поисках пути творческого выживания дуэт вновь вошел в состав Chris Barber’s Jazz Band.


               20. Британская эстрада, 1955-1960

   Конечно, скиффлом или джазом британская эстрада не ограничивалась. Как раз в середине 1950-х годов начался поп-взрыв. С оригинала американской рок-н-ролл-культуры лепился британский слепок.
   Если в Штатах на общем стремительно сформированном попсовом фоне ярко выделялись несколько настоящих рокеров (Элвис первых годов, Berry, Diddley, Cochran, братья Burnette), то британская сцена формировалась сразу по наихудшему, предельно попсовому варианту.
   В самых первых британских «рокерах» ни грамма протеста, ни единой вызывающей чёрточки, ничего «против приличий». Томми Стил, Клифф Ричард и последовавшие за ними Марти Уайлд, Билли Фьюри и прочие «бунтари» (пусть нас не обманывают их «дикие» псевдонимы: wild, fury) – это условный вызов благопристойной Англии. Но даже их псевдобунтарские повадки всколыхнули молодежь, которая была приготовлена к формированию своей субкультуры двумя годами скиффл-музыки.
   Прилизанный британский рок-н-ролл стремительно привнес в родной шоу-бизнес то, чего не хватало скиффлу – большие деньги. Организовывались промоутерские агентства, появилось множество новых радиопередач и около десятка национальных и местных теле-шоу, выделились несколько мощнейших менеджеров и продюсеров. Как грибы росли новые студии и филиалы уже существующих, в которых воспитывалось молодое поколение продюсеров, звукоинженеров, техников.
   Наконец-то большинство хозяев и инвесторов британского шоу-бизнеса поняли, что тинейджеры составляют мощную коммерческую базу.
   Приятно, что некоторыми плодами британского поп-бума через несколько лет смогло воспользоваться первое поколение островных блюзменов.
   Моду на рок-н-ролл поддерживали гастроли штатовских рок-звезд и их местные релизы. Вовсю перепечатывались Элвис (“Jailhouse Rock” надолго возглавил британские чарты), Хэйли, Берри, Домино, Холли, Кокрейн, братья Эверли. В 57-м году по Британии триумфально проехал Билл Хейли, в 58-м гастролировали Бадди Холли и Джерри Ли Льюис (те самые скандальные гастроли, в ходе которых вскрылся факт сожительства Льюиса с его тринадцатилетней кузиной, что стало причиной не только срыва британских гастролей, но и 10-летнего спада в его карьере).

           21. Корнер и Дэвис - вновь вместе с Барбером.

   Вот цитата из интервью Барбера для “British Blues Review”: «Дела у них шли плохо. Не получалось с концертами в клубах. Хозяева возражали против электрогитары, усилителей…Мы предложили им присоединиться к нашему бэнду. И сделали получасовой чисто блюзовый сет. Алексис и Дэвис играли, Оттилия пела».
   Барбер время от времени участвовал в различных радио-шоу. Считается, что впервые в британском прямом эфире блюз (или ритм-энд-блюз, как угодно) прозвучал в исполнении английской группы в 1961-м году, и группой этой стал опять же Chris Barber’s Jazz Band. На BBC шла передача “Trad Tavern”, исключительно джазовая по репертуару. В одной из передач Барбер своим авторитетом «продавил» несколько блюзовых номеров. Оттилия пела, Корнер лидировал в бэк-группе.
   Для Корнера и Дэвиса постоянная работа в группе Барбера пришлась очень кстати. Новые гастроли, новые знакомства, стабильный заработок.

   В июле 1960-го Алексис аккомпанировал Мемфису Слиму при записи материала, который в 1965-м году вышел на голландской студии Black Lion как альбом “Memphis Slim, Alexis Korner: Rock Me Baby!”. Это, конечно, классический блюзовый репертуар.
   А вот в апреле 61-го Корнер на квартире одного из друзей записался с гитаристом Davy Graham’ом. Грэм – очень интересный музыкант, схожий с Корнером неустанной тягой к экспериментам. Грэм играл фолк, блюз, джаз, индийскую и даже ближневосточную музыку. EP под названием “3/4 A.D.” вышел в 62-м году, когда Blues Inc уже стала самой известной британской блюз-группой.

