Тексты

Британский блюз № 7

&2L& Мы остановились на 1963 и на этот раз разделаемся с ним окончательно. Не долго ли топтались на единственном годе? Нисколько! В этой хронике Андрея Струкова каждый год той эпохи в стремимтельной эволюции бритблюза можно засчитывать за три. Далеко не все персонажи известны. Знаете ли вы, скажем, кто такой Duffy Power, «потерянный артист», по выражению журнала «Биллборд»?

                             Duffy Power в 1963

     В самом начале 63-го года серьёзно заявил о себе Даффи Пауэр (Duffy Power). Очень интересный, незаурядный музыкант. Большинство журналистов, которые рассказывали о нём, задавались вопросом: «Почему, несмотря на все свои таланты, он так и не стал настоящей звездой в те годы?».

     Пауэр – один из «конюшни» Ларри Парнса, один из множества «Бешеных», «Диких» рок-н-рольщиков, которых Парнс находил, «раскручивал» мгновенно и отправлял на заработки в многомесячные турне. Из той же команды выбился в блюз, напомню, Джорджи Фэйм.
     Пауэр тоже от рождения не Пауэр, а Рэймонд Говард (Raymond Howard). Пауэром, т.е. «Могучим», «Мощным» он стал уже с лёгкой руки Парнса.
     Пауэр, как и Фэйм, выделялся среди рок-н-ролл-дебютантов несколькими талантами: опытами собственного сочинительства, прекрасным владением гитарой, гармошкой и великолепным мощным голосом. Настолько мощным, что в каноны тогдашнего брит-поп-рок-н-ролла он просто не вписывался, Пауэр буквально «усмирял» себя на пробных записях конца 50-х, начала 60-х годов.
&3L&

     К 62-му году у Пауэра уже было 5 синглов на Fontana, четыре из них отпечатаны в двух форматах: - на 45 и 78 оборотов. Содержание традиционное для британского рок-н-ролла: перепевки последних американских и национальных хитов, в том числе “Dream Lover”, “Ain’t She Sweet”, “Whole Lotta Shaking Goin’ On”.
     Из возможных «коммерческих» музыкальных направлений к его талантам более всего подходил «мягкий» джаз, что-то в стиле Нэта ‘Кинг’ Коула. И такие демо-записи у него состоялись в октябре 62-го года на EMI. Под руководством продюсера Рона Ричардса (Ron Richards) Пауэр нарезал замечательные “Cupid’s Bow” и “There You Go Again”. Эти вещи и сейчас звучат впечатляюще. Но самое интересное произошло в конце сессии. Осталось время, осталась сэкономленная плёнка, и Ричардс предложил Пауэру спеть что-нибудь «для души». И Пауэр выдал “Times Are Getting Toughter Than Tough”, великолепный кавер на Джимми Уизерспуна.

     Все результаты октябрьских 62-го года сессий в то время остались в архиве, а вот ноябрьский-декабрьский материал был отпечатан синглом “It Ain’t Necessarily So/If I Get Licky Some Day”. Выбор нестандартный для тех лет, это композиции Джорджа и Айры Гершвинов. Сингл не стал хитом, но напомнил публике о Даффи, и подчеркнул его способности джазмена и «крунера» (croon – мягкое, проникновенное, вкрадчивое пение). Пауэр настолько «вырос» по сравнению с годами заурядного рок-н-ролла времен Парнс-турне, что рецензент New Record Mirror, удивляясь, отметил: «…с трудом узнаю Пауэра, которого помнил по рок-н-ролл-годам».

     В феврале 1963 состоялись очередные сессии Пауэра, на этот раз в сопровождении Graham Bond Quartet. Результатом стал смешанный сингл с заглавной кавер-версией битловской “I Saw Here Standing There”. «Мне не нравилась поп-музыка, да и Грэм Бонд не любил её. Так что мы записали джазовую версию, которую «зарубили» сами Леннон-МакКартни». Действительно, цензорами выступили сами Битлы, и Даффи-Бонд через месяц перезаписали “I Saw Here…”. Новый, менее джазовый вариант включили в сингл. “Farewell Baby” на обороте не так интересна, но композицию спасает электроорган Бонда. 19-го июля Пауэр с группой Грэма Бонда выступили на ВВС-радио-программе “Pop Goes The Beatles”; кроме того, они вместе съездили в несколько коротких турне.

