Тексты

Британский блюз. Часть 5.

                     Зима 1961-1962 годов

     Ситуация под новый 1962-й год резко отличалась от имевшей место всего год назад, не говоря уж про вторую половину 50-х годов. Начальная компания тех самых «…может быть, двухсот человек» стремительно увеличилась. Выросло целое поколение молодых людей, любящих блюз и желающих его играть. И за десять лет, с 1951-го года, с первого визита Мэхэлии Джэксон и Биг Билла Брунзи, сформировалась публика, понимающая настоящий блюз.
     В эту зиму в Лондоне репетировали и начинали выступать с прицелом на профессиональный статус несколько блюзгрупп. Две представляли «серьезную силу», остальные известны сейчас просто благодаря участию в них будущих супер-звезд.
     Из этих групп в первую очередь, упомянем, конечно, Blues Inc. Эта группа, её лидеры Корнер и Дэвис – главные в этой части нашего рассказа. Их деятельность послужила своеобразным катализатором блюз-движения. Blues Inc. либо первенствовала, либо участвовала во всех важнейших событиях этого переломного 1962-го года. Но об этом подробный рассказ ниже.

     Во-вторых, как очень сильный профессиональный коллектив заявили о себе упоминавшийся в прошлой части Blue Flames с лидером Джорджи Фэймом.

     Той зимой Фэйм, можно сказать, немного опередил Корнера-Дэвиса: Джорджи уже имел сыгранную группу, с некоторыми музыкантами из состава которой он аккомпанировал Billy Fury ещё летом 61-го. У группы не строго блюзовый, но объёмный и достаточно интересный репертуар из рок-н-роллов, ритм-анд-блюзов и свингов. Кроме того, с февраля 62-го у Blue Flames есть концертная площадка – клуб Flamingo. Flamingo, изначально ориентированный на джаз, постепенно сдает позиции и отступает к ритм-энд-блюзу, в первую очередь из-за стремительно растущей популярности Фэйма.

     В-третьих, в Лондоне и окрестностях ещё с 1958-го года выступает дуэт Keith & Geoff в составе пианиста Кейта Скотта (Keith Scott) и гитариста Джеффа Брэдфорда (Geoff Bradford). Джефф во время службы в британских ВМС от нечего делать выучился играть на гитаре, потом увидел и услышал Биг Билла Брунзи, Бо Диддли и «заболел» блюзом. Уволившись со службы, работал в Standard Telephones и искал каждую возможность выступить и потусоваться, часто партнёрствовал с Сирилом Дэвисом. А Кейт учился в Art College в г.Hornsey, имел огромную коллекцию блюзовых записей и отлично играл на пианино (по отзывам многих современников, Скотт «…лучший пианист Британии»). Вначале Кейт и Джефф играли и пели дуэтом, взяв за образец Лироя Карра и Скрэппера Блэкуэлла, а в феврале 62-го они создали ритм-энд-блюз квартет Interval Group, пригласив коллег Брэдфорда по Standard Telephones музыкантов-любителей - барабанщика Боба Уэкетта (Bob Wackett) и бас-гитариста Эрни Роджерса (Ernie Rogers). У Уэкетта и Роджерса к моменту формирования Interval Group уже был опыт полупрофессиональных выступлений в Cardigan Dixieland Jazzmen. Все эти фамилии мы ещё многократно встретим. Кейта Скотта сманят к себе Корнер-Дэвис, его заменит пианист Andy Wren, который в свою очередь в мае 62-го уйдет в первый состав Rolling Stones, а потом вернется в Interval Group. Вообще коллектив, меняя бэк-музыкантов, просуществует сравнительно долго для того стремительного времени, но не пробьётся к серьезному коммерческому успеху.

     В-четвертых, конечно, Little Boy Blue and the Blue Boys. Упоминание об этой группе – исключительно «реверанс» в сторону будущих Роллингов. Little Boy Blue – школьная команда с очень невнятной программой, прошедшей типичные для британской эстрады трансформации - от скиффла к рок-н-роллу и затем к ритм-энд-блюзу. Группа не сыграла ни одного по настоящему профессионального сета. Но с октября 61-го по март 1962-го в ней участвовали Мик Джаггер и Кит Ричардс, благодаря чему Little Boy Blue and the Blue Boys попали в историю британского блюза.

     В-пятых, в Beckenham’е уже полтора года, с января 1962-го, выступал коллектив под названием Fun Group. Эта группа играла всё подряд от песен Элвиса и братьев Эверли до хитов Чака Берри и Фэтса Домино. Упоминаем о ней просто для полноты картины: на бас-гитаре в этой группе играл некий Bill Perks, который через год появится в составе Rolling Stones как Bill Wyman.

     И ещё упомянем совершенно не блюзовую группу Johnny Burch Quartet в составе которой «готовились» в блюзовой карьере сразу несколько музыкантов: Dick Heckstall-Smith, Ginger Baker, а с весны 62-го – ещё и Jack Bruce c Graham’ом Bond’ом. Причем Bond в этом (уже октете) играл на альт-саксофоне, потому что электроорган был «занят» самим Burch’ем.