   Несмотря на все преимущества работы в стабильном и популярном джазовом коллективе, у Корнера и Дэвиса вновь появились разногласия и с Барбером, и с другими джазменами группы. Аппетит приходит во время еды, Алексису и Сирилу стало не хватать получасового блюзового сета. Опять цитата из Барбера: «Они хотели весь вечер играть блюз». Допустим, если Барбер и не возражал бы, но это означало перестроить весь ансамбль под вкусы Корнера-Дэвиса, что уже не представлялось возможным: «Для искусного джазового музыканта традиционные блюзовые фигуры слишком просты. Трудно заставить, например, джазового трубача весь вечерь играть эти блюзовые такты».
   Корнер-Дэвис опять задумываются о самостоятельной (без Барбера) карьере. Аргументов «за отделение» прибавилось. Во-первых, новые гастроли американских блюзменов, их коммерческий успех. Во-вторых, очевидный рост аудитории блюза. Теперь блюзовые сеты барберовских концертов пользуются чуть ли не большей популярностью, чем собственно джазовая «основная часть программы», особенно – у юных слушателей.

   И в декабре 1961-го года, после 6 месяцев с Chris Barber’s Jazz Band, Корнер и Дэвис вновь уходят «в самостоятельное плавание».
   Кстати, в этом же декабре 61-го в ранг самостоятельной группы перешли the Blue Flames. В течение нескольких лет Blue Flames аккомпанировали Billy Fury, одному из длиннющей шеренги «британских Элвисов», исполнявших припопсованный рок-н-ролл. После ухода от Fury лидером группы, её вокалистом и клавишником стал Georgie Fame.

&7&

   Blue Flames не назовешь чисто блюзовой группой. Её крайне эклектичный стиль сформировался под влиянием Fame’а, который одинаково любил и хорошо исполнял рок-н-ролл, поп, ритм-энд-блюз, джаз и ска. Упоминаю о нём потому, что, во-первых, ритм-энд-блюзы составляли значительную часть его репертуара. Во-вторых, в 1962-м-1963-м годах Blue Flames, несмотря на эклектичность стиля, числилась второй (всего-навсего второй) профессиональной блюзовой группой (после Blues Inc.). Ну, и, в-третьих, Fame одним из первых в Британии освоил Hammond B-3. И к творчеству Fame’а я ещё неоднократно вернусь.

                (продолжение следует)

Звучание альбома сильно отличается от прошлых работ Аны. Современный поп-саунд, фанк и соул, мягкий звук. Похоже, пластинка с прогибом под вкусы успешных и консервативных покупателей среднего класса, прежде всего, дам, выросших на "уроках" сериала "Секс в большом городе". Продюсером диска выступил знаменитый Кеб Мо, знающий как угодить подобной публике 

В случае с проектом “Blues And Boogie» можно сказать: классику чёрного блюза интерпретирует классик американского рока. Звучит диск поразительно свежо и энергично

Сильный диск. Ему явно пытались придать характер жёсткого soul-rock, и оно удалось. Этот тренд, кстати, сейчас можно назвать модой – новое поколение тянется почему-то к подобному звуку. Странно было бы не включить в диск «старые любови» Даны типа кантри и акустического фолка, однако пара песен не меняет общей картины. Огонь, много агрессивной меди и превосходный голос. Зачёт-зачёт!   

Абсолютный рок/блюз-шаффл и тяжёлый boogie-рок. Супер!

Green and Blues максимально точно отражает содержание диска. Здесь не только песни и композиции Питера Грина (хотя их большинство), но и другой блюз. Блюз других великих исполнителей, но всё равно всё вращается вокруг британского блюза второй половины 60-х, Fleetwood Mac и John Mayall’s Bluesbreakers

Подписка на новости
Работает без перезагрузки страницы