     Из весны-лета 63-го года остался архивный материал, в том числе очень качественные сессии Пауэра с группой Грэма Бонда. Здесь и “Shake, Rattle And Roll”, и “I’ve Got A Woman”, и “What’d I Say”. Пауэр, поддержанный искусными клавишными Бонда, демонстрирует горячее желание и, главное, способность петь настоящий ритм-энд-блюз. Иногда ему изменяет чувство меры, его вокал становится слишком «отчаянным», слишком «надрывным», но в целом кавер-версии звучат замечательно.

     Но к релизам в том году отобрали материал совсем другой. Очередной июльский сингл “Hey Girl/Woman Made Trouble” относится скорее к соул, причем заглавная “Hey Girl” уже совсем на границе с заурядной поп-музыкой. А вот оборотная “Woman Made Trouble” оставляет совсем другое впечатление. Сочинённая самим Даффи Пауэром, композиция замечательно аранжирована, немного в латинском стиле. Пауэру аккомпанировали Paramounts, группа, зарекомендовавшая себя как искусная, умеющая играть во многих стилях, сессионно-востребованная. Из июльских записей осталась неотпечатанной замечательная версия “I’m Sitting On The Top Of The World”.
     Интересно, что, рецензируя июльский релиз, журналист журнала Pop Weekly хвалил пластинку, в завершении написал: «Пауэр немного опережает время. Когда музыкальная мода его догонит, он будет впереди всех». Из приятных, но несостоявшихся прогнозов….

                             …и другие в 1963

     Среди «других» в первую очередь упомяну Blues By Six. Эта команда присутствовала на лондонской блюз-сцене уже более полугода, с лета 62-го, что по тем временам для блюзовых групп можно считать хорошим показателем.
     63-й год Blues By Six начинали очень сильным составом: уже известные нам гитарист Джефф Брэдфорд и пианист Кейт Скотт (последний, напомню, по отзывам многих «…лучший пианист Британии»), за ударной установкой сидел Чарли Уоттс, на саксофоне играл Дэйв Джелли, а на басу – Энди Хугенбуум. Пел и играл на губной гармонике Брайан Найт, который тоже успел поучаствовать во многих лондонских группах, в RS в том числе.
     Все названные имена-фамилии уже неоднократно встречались в очерке. Эти парни играли ритм-энд-блюз по два-три года, а Кейт и Брэдфорд аж пять лет. Мне кажется, серьезному успеху помешала их собственная нерешительность – они никак не могли ответить на главный вопрос: кто они? Музыканты-профессионалы? Или любители, играющие блюз в свободное от основной работы время? Уоттс не расставался со своим рекламным агентством, Джелли не хотел бросать журналистику, в ней он к тому времени преуспел больше, чем в блюзе. А Дэл Манфреди (Del Manfredi), который в январе сменил за ударной установкой Уоттса – вообще 5 дней в неделю водил трамвай!
     Несмотря на перестановки в составе, несмотря на «отвлекающую» основную работу – группа играла сильно. У Blues By Six был еженедельный ангажемент в Marquee, весной они давали по 9 концертов в неделю!
     И, тем не менее, судьба группы печальна. Летом Скотта и Брэдфорда пригласил к себе Сирил Дэвис – и они перешли в All Stars. Джелли окончательно выбрал журналистику, а «для души» переквалифицировался в джазового саксофониста.
     Бремя лидерства принял на себя Найт, одновременно сменив амплуа – он стал играть на гитаре. Найт пригласил нового пианиста Лори Скотта (Laurie Scott), который не побоялся расстаться с профессиональной медициной в пользу сомнительного успеха в блюзе. Нашлись новые гитарист (Pete Willis), бассист (Tom Connor) и ударник (Mick Elliman). Реально от «блюза вшестером» (blues by six) остался «блюз впятером», но группа вновь «поднялась» и осень-зиму 63-го года не только активно выступала в Лондоне, но и гастролировала по стране…

     63-й и следующий за ним 64-й годы – самое яркое «количественное» воплощение именно «британского блюз-бума». Кроме уже упоминавшихся великих (без преувеличения) команд – Bluesbreakers, Graham Bond Organization, Yardbirds, Manfred Mann – новые группы создавались по нескольку штук ежемесячно; это только те, о которых осталось хоть какое-то упоминание в архивах.