                             Начало «Блюзовой корпорации»

     Итак, в декабре 1961-го Корнер и Дэвис вновь уходят от Барбера в «свободное плавание». В их активе значительный профессиональный опыт, широчайшие связи в музыкальном мире. Но британская клубная сцена по-прежнему сориентирована на традиционный джаз, и Алексис с Сирилом понимают, что отсутствие «базы», собственного клуба – слабое место формируемой группы. Такой «собственный» клуб им удается заполучить уже буквально через пару месяцев. В марте 1962-го года начинает функционировать Еaling Rhythm & Blues Сlub. Формальным одним из совладельцев клуба числился Корнер. Возможно, именно этим обяъсняется,что Blues Inc с первых же концертов получили долю от входных билетов (“door money”) – опять же первыми из блюз-групп в Британии.
     Открытие клуба было отмечено в газете Jazz News, с подробным рассказом – как найти этот новый клуб: «От станции метро Ealing Broadway Station, по переходу, вниз по ступенькам между чайным магазином АВС и ювелирной лавкой». Как раз в подвале чайного магазина и расположился клуб. Сырой подвал под чайным магазином рекомендовал Корнеру и Дэвису певец Art Wood, который пел в самом первый составе Blues Inc.
     Анонсированы ежесубботние ритм-энд-блюз-концерты. В первую же субботу, 17 марта, клуб официально открывается концертом Blues Incorporated. Полный аншлаг.
     Именно это дата считается датой рождения группы, хотя необходимо отметить, что ещё 28-го февраля Blues Inc выступила на BBC. Уже в следующем недельном выпуске об открытии нового клуба написал Melody Maker. Именно эту статью в ММ увидел Мик Джаггер, который появился в Ealing 24-го марта, на второй концерт Blues Inc.

     К событиям весны 1962-го часто применяют слово «первый», по некоторым поводам - не совсем обоснованно. Сам Еaling Rhythm & Blues Сlub считается первым блюзовым клубом Британии, хотя те же Корнер-Дэвис руководили клубами Roundhouse и London Blues and Burrelhouse Club и считали эти клубы чисто блюзовыми. С другой стороны, Еaling стал местом знаковым, культовым, и его звание «первого» в принципе оправдано.
     Blues Incorporated именуется также «первой британской блюз-группой». Это стопроцентно верно. Более того: если вспомнить, что Blues Inc. состояла только из белых музыкантов (не считая эпизодического участия черного вокалиста Ронни Джонса), то стновится понятным, что это была ПЕРВАЯ В МИРЕ ПОЛНОСТЬЮ БЕЛАЯ группа, играющая электрический блюз. На фото вы видите состав с Миком Джагером у микрофона.

&3L&

     Я всё время пишу о Корнере, Дэвисе, Blues Inc., как о профессионалах. Это верно отчасти, в отношении костяка группы - Алексиса, Сирила, саксофониста Дика Хэкстолл-Смита, которые уже давно зарабатывают на жизнь музыкой. Но сам Корнер говорил, что Blues Inc. на три четверти профессиональная группа.
     Возможно, главный признак профессионального музыканта – получаемая им зарплата, стабильная и полностью обеспечивающая тот уровень жизни, на который музыкант претендует. Естественно, что Корнер не сразу смог создать идеальные условия для музыкантов Blues Inc. Естественно, что они, пришедшие в музыку из разных социальных слоев, по-разному воспринимали свой новый статус. Например, вокалист Ronnie Jones начал петь в Blues Inc. ранней весной 62-го, вскоре после создания группы, ещё числясь на службе в Вооруженных Силах, и проживая на военной базе неподалёку от Лондона. Так вот он с несомненным удовольствием вспоминал начальные контрактные договорённости: «Корнер компенсировал мне стоимость проезда от базы и назад, а также платил 3£ за каждое выступление. Потом плата возросла до £5». А Johnny Parker, пришедший в группу на полгода позже (уже и Ealing работал на полную катушку, уже Blues Inc. давала по два концерта в Marquee еженедельно) высказывался о Корнере, как о работодателе, с некоторой досадой: «Многое шло наперекосяк, не так, как планировал Алексис. Он постоянно испытывал недостаток в деньгах, затягивал с оплатой одних счетов, чтобы оплатить другие. Ну а зарплата группы выплачивалась в последнюю очередь».

     Неудивительно, что музыканты Blues Inc., как и многие музыканты начала 60-х, умудрялись совмещать интенсивные репетиции и выступления с какой-то «основной» работой, не решаясь окончательно порвать пусть и со скромным, но стабильным заработком ради призрачного успеха в шоу-бизнесе. Например, Чарли Уоттс, уже играя в Blues Inc., оставался штатным сотрудником рекламного агентства, и бросил его окончательно только год спустя, уступив уговорам Джаггера и Ричардса. Даже пресса (Jazz News And Review) в первые месяцы отмечала, что состав Blues Inc. варьируется чуть ли не от концерта к концерту.
     И, тем не менее: кто же играет в его «стартовом» составе (составах) Blues Inc?
     Конечно, сами Корнер и Дэвис (гитара/вокал и гармоника/вокал, соответственно). Здесь же упоминавшийся пианист Кейт Скотт из Interval Group. На саксофоне играл Дик Хэкстолл-Смит, за ударными сидел Charly Watts, на контрабасе играл Andy Hoogenboom. И в дополнение к поющим Корнеру и Дэвису в группе было два вокалиста – Art Wood и Long John Baldry.

