Тексты

Остатки The Doors в России и никакого «просвечивающегося блюза»

В отличие от Джона Фогерти визиту музыкантов The Doors СМИ уделили максимум внимания. Воспринимать T. Rex без Болана, Slade без Холдера или The Doors сами знаете без кого дано людям, крепко преданным идеалам юности. Наивно было ждать от Манзарека обращения к новому материалу, и всё-таки надежда была, что его хотя бы спросят, а он, оживившись, заинтересованно расскажет о своём новом диске «Translucent Blues». Фигушки…Между прочим, хороший альбом, и мы об этом не промолчали, упомянули их стояние над могилой Моррисона (на фото). Словом, много отдали сил теме. Из всей пустой, комплиментарной писанины в газетах выделим пресноватую «отчёт о концерте» из газеты «Коммерсант».

Спустя 40 лет после похорон своего фронтмена музыканты группы The Doors впервые выступили в России. Рея Манзарека и Робби Кригера слушал в Crocus City Hall БОРИС БАРАБАНОВ.

У группы, лишившейся своего фронтмена, но продолжающей гастролировать, есть два пути. Первый — на место безвременно ушедшего берут музыканта с историей, способного внести новую креативную струю. Так поступили участники Queen, пригласившие в воссоединительный тур и на запись нового альбома Пола Роджерса — участника групп Free и Bad Company, вполне мощную самостоятельную единицу. У органиста The Doors Рея Манзарека и гитариста Робби Кригера тоже было поначалу желание дать воссоединившейся группе дополнительный толчок за счет известного харизматичного музыканта. Когда они еще только начинали гастролировать с трибьют-проектом, у микрофона стоял Иэн Эстбери из группы The Cult. Но со временем участники оригинального состава The Doors пришли к тому, что на переднем плане нужен просто умелый имперсонатор. У Queen с Полом Роджерсом, кстати, тоже не получилось ничего, сравнимого с временