Тексты

Robbie Robertson: пробуждение «гения математического гитаризма».

Тут и там натыкаешься на «улики» поразительного таланта Дилана-поэта, который, среди прочего, - в точности дефиниций. Его старый друг и соратник Robbie Robertson, по мнению Боба, ”mathematical guitar genius”. И это не в бровь, а в глаз. Свой дар играть сдержано, словно сжав зубы, невероятно точно и в то же время, не теряя нерва, Робби полностью вложил в диск, вышедший в апреле, «How to Become Clairvoyant». Пятый сольник канадца, без сомнения, лучший в его карьере. Какой бы стиль Роббертсон, не выпускавший альбомов с 1998, не призывал к созданию новой музыки, он остаётся автором-оригиналом, хотя влияние ритм-блюза 60-х годов в пластинке существенно, считает Алексей Калачёв, автор радиопрограмм о блюзе и классическом роке.

Не стоит искать общий стилистический знаменатель «How…», следует обратить внимание на тон, звук диска. Такого изящного звука, внутренне напряженного, насыщенного массой камерных гитар и построенного исключительно на «groove» вы не встретите ни на одном из современных альбомов. В половине из 12 треков играет другой приятель Робби - Eric Clapton, кстати, тоже весьма склонный в музыкальной математике. Чтобы исчерпать тему гостей, добавлю: Клэптон написал три песни, на паре номеров Стив Винвуд, а также Robert Randolph, виртуоз того вида слайд-техники, ради которого исполнитель сидит перед горизонтальным грифом квази-гитары (pedal steel guitar). Trent Reznor из группы Nine Inch Nails делает что-то непонятное в самом лирическом, инструментальном номере диска «Madame X». Ничего выдающегося в самом процессе подбора и создания музыки «How to Become Clairvoyant» Робби не видит – собрал несколько неплохих песен, остальное ребята помогли сделать. «Тут не случилось сборища индивидуумов, каждый себе на уме…Группа, все в одной струе. Все на пике формы, только я несколько рассеянный», - шутит музыкант в интервью одной из ньюйоркских радиостанций. Излишне напоминать, что он из группы The Band, распавшейся в 1976 году, музыкально и по-человечески исчерпав себя. У «Бэнда» были хиты, лучшие сочинил Роббертсон. Его не назовёшь выдающимся вокалистом, что очевидно по его новой пластинке. Обаяние голоса Робби сродни харизме Дилана, Кита Ричардса, Тони Джо Вайта. Тихий диск, никакого рока. Поп? Музыка. Как раз тот случай, в связи с которым уместно напомнить: нет попсы или не попсы, есть хорошая и скверная музыка. Робби выделяется среди классиков рока: он не стремится эксплуатировать ностальгию, он из тех, кто благополучен в материальном смысле, с другой стороны, не утратил интереса к креативному процесу. Поэтому он сделал симпатичную, стильную музыку без оглядки на тренды. Свою. В последнее время принято для убедительности припечатать – качественную. Три в одном - симпатичную, стильную, качественную.

АК апрель 2011

"Черный кофе" повторяет формулу самого коммерчески успешного (для обоих!) совместного опуса - диска Don't Explain. Нынешний также как и тот составлен из версий вещей известных и не очень, в основном они из золотого прошлого ритм/блюза

В случае с проектом “Blues And Boogie» можно сказать: классику чёрного блюза интерпретирует классик американского рока. Звучит диск поразительно свежо и энергично

Инструментальный диск. Разгул американского гитаризма в разных проявлениях, в заметной части альбома – и в блюзовом ключе

Потрясающий концертный альбом мастера в его лучшей форме

Green and Blues максимально точно отражает содержание диска. Здесь не только песни и композиции Питера Грина (хотя их большинство), но и другой блюз. Блюз других великих исполнителей, но всё равно всё вращается вокруг британского блюза второй половины 60-х, Fleetwood Mac и John Mayall’s Bluesbreakers

Подписка на новости
Работает без перезагрузки страницы