     В первых составах Blues Inc. басовую партию играл именно контрабас, свидетельством чему немногие фотографии Blues Inc. той поры. На знаменитом, растиражированном фото, там, где уже Мик Джаггер в составе – так вот на этом фото Jack Bruce запечатлён именно с контрабасом.

     С самого начала группу отличала особая внутренняя атмосфера, которую заметил Хэкстолл-Смит. «В отличие от большинства групп, это была действительно команда. В ней чувствовалось единство и музыкальный характер…Музыкальные возможности Blues Inc. превышали возможности каждого из музыкантов, в неё входящих. Это было редкостью в то время»
     Популярность группы росла стремительно. Буквально через несколько недель Еaling Rhythm & Blues Сlub становится любимым клубом большинства лондонских молодых людей, увлеченных блюзом. Вскоре про Еaling и про Blues Inc. прослышали любители блюза из провинции, а через полгода, к осени 62-го клуб стал местом настоящего блюзового паломничества британских провинциалов. «Еaling Сlub стал Меккой для каждого, интересующегося блюзом» - это слова Джаггера.
     При этом команда Корнера-Дэвиса играла отнюдь не чистый блюз, не совсем ту американскую (чикагскую) музыку, которая всё это начинающееся сумасшествие инспирировала. Мик Джаггер, например, говорил: «Они исполняли совсем не тот ритм-энд-блюз, который играли мы сами, и которого ждали от другой, более популярной группы. Это была, скорее, джазовая интерпретация блюза». Интересно, что Джаггер подметил деталь, которая уже в то время служила причиной серьёзных разногласий между Корнером и Дэвисом и всего через полгода приведет к окончательному их разрыву.

     Корнер на сцене вел себя отнюдь не как бэнд-лидер. По воспоминаниям всё того же Джаггера «Алексис сидел на стуле, щипал струны своей акустической гитары и пел. Не сказать, чтоб очень хорошо пел…». На многих, и на Джаггера, в том числе, наибольшее впечатление в то время производил Сирил Дэвис: «Я никогда раньше не слышал, чтобы кто-нибудь так играл на гармонике».
     Джаггер вспоминал о визите в Ealing как о первой встрече с Корнером (“…our first encounter with Alexis”). Но Мик знал о Корнере задолго до Blues Inc., во всяком случае, так следует из воспоминаний теперь уже Корнера: «Ещё когда мы играли в Roundhouse, Мик прислал мне пару писем, а потом прислал свои записи…».

     Совсем скоро из группы ушли Болдри и Арт Вуд, каждый попытался создать свою группу, и у Вуда это получилось, его группа называлась Art Wood Combo. Проявилась та самая каталитическая роль Корнера-Дэвиса. Молодые и самые амбициозные музыканты, чуть вкусив профессиональной сцены и успеха, стремились к самостоятельности, либо как сольные певцы, либо как лидеры новых групп.
     Самое время вспомнить о Blues Inc. как об «инкубаторе звезд». Через три недели, в апреле, в группе засветились новые вокалисты Мик Джаггер и Ronnie Jones (бывший десантник, единственный на тот момент черный лондонский блюзмен), вместо одного басиста Hoogenboom’а появились сразу два: Jack Bruce и Spike Heatley, а на пианино играл Dave Stevens. Heatley и Stevens «клюнули» на джазовую составляющую репертура Blues Inc. Они отыграли в группе два месяца и потом ушли в джазовые оркестры.
     Ушёл и Чарли Уоттс. Вот ещё цитата из Корнера: «Чарли продолжал работать в своём рекламном агентстве. Он не хотел уходить в профессиональные музыканты, и мы с Сирилом постоянно прослушивали различных барабанщиков, пока не остановились на Ginger’е Baker’е».

     Еще несколько строчек про демократизм и открытость Корнера. Каждый молодой парень, имеющий музыкальные навыки и кураж, мог попробовать себя в качестве музыканта или певца в составе Blues Inc. Опять цитата из Джаггера: «Я видел парней моего возраста. Они пели и играли хорошо, но и я мог также. Ну, я и вышел, и спел “Got My Mojo Workin’”. В-общем, я оглянуться не успел, а уже стал вокалистом Blues Inc. А потом как-то Кит Ричардс пришёл, и мы исполнили пару вещей Чака Берри».
     Корнер легко разрешать многим желающим попробовать себя, так как хорошо помнил периоды собственной неприкаянности, и прекрасно понимал, что у большинства парней просто нет иной возможности выйти на сцену: «Очень многие хотели работать с Blues Inc., просто потому, что не имели других возможностей для выступлений».
     Слава Blues Inc. росла. Про них уже писали газеты, говорили специалисты.
     И в мае произошло ещё одно эпохальное событие.
     Напоминаю вам о Marquee, одном из самых престижных джазовых клубов Лондона (в афишах пишется «Джазовый Центр Лондона. Главный Клуб, Представляющий Джаз Всех Стилей»). Стоит вспомнить и о его амбициозном, энергичном менеджере, «художественном руководителе» и содиректоре Гарольде Пендлтоне.
     Пендлтон четко следил и за музыкальной конъюнктурой, и за прибылями клуба. По выходным и по вторникам-средам в клубе аншлаг. Но в четверг клуб заполнялся не полностью. Причина банальная: по пятницам в Англии выдавали аванс, и накануне очередной зарплаты многие любители блюза не могли наскрести достаточной суммы для посещения престижного клуба. И Пендлтон придумал революционное нововведение. На вечера по четвергам, с самой низкой посещаемостью, он пригласил самую модную неджазовую группу Лондона, а именно Blues Inc. Мотивация понятна: про группу много пишут и говорят, её стиль близок к джазу, и Пендлтон рассчитывал убить двух зайцев. Возможно, прикидывал он, любителям традиционного джаза будет интересна новая команда, а наиболее состоятельные любители блюза, поклонники Blues Inc. заполнят остающиеся свободными места.