     Большинство этих групп играли ритм-энд-блюз примитивный, неинтересный. У подавляющего большинства начинающих музыкантов не хватало глубокого понимания блюза, базовых музыкальных навыков, очень часто – таланта и креатива. Многие из этих групп упоминаются в истории музыки просто как «пионеры» брит-блюза; некоторые команды вошли в историю просто из-за того, что в их рядах начинали музыкальную карьеру будущие звезды.

     Вообще ситуация с начинающими музыкантами напоминала середину 50-х, только 10 лет назад «…все брали в руки гитары, чтобы играть скиффл» (уже цитированное мной высказывание Пола МакКартни), а в середине 60-х все собирались играть ритм-энд-блюз.
Вот, например, некоторые из дат и названий.

     В июне объявили об образовании Wes Minster Five и Tridents, в которой некоторое время играл Джефф Бэк.
     В июле – следующая серия групп, среди которых Cheyens, а также шеффилдские Vance Arnold & the Avengers, лидером которых стал молодой певец Джо Кокер.

     В сентябре созданы Pretty Things; конкретно в 63-м году они ничем отличиться не успели, но впереди у них относительно долгая и интересная блюзовая история.

     В 63-м же году попытались перейти на профессиональные рельсы именно в ритм-энд-блюзовом статусе Bo Street Runners. Основатели группы – братья Gary и John Dominic, которые год назад ещё пытались играть джаз, их группа называлась Mood Indigo, а образцом для подражания они взяли Chris Barber’s Jazz Band. Потом они обратили внимание на дуэт Корнер-Дэвиса игравший в шоу Барбера отдельным сетом. Братьям Доминик понравился дуэтный блюз, и они решили сменить стиль. Пригласили ударника, клавишника и бассиста, разучили комплект песен для полноценного шоу и стали регулярно выступать в Railway Hotel в Wealdstone уже как Bo Street Runners. Понятно, что “Bo” в названии – это дань Бо Диддли, «…потому что мы исполняли много его песен»…

     В октябре талантливый и разностронне развитый юноша по имени Дэвид Джонс (David Robert Jones, будущий David Bowie) переименовал свою команду в King Bees. Дэвид Джонс пришел в ритм-энд-блюз стандартным путем. Сначала он увлекся отцовской коллекцией пластинок, в которой были и Фэтс Домино, и Чак Берри, и Литтл Ричард («…слушая “Tutti Frutti” – я слышал Бога»). Потом сродный брат Дэвида, Терри познакомил его с авангардным джазом и Дэвид серьезно увлекся Чарли Мингусом и Джоном Колтрейном. Родители поощряли его увлечения, и на рождество 59-го года Дэвид получил в подарок саксофон. Первую свою группу Дэвид Джонс собрал в 62-м году, тогда они ещё назывались Kon-rads. И вот к 63-му году Дэвид определился в многочисленных музыкальных симпатиях; решил, что будет играть ритм-энд-блюз, и новое название группы – King Bees - как раз об этом и говорило. Пара лет в карьере Джонса (Боуи) будет связана с британским ритм-энд-блюзом…

     В ноябре братья Ray (1944 г.р.) и Dave Davies (1947г.р.) из Muswell Hill’а, игравшие до того рок-н-ролл и скиффл, нашли нескольких новых партнёров музыкантов и объявили, что их группа под названием Ravens начинает играть ритм-энд-блюз. Они сумели нарезать пару демо-копий, которые после некоторых приключений оказались у американского продюссера Shеl’а Talmy. Тому понравилась музыка группы, и к началу следующего года он «сосватал» Ravens на Pye Records. За это время ребята переименовались в Kinks, и с нескольких попыток в 64-м году началась их длинная карьера, которая, впрочем, скоро перестала ассоциироваться с ритм-энд-блюзом…

     В том же ноябре пианист и певец Zoot Money реанимировал свою группу Big Roll Band. Полное имя лидера – George Bruno Money. Он родился 17-го июля 1942-го года в г.Bournemouth, в большой и шумной семье итальянских иммигрантов. В школьные годы Джордж Бруно играл на трубе и пел в хоре. Услышав первые «импортные» рок-н-роллы, сразу заразился этой музыкой, стал учиться играть на клавишных, взяв за образцы Джерри Ли Льюиса и Рэя Чарльза. В начале этого абзаца я употребил слово «реанимировал» - потому что впервые о «своей ритм-энд-блюзовой» группе под названием Big Roll Band он объявил ещё в 1961-м году. Тогда, как и многие его коллеги, он с группой был популярен в провинции, «…нас хорошо знали в Саутгемптоне и по южному побережью». Завоевать столицу с «южных плацдармов» в те годы не получилось. В сентябре 63-го Алексис Корнер предложил Zoot’у Money место в Blues Inc., и Zoot с радостью согласился: «Я был готов для Лондона»…

     Кроме того, в ноябре-декабре ритм-энд-блюзовую лондонскую сцену пополнили Tony Sheveton & the Shevelles и Chris Farlowe & the Thunderbirds.
     Chris Farlowe со своими Thunderbirds обычно упоминается в литературе о брит-блюзе, хотя его вклад собственно в блюз очень скромен. При этом надо упомянуть, что как ритм-энд-блюз-музыкант от «заявился» раньше многих. Его настоящее имя John Henry Deighton, он родился 13 октября 1940-го года в пригороде Лондона. В 17 лет он играл в составе скиффл-группы, которая ещё в 1958 (!) году трансформировалась в Johnny Burns Rhythm and Blues Quartet (если не ошибаются фэны, ведущие интернет-сайт Криса Фарлоу). Обращаю ваше внимание – это 58-й год, блюзменов в Лондоне – буквально единицы, на пальцах одной руки пересчитать можно. Позже группа стала называться Chris Farlowe & the Thunderbirds, причем «Chris» - это от самого лидера, «Farlowe» - это от гитариста Tal’а Farlowe, ну а «Thunderbirds» понятно, чтобы прибавить в название «американистости» с этой известной маркой штатовского авто.
     Свой первый сингл Thunderbirds выпустили на Decca в 1962-м году. Сингл провалился. Но группа сумела закрепиться на лондонской сцене, они играли еженедельные концерты во Flamingo, в том числе.
     Чего у Фарлоу не отнять – голос у него был замечательный. В его аудио-архиве есть несколько великолепных соул-композиций. Но сам Крис слишком сильно метался: и территориально – сегодня он в Лондоне, завтра – в Гамбурге; и музыкально - то он играл рок-н-ролл, то поп, то ритм-энд-блюз, то снова поп; то он лидер-гитарист группы, то он решил распустить группу и начать карьеру сольного певца и тому подобное. Великолепные вокальные данные позволяли Фарлоу «вписаться» в любой формат. Хэкстолл-Смит в одном из поздних интервью сказал: «Вокальное мастерство Фарлоу уникально…в мировом масштабе. Я думаю, нет другого певца, который мог бы сделать то, что мог Фарлоу» (это Хэкстолл-Смит сказал, когда они с Фарлоу же вместе отыграли-отпели в Colosseum, в котором Крис Фарлоу стал лидер-вокалистом).

&4L&

     Фарлоу сумел подписать контракт с Columbia, выпустил там за 63-64 года аж четыре сингла, которые на фоне его мощных современников остались почти незамеченными. А ещё через 2 года, в 66-м, Фарлоу подписал контракт с Immediate (студией Эндрю Олдхэма) и начал писать рок-н-рольную попсу вперемешку с каверами RS. Ещё будет у Фарлоу в карьере миг блюз-триумфа, он нарежет замечательную версию “Stormy Monday”. Но, кроме этого эпизода, дальнейшая его карьера с блюзом практически не связана…

     В начале 63-го решили перейти в профессиональный статус Downliners, одна из самых интересных британских ритм-энд-блюз-групп. Они, как многие другие до и после них, не добились международного успеха, но в Британии выспупали и записывались долго и стабильно, при этом всё время оставались в рамках «около-блюзовой» стилистистики, не выпадая с чистую попсу. Играли они заурядно, не лучше и не хуже большинства своих современников. А интересны они, на мой взгляд, во-первых, как раз этой самой строгой приверженностью избранному направлению, а во-вторых, некоторыми творческими «зигзагами», опять же «вокруг и около блюза», о которых я позже расскажу подробно.
     Группа была создана в городке Туикенхэм, Миддлсекс, гитаристом Доном Крэйном (Don Craine, а по рождению – Mick O’Donnell) в 1962-м году. Название взято по песне Роя Орбисона “Down The Line”, известной в десятках вариантов, но наиболее популярный из них – кавер Джерри Ли Льюиса. Именно на версию Льюиса Крэйн ссылался в поздних интервью.
     В 63-м году Downliners уже играли в серьёзных клубах Eel Pie Island и Studio 51, добавив к своему названию «сектантскую» составляющую, именуясь теперь Downliners Sect. Они исполняли композиции Бо Диддли, Джимми Рида, Чака Берри. Фирменной чертой их стиля стал именно примитивизм, предельное, на грани музыкальности, упрощение ритм-энд-блюза. В живом исполнении это было интересной «фишкой». Позже оказалось вполне приемлемым и на записях-релизах. Впрочем, релизы – это уже события их карьеры в следующем году…