     Вообще Пендлтон и Барбер неоднократно «тестировали» публику Marquee на «восприятие блюза». Ещё в 1961-м году во время концертов Chris Barber’s Jazz Band в Marquee время от времени Барбер включал в программу чисто блюзовые «вставки»: Оттилия Паттерсон под аккомпанемент акустической гитары Корнера. Доброжелательная реакция публики позволяла надеятся, что блюз будет тепло воспринят в Marquee.
     Кроме того, сразу после ухода Корнера и Дэвиса из Chris Barber’s Jazz Band, Барбер и Пендлтон организовали «блюзовое отделение» во время одного из концертов Барбера. Согласно Jazz News and Review «в прошлую среду публика Marquee с энтузиазмом приняла несколько ритм-энд-блюзовых номеров в исполнении гитариста Алексиса Корнера, харпера Сирила Дэвиса и Пэта Хэлкокса, трубача из оркестра Барбера. Поскольку новая программа так понравилась публике, Корнер теперь планирует постоянно выступать на сцене Marquee». К маю ситуация созрела.

     Итак, Пендлтон запустил новую программу “Thursday Rhythm And Blues Nights”, и 3-го мая 1962-го года на сцену Marquee в составе Blues Inc. вышли Корнер, Дэвис, Хэкстолл, Брюс, Бейкер и (не упоминавшийся ещё) пианист Johnny Parker. А вообще за май и летние месяцы 62-го в составе Blues Inc. на сцене Marquee или других клубных и концертных площадках хотя бы по одному разу появились чуть ли не все молодые блюзмены Лондона. Например, из самых известных и еще не упомянутых именно в составе Blues Inc.: гитарист Кит Ричардс и певцы Paul Jones и Paul Williams.
     И хоть самый первый концерт в Marquee не оправдал надежд Пендлтона (продали всего 127 билетов), но за первые месяц-полтора Пендлтон убедился, что не прогадал с выбором. К лету четверговые вечера стали такими же аншлаговыми, как и вечерние концерты в другие дни недели. Клуб получил дополнительную рекламу, в первую очередь среди молодых поклонников ритм-энд-блюза.
     Одна забавная деталь: хотя к тому времени Marquee уже более года официально функционировал как клуб и концертная площадка – у клуба пока не было лицензии на торговлю спиртными напитками. Чтобы выпить пива или чего покрепче слушатели бегали в Ship Pub неподалёку, рискуя потерять выгодное место, потому что скоро «Ритм-энд-блюзовые Четверги» стали гораздо популярнее, чем джазовые вечера, и публики набивалось вдвое против проектной вместимости клуба. А лицензию на торговлю спиртным Marquee получил лишь в январе 1970-го года.

                             Rolling Stones в поисках стиля

     Весной 1962-го (вероятнее всего – в апреле) впервые прозвучало известие о некой новой группе, которая после множества трансформаций состава станет известна под названием Rolling Stones. Как о состоявшейся группе пока разговор не шел: очевидно, что еще не случился качественный скачок от компании любителей, пытающихся что-то спеть или что-то подыграть на одном из концертов Корнера – к отдельному коллективу со всеми признаками эстрадной респектабельности: расписанием концертов, своей более-менее постоянной площадкой, четким стилем и репертуаром.
     Этой группе пока далеко до высокого профессионализма Blues Inc. или Blue Flames. Они еще не определились с окончательным составом: в первых пробных репетициях там целых девять музыкантов, причем не совсем понятно – кто на чем собирается играть.
     Но у намечающейся группы имелись серьезные предпосылки к успеху: её лидеры (Джонс и Джаггер) хорошо «блюзово образованны». Джонс прекрасно играл на нескольких инструментах, остальные из дебютного состава группы играли на «хорошем среднем уровне» (Ричардс, Ian Stewart). И, наверное, самое главное - у них было честолюбие, жажда славы, и подкрепляющие их наглость, молодой задор.

     Итак, Брайан Джонс познакомился с пианистом по имени Ian Stewart (на фото, на втором плане Кит). Йэн – фанат буги-вуги. Отсюда недалеко до блюза, и активная пропаганда Джонса дала результат, Йэн стал вторым музыкантом будущей группы.

&4L&
     На первых репетициях присутствовали бывшие музыканты Intervals, уже упоминавшиеся гитарист Джефф Брэдфорд и певец Энди Рен. Другие музыканты приходили и уходили, состав менялся от репетиции к репетиции. Попробовались несколько ударников. Из двух бас-гитаристов - William’а Robinson’а и Dick’а Taylor’а – остался только Taylor, но зато «закрепился в составе» на весь 1962-й год.
     В конце мая или начале июня состоялась судьбоносная для Брайана Джонса и Rolling Stones встреча – с Миком Джаггером. Джаггера не устраивало его участие в Blues Inc.: «У Корнера было слишком много постороннего: и джаза, и фолк-блюза». Мик больше любил Чака Берри, чем, например, Чарли Мингуса. Он хотел играть максимально ритмичный, жесткий, агрессивный блюз, где-то на стыке с любимыми рок-н-роллами Берри и Диддли. И в Брайане Джонсе он почувствовал ту же «жесткую рок-н-ролл ориентацию». Кроме того, у Мика скопились мелкие «обидки»: например, во время одной из записей на радио бухгалтерия BBC заплатила всем, кроме Мика, потому что все остальные играли на различных инструментах, а Мик – только пел, и потому, по тогдашним правилам ВВС, оплаты не удостоился. Плюс к этому Сиррил Дэвис почему-то невзлюбил Мика.
     В Rolling Stones Мик привёл с собой Кита Ричардса, и вот в июне уже определилось ядро группы: гитаристы Джонс и Ричардс, вокалист Джаггер, клавишник Стюарт, на басу Дик Тейлор, и Мик Айвори за ударными. Остальные отпали сразу, как только определился «крен» группы в рок-н-рольную сторону. В июле вместо Айвори за ударную установку сел Tony Chapman и в этом составе группа играла до конца 62-го года. Ещё несколько музыкантов пробовались в состав, но ни один из них не задержался надолго.

     Название Rolling Stones придумал именно Брайан. Согласно легенде, это произошло экспромтом, во время телефонных переговоров с владельцем одного из клубов (договаривались о возможном концерте): «С другого конца провода спросили - как называется ваша группа? Возникло замешательство - названия-то нет. А на столе лежал альбом “The Best of Muddy Waters” и первым номером там “Rollin’ Stone Blues”. Ну, Брайан и ответил: Rollin’ Stones». Это воспоминания Кита Ричардса.

     Парни искали любую возможность для выступлений. Уже тогда они понимали – без концертов, без ангажемента, группа не состоится. Они даже вступили в National Jazz Federation, надеясь, что членство в джазовой федерации обеспечит им если не сольные выступления, то хотя бы место в сборных концертах.
     В то время они репетировали в Wetherby Arms Club.
     12-го июля RS выступили в Marquee в составе: Джаггер, Ричардс, Джонс, Стюарт, Тейлор, Айвори. Вообще об этом первом выступлении существует множество сведений, некоторые из которых противоречат друг другу. Кто-то пишет, что RS выступили «на разогреве» у Blues Inc. Другие пишут, что «…заменяя отсутствующих Blues Inc.», которые в тот вечер в очередной раз записывались на ВВС. Точно не известно, кто именно сидел за ударными: по одним источникам это был Мик Айвори; другие журналисты утверждают, что Тони Чэпмэн. Кстати, в некоторых статьях утверждается, что название Rolling Stones впервые прозвучало именно на этом выступлении.

     К июню 62-го в Лондоне действуют всего три профессиональные блюзовые группы. К уже известным Blues Inc. и Blue Flames присоединились Blues by Six в составе: пианист Кейт Скотт, гитарист Джефф Брэдфорд, саксофонист Dave Gelly, контрабасист Энди Хугенбум, Брайан Найт как харпер и вокалист, и Charlie Watts за ударной установкой. Кроме этих музыкантов (большинство из них уже упоминались) к группе время от времени присоединялся саксофонист Art Themen, который работал врачом в детской больнице. Репертуар состоял из композиций Мадди Уотерса, Хаулин Вулфа, Джона Ли Хукера. Blues by Six, несмотря на сильный старт, останутся скромным двухгодичным эпизодом в британской блюзовой истории.

     А для RS концерт в Marquee оказался пиковым событием 1962-го года. Вроде и перечень других клубных выступлений весьма солидный: и Flamingo, и Piccadilly Jazz Club, и другие площадки, например William Morris Hall. Но количество этих выступлений – кот наплакал. В июле у них два выступления (уже упоминавшееся в Marquee и через две недели в Ealing), в августе всего одно, с сентября выступления становятся еженедельными, но всё равно этого мало для молодых амбициозных музыкантов.
     Музыкальных заработков не хватало на жизнь, наём жилья, питание. Джонс, Джаггер и Ричардс вскладчину сняли квартиру на Edith Grove в Челси (по воспоминаниям Ричардса «смесь конуры и помойки»), которую с ними делил начинающий богемный фотограф James Phelge, будущий приятель и партнер в первых неумелых махинациях по уходу от налогов. Но это уже во времена серьезных заработков, а пока Брайан продал свою коллекцию записей Джонни Кэша, чтобы купить еду. Джаггер одолжился у родителей, чтобы купить кое-что из аппаратуры.
     В череде временных мест работы Брайана Джонса упоминают о месте продавца в магазине грампластинок. Джонс использовал эту временную работу исключительно как источник бесплатных блюзовых пластинок, которые заимствовались из магазина и заигрывались до «нетоварного» состояния, пока каждый из будущих RS не усваивал очередной блюз-урок до мелочей.
     Тройка безастоновочно слушала блюз и репетировала. Джонс учил Джаггера игре на гармонике: «Вначале Брайан играл намного лучше меня. Потом я стал играть лучше, как мне кажется. Хотя лучше или хуже – это слишком субъективно, мы играли в очень разных стилях».
     На фото – роллинги, в центре Йан, очевидно, как внешне он выбивается из общей картины.