&5L&

     В 1963-м же году впервые громко заявил о себе Jeff Beck. Он присоединился к группе Tridents. До Бэка двумя лидерами группы были братья Джон и Пол Лукасы (John, Paul Lukas), по ролям в группе ритм-гитарист и бассист, соответственно. Tridents играли в родном городе Chiswick, и, согласно дошедших до нашего времени сведений, неплохо играли именно ритм-энд-блюз. Бэк добавил группе «перца» своей уникальной уже в то время гитарной техникой, стремлением к лидерству, умеренным и обоснованным нахальством. Именно вместе с Бэком группа решила перебираться поближе в центральной блюзовой сцене, т.е. – к Лондону…

     В конце 63-го года в Лондоне впервые сыграли Groundhogs. Эта группа благополучно отыграла годы блюз-бума, плавно переквалифицировалась в «блюз-рок-группы», потом играла психоделию, прогрессив-рок. Groundhogs не стали «явлением» в роке, не числятся среди участников «Британского Вторжения», но они успешно выступали в Британии и Европе аж в XXI-ом веке, и последний на сегодня альбом выпустили в 2001-м году. Создателем и бесспорным лидером Groundhogs стал певец и гитарист Тони МакФи (Anthony Charles McPhee, 1944-го года рождения). В начале 60-х он работал в Post Office Telephones и играл в группе Dollarbills, которой руководил его товарищ по работе Jack Cruickshank. Dollarbills играли чистейшую попсу. МакФи не очень нравился стиль группы, но ничего своего он пока предложить не мог. Как и большинство молодых музыкантов-любителей, он посещал лондонские клубы, со временем увлекся блюзом, его кумиром стал Сирил Дэвис. И вот в начале зимы 63-го МакФи предложил закончить с попсой и начать играть ритм-энд-блюз. В связи с изменением стиля он придумал и новое название для группы - Groundhogs, по одной из песен Джона Ли Хукера “Ground Hog Blues” c Chess’овского альбома 1960-го года “House of the Blues” (вообще первый вариант названия группы даже ещё радикальнее - John Lee’s Groundhogs). В 63-м группа начала свою долгую историю, в начале которой у них будет несколько памятных событий, в том числе гастроли и записи с тем самым Хукером…

                             1963-й, итоги года…

     …кроме всего уже рассказанного.
     Общие итоги года можно считать для блюза триумфальными, особенно по сравнению с предыдущими двумя-тремя годами.
     Не только юные музыканты, но и многие владельцы клубов решили, что будущее принадлежит блюзу. Уже к лету 63-го года 250 джазовых клубов по всей Британии частично переключились на ритм-энд-блюз, они предоставили свои сцены блюзовым группам на один-два-три дня в неделю.
     Тенденция обозначилась настолько четко, что даже вызвала тревогу настоящих поклонников джаза. Музыкальная пресса выразила это чувство совершенно определенно: «Неужели ритм-энд-блюз погубит традиционный джаз?» (“Is R&B Killing Trad?”).

     Национальное радио и ТВ стали уделять все больше внимания блюзу. Несколько команд «пробились» в 63-м на ТВ: Blues Inc., Сирил Дэвис и его R&B All Stars, Rolling Stones. А радио BBC включила «блюзовую страничку» в ежесубботнюю музыкальную передачу.
     Многие поп-исполнители начали записывать поп-интерпретированные ритм-энд-блюзы. Упомяну, например, Дэйва Берри (Dave Berry), стабильного хит-мейкера в середине 60-х годов. Как раз два его первых сингла включали в себя генетически-не-попсовый репертуар. В октябре 63-го Берри записал “Memphis, Tennessee/Tossin’ And Turnin’” (#19 в британских чартах), а в январе 64-го он выпустил “My Baby Left Me/Hoochie Coochie Man” (#37). В его первом альбоме, кроме того, была и “See See Rider”…