&5L&

     Кит Ричардс, в свою очередь, вспоминал, что «слушая записи Джимми Рида, мы учились, как должны играть гитары в блюзовой группе, как играть с двумя гитарами так, чтобы это звучало как четыре или пять». Кит утверждал, что стиль игры RS сформировался именно в эти месяцы непрерывных репетиций. Осенью разочарованный Дик Тейлор ушел из группы и вернулся в Sidcup Art College. Вдохновлённый успехом своей бывшей команды Тейлор впоследствии попробует нагнать её с собственной командой Pretty Things.
     Мик, наоборот, осенью 1962-го принял решение уйти из школы экономики и целиком посвятить себя музыке. Расчетливый Джаггер в первый раз не стал «сжигать мосты»: осенью 62-го (согласно некоторым источникам) он взял академический отпуск, оставляя за собой возможность восстановиться в Лондонской школе экономики через год.

     Локомотивом в этот период являлся Брайан Джонс. Джаггер ещё значительно уступал Брайану в музыкальных навыках. Кит тоже не лидер: и тогда, и значительно позже он уютнее чувствовал себя «вторым номером», рядом, но чуть сзади ведущего. Брайн «был очень изобретательным в руководстве группой. Мы учились у него, и тянулись за ним. Для него это было своеобразным крестовым походом: во-первых, добиться сцены в лучшем клубе; во-вторых, с гонораром не менее половины от валового сбора; и, в-третьих, именоваться при этом именно ритм-энд-блюзовой группой». Это цитата из воспоминаний Чарли Уоттса, а он придет в RS только в январе 1963-го.

                       Лидеры лета и осени 62-го.

     Несомненно, что самой успешной командой этого периода оставалась Blues Inc.
     Своё лидерство Корнер-Дэвис и Blues Inc. отметили дополнительным очень весомым аргументом: 8-го июня 62-го года они записали альбом “R&B from the Marquee”. Памятуя о том, что один, несомненно, блюзовый альбом в Британии уже вышел годом ранее (“Chris Barber’s Blues Book. Volume One” в 1961-м году), отмечаю “R&B From The Marquee” как первый блюзовый альбом, записанный именно блюзовой группой.
     Опять помогли энтузиасты, правда, в этот раз энтузиазмом проникся настоящий ас звукозаписи и шоу-бизнеса вообще. Среди зрителей на первом концерте Blues Inc. в Marquee присутствовал Jack Good, знаменитейший британский телепродюссер. Гуду понравилась музыка, он оценил высокий профессионализм Blues Inc. и решил записать альбом.

     У Гуда богатая биография в британском шоу-бизнесе. Ещё в 1957-м году он запустил свою первую рок-н-ролльную передачу “6.5 Special”, в выпусках которой дебютировали на телевидении Томми Стил и Лонни Доннеган. Потом, в 1958-59 годах, в следующем цикле передач Гуда под названием “Oh Boy!” британские поклонники рок-н-ролла увидели Клиффа Ричарда, Марти Уайлда, Билли Фьюри. И закончил 50-е годы Джек Гуд с телешоу “Boy Meets Girls”, в которой, в том числе, выступили Джин Винсент и Эдди Кокрейн.
     В 1962-м году Джек Гуд сотрудничает с Decca как «менеджер по подбору исполнителей и репертуара» (“artist-and-repertoire-man”), и, естественно, именно эту студию он предложил Корнеру для выпуска первого LP. Корнер согласился. Понятно, что у него выбора не было, но годы спустя журналисты отмечали, что Корнеру не следовало сотрудничать с Decca: те, якобы, экономили на всем, в том числе и на достойном промоушене. Говорят, Корнер, уделив внимания самому диску (выбор композиций, музыкантов, собственно запись), оставался равнодушен к последующей судьбе альбома, т.к. изначально не верил в его успех.

     Название “…From The Marquee” и частое упоминание об альбоме как о «концертном» не должно вводить в заблуждение: запись проходила не в клубе, а в Decca’вской студии, хотя и Корнер с музыкантами, и Джэк Гуд постарались сделать всё возможное для воссоздания клубной атмосферы.
     В записи принимали участие: Алексис Корнер на акустической гитаре; Сирил Дэвис как вокалист и харпер (на всех композициях, кроме одной); Кейт Скотт на пианино; контрабасист Spike Heatley; на одну песню его сменил бас-гитарист Teddy Wadmore; Дик Хэкстолл-Смит на альт-саксофоне; Graham Burbridge на ударных; Джон Болдри как певец и Биг Джим Салливан на подпевках исключительно в “I Got My Mojo Working”. В этой песне с Салливаном бэк-вокальную группу составили Хэкстолл-Смит, Хитли и Болдри.
     Примечательно включение в сессионную группу ударника Грэма Бёрбриджа: Корнер и Дэвис чувствовали, что Чарли Уоттс «не тянет» и пригласили Бёрбриджа, который несколько лет играл в джаз-бэнде Криса Барбера, участвовал в его американских гастролях и (что самое ценное) играл несколько концертов с Мадди Уотерсом в чикагском Smitty’s Corner. Эта замена была согласована с Уоттсом, и он ни в коем случае не обижался на Корнера. Многие годы спустя в одном из интервью Чарли признавался: «Сирил учить меня ритм-энд-блюзу, но я так и не понял блюз, пока не стал играть в Rolling Stones».
     Еще на записи, кстати, присутствовал хороший друг Корнера журналист Charles Fox, который потом написал целую статью для Jazz News с подробной описанием всей сессии.

&6L&

     В течение полного рабочего дня записали 15 композиций, в итоговом списке осталась дюжина. Нельзя не отметить, что Корнер, Дэвис и Гуд очень смело подошли к комплектованию альбома. Естественно включение в альбом блюзовых «стандартов»: “Hoochie Coochie Man” и “I Got My Mojo Working”, вторая песня, кстати, за несколько месяцев выступлений стала «фирменным блюдом» Blues Inc., или вернее сказать – «десертом», потому что этой композицией Blues Inc. обычно заканчивали свои выступления. Как дань увлечения «корневым» блюзом воспринимается в альбоме “How Long, How Long Blues” Лироя Карра. И очень смелым шагом можно назвать включение авторских композиций: двух Дэвиса, трех – Корнера, а заканчивался альбом вообще песней Болдри.

     Многие журналисты анализировали качество альбома. Каждый из историков музыки отмечал, что «жемчужина» альбома – это губная гармоника Сирила Дэвиса. С этим невозможно не согласиться. Но, насколько выразительна гармоника Дэвиса, настолько же зауряден его голос. И мне кажется, альбом бы только выиграл, если бы Корнер-Дэвис доверили все вокальные партии Болдри.

     Я бы отметил ещё несколько особенностей альбома. Во-первых, он почти полностью аккустический. Посмотрите ещё раз набор инструментов: гитара, губная гармоника, контрабас, ударные, саксофон. Только на “I Got My Mojo Working” задействована бас-гитара. Но при этом uplugged-наборе музыканты добиваются удивительно «плотного», насыщенного саунда. Чрезвычайно интересна аккустическая “Hoochie Coochie Man”. Во-вторых, медленные композиции альбома. Умение исполнить «медляк» - показатель зрелости блюзмена или группы. Медленные композиции альбома безупречны. В-третьих, для Корнера (если считать его наравне с Дэвисом равноправной движущей силой альбома) это единственный альбом в традиционной чисто блюзовой стилистике. Другие альбомы Корнера и Blues Inc. намного более джазовые, свободные в импровизациях покруг блюзового «формата».
     Альбом вышел в ноябре 62-го, когда Дэвис уже создал свою группу. Диапазон отзывов о пластинке варьировался от «…замечательно!» до «…белые вообще не умеют играть блюз».

     Вернемся в лето 62-го. Альбом ещё не вышел, но факт записи стал достоянием гласности, и это увеличило авторитет Blues Inc..
     В июле Корнер и Blues Inc. стали единственными неджазовыми участниками Национального Джазового Фестиваля в Ричмонде. В фестивальном буклете отмечалось, что «…потрясающий рост интереса к ритм-энд-блюзу, к его чикагскому варианту – интереснейший феномен современной британской джазовой жизни. Поэтому в последнюю минуту мы включили в программу Alexis Korner’s Rhythm And Blues Incorporated». Корнер с группой выступили и на основной арене фестиваля, и в фестивальном джазовом клубе.
     К осени ангажемент Blues Inc. в Marquee удвоился, теперь они выступали в клубе по средам и четвергам. Не тщеславный Корнер, тем не менее, отметил в одном из интервью, что «в 1962-м году не было в Лондоне другой группы, которая выступала бы дважды в неделю перед тысячной аудиторией».
     В Marquee собирались огромные толпы желающих увидеть и услышать Blues Inc., и менеджеры клуба умудрялись каким-то образом размещать зрителей в количестве вдвое против проектного. Солидный» клуб, в меру чопорный ещё недавно не мог позволить себе приставных стульев и стоячих мест. Теперь приходилось идти и на это.