     Едва ли не самые большие дивиденды с британского ритм-энд-блюз-бума получил Чак Берри. Во-первых, студия Pye переиздала его сборник “The Latest and the Greatest”. Эта пластинка стала четвертым альбомом Берри, изданным исключительно для Британии, причем после длительного перерыва: до этого было три альбома в 1958-60-м годах, выпущенных Deccа, в то время дистрибьютером Chess Records, а также Pye, официальным британским лицензиаром Chess. И до 60-х Чак Берри кратковременно «гостил» в британских чартах: в 57-м году четыре недели с “School Days”; и в 58-м пять недель со “Sweet Little Sixteen”, лучший показатель – 16 позиция в апреле 58-го. Теперь же, в 63-м году, сразу три сингла Берри (“Go Go Go”, “Let It Rock” и “Run Rudolf Run”) отметились в британских чартах, а октябрьский сингл Берри, переиздание сококапятки “Let It Rock/Memphis Tennessee”, поднялся аж до 6-го места и пребывал в чартах 13 недель. Приятный сюрприз для самого Берри, который в Штатах только что вышел после своей первой отсидки, и, естественно, был не в курсе, что он – вновь один из самых «исполняемых» и «издаваемых» авторов в Британии. То ли ещё будет в грядущем 64-м!!

     Конечно, из самых памятных событий года – очередной, уже второй караван American Folk Blues Festival, который приехал в Британию в декабре. Афиша фестиваля роскошная: Уилли Диксон как исполнитель и, по-прежнему, со-продюссер с американской стороны; Биг Джо Уильямс, от традиционного «корневого» блюза; Сонни Бой Уильямсон II; Виктория Спайви, Лонни Джонсон (все вышеназванные - из представителей блюза с ещё «довоенным» прошлым); Мемфис Слим; Мадди Уотерс, Отис Спэнн; Мэтт Мёрфи и Bill Stepney, гитарист и ударник, составившие бессменную ритм-секцию Фестиваля’63. Блюз – уже модное музыкальное течение, с блюзменами знакомятся ценители из высших слоев британского общества (по-прежнему консервативного) и принимают американцев в своих домах и клубах. Одна из газет опубликовала фото, на котором Викторию Спайви в клубе Marquee приветствует Gerald Lascelles, любитель джаза, друг и поклонник Дюка Эллингтона, сам великолепный пианист, и – двоюродный брат королевы Елизаветы. Под фото подпись: «Королева Блюза встречается с … королевской фамилией». Главной звездой Фестиваля 63-го года стал Уильямсон II; как правило, во всех сборных концертах он играл-пел по три номера, против одного-двух в исполнении других блюзменов.

     …При всех триумфах ритм-энд-блюза, 63-й год – это, конечно, год попсы и воцарения мерси-бита. Как бы мы ни относились к различного рода хит-парадам, чартам, никто не спорит, что они – реальное отражение массового вкуса. Чарты 63-го года открыл Клифф Ричард и его Shadows. С апреля мерси-битовцы впервые оттесняют всех прочих, и заканчивается год в соревновании Битлз и Gerry & the Pacemakers, с редкими вкраплениями местных талантов или американских звезд типа Элвиса. В 1963-м году из блюзменов в национальные хит-парады пока прошли только роллинги.

                                          (продолжение следует)

Звучание альбома сильно отличается от прошлых работ Аны. Современный поп-саунд, фанк и соул, мягкий звук. Похоже, пластинка с прогибом под вкусы успешных и консервативных покупателей среднего класса, прежде всего, дам, выросших на "уроках" сериала "Секс в большом городе". Продюсером диска выступил знаменитый Кеб Мо, знающий как угодить подобной публике 

В случае с проектом “Blues And Boogie» можно сказать: классику чёрного блюза интерпретирует классик американского рока. Звучит диск поразительно свежо и энергично

Сильный диск. Ему явно пытались придать характер жёсткого soul-rock, и оно удалось. Этот тренд, кстати, сейчас можно назвать модой – новое поколение тянется почему-то к подобному звуку. Странно было бы не включить в диск «старые любови» Даны типа кантри и акустического фолка, однако пара песен не меняет общей картины. Огонь, много агрессивной меди и превосходный голос. Зачёт-зачёт!   

Абсолютный рок/блюз-шаффл и тяжёлый boogie-рок. Супер!

Green and Blues максимально точно отражает содержание диска. Здесь не только песни и композиции Питера Грина (хотя их большинство), но и другой блюз. Блюз других великих исполнителей, но всё равно всё вращается вокруг британского блюза второй половины 60-х, Fleetwood Mac и John Mayall’s Bluesbreakers

Подписка на новости
Работает без перезагрузки страницы