     Не так шумно развивается карьера Blue Flames. В клубе Flamingo анонсированный концерт Фейма с группой гарантировал аншлаг. При запланированной вместимости в 400 посетителей обычная наполняемость в дни выступлений Blue Flames – до 600 человек и более. Значительная часть публики, кстати, не британцы, а солдаты из американского контингента в Британии, в том числе негры. Вот цитата из одного интервью Хэкстолл-Смита: «Я спустился в зал – он был забит под завязку. Американские солдаты, все негры. Ни одного белого».
     Кстати, американские солдаты способствовали расширению музыкального кругозора Фейма: «Они приносили мне самые свежие записи. Mose Allison и тому подобное. Я учился всё время. А Blue Flames играли потрясающе».
     Многие отзывы того времени характеризуют атмосферу на концертах Blue Flames как очень бурную, тут и «взрывающийся восторгом зал», и «ходуном ходящие стены». С сентября 62-го Джорджи Фейм и Blue Flames выступают на сцене Flamingo уже четыре вечера в неделю - самый стабильный ангажемент того времени для подобных групп.
     Эклектичный стиль Blue Flames (смесь ритм-энд-блюза, ска, рок-н-ролла, свинга) публика Flamingo любила больше, чем Blues Inc. или других молодых блюзменов, которые пытались исполнять аутентичный американский блюз. «Так ещё мой дед пел и играл, нам подавай что-нибудь посовременнее», вот типичный отзыв на одно из выступлений Blues Inc. в клубе Flamingo.
     Музыкальные журналисты Лондона вели своеобразный рейтинг «самых популярных клубных концертных групп». Так вот, именно в сентябре 62-го этот список возглавили Фейм и Blue Flames.
     В 1962-м году Фейм с группой впервые записались на пластинку. Правда, этот сингл нельзя назвать синглом Фейма и Blue Flames в полной мере. Просто Decca пригласила их как аккомпаниаторов к очередным своим контрагентам. Исполнителями на сорокапятке “Baby Baby (Don’t You Worry)/Prince Of Fools” указаны Perry Ford And The Sapphires with The Blue Flames.


                       Корнер и Дэвис. Разные вкусы – разные группы

     При растущем внешнем благополучии Blues Inc. внутри группы зрели противоречия. При выборе репертуара, аранжировок, вообще направления «куда двигаться?» Корнер и Дэвис согласия не находили. Сам Корнер вспоминал, что «мы с Сирилом сходились только в одном – мы должны играть блюз. Всё остальное служило предметом ожесточенных споров. Бывало, мы ссорились на несколько недель».
     Дэвис выступал за чикагский стиль, максимально близкий к оригиналу. Корнер – за творческое развитие «первоисточников», за разнообразие, эксперименты, поиски, пусть и на базе блюза, но максимально свободные, широкие.

     Еще при создании Blues Inc. Дэвис возражал против включения в состав духовых вообще, саксофона, в частности. Сирил считал это уступкой джазовым симпатиям Корнера и серьезным отступлением от блюзовых канонов. Кроме разногласий на тему репертуара, Дэвис не считал нужным строить отношения с коллегами, с некоторыми серьезно конфликтовал, особенно с Джинджером Бейкером. Дэвис неоднократно требовал от Корнера уволить Бейкера. Скорее всего, в Бейкере уже проявлялась страсть к импровизации. Как истинный догматик Дэвис не терпел отклоненний от «чикагского канона». Дик Хэкстолл-Смит в одном из интервью рассказывал: «У меня не заладились отношения с Дэвисом. Сначала я думал, это чисто личное. Но я понимал, что личных претензий у Дэвиса быть не должно. Мы нормально общались вне сцены, иногда душевно выпивали вместе… Потом я подумал, что Дэвис придирается к моей игре. Но когда мы с Дэвисом объяснились, оказалось, что мои музыкальные навыки Дэвиса полностью устраивают. Ему просто не нравилось наличие саксофона в блюзовой группе».
     В октябре 62-го Корнер предложил расширить духовую секцию Blues Inc. У него даже не было твердого плана: сколько именно дополнительных инструментов включить в состав, под какой конкретно репертуар. Просто отвлеченные размышления и разговоры со ссылками на разных джазменов, Чарльза Мингуса, в первую очередь (Корнер тогда увлекся творчеством Мингуса). Дэвис объявил об уходе из группы и немедленно это сделал. Как вспоминал Корнер: «Наше расставание было очень бурным. Когда Сирил ушёл, он будто войну мне объявил».

     Разговоры Корнера о расширении духовой секции в тот раз так и остались разговорами. На следующий месяц в Blues Inc. пришёл Грэм Бонд, который играл и на саксофоне, и на электрооргане, но никаких тромбонов или полносоставной саксо

Возможно, если просто воспринимать диск как развлекательную музыку, всё покажется ОК. Однако в нашей стране к бритроку у публики особое, пристрастное отношение – музыка известна тут массе людей до ноты, до нюанса, до малейшего вздоха вокалиста. Интерпретировать её – большой риск попасть под огонь брюзжания и неприятия  фанатов великой троицы

В случае с проектом “Blues And Boogie» можно сказать: классику чёрного блюза интерпретирует классик американского рока. Звучит диск поразительно свежо и энергично

В “Shine Bright” вы найдёте блюз, буги, баллады, зайдеко и ещё много мелодических «солнечных зайчиков» прочей американы . Держите пластинку при себе на случай, если вам потребуется подзарядиться позитивом

На памяти авторов BN столь парадоксальное присутствие наблюдается впервые за многие годы. Поистине загадочное явление: изданная на 4 cd во Франции в 2010 (по лицензии) коллекция находится среди бестселлеров США!

Green and Blues максимально точно отражает содержание диска. Здесь не только песни и композиции Питера Грина (хотя их большинство), но и другой блюз. Блюз других великих исполнителей, но всё равно всё вращается вокруг британского блюза второй половины 60-х, Fleetwood Mac и John Mayall’s Bluesbreakers

Подписка на новости
Работает без перезагрузки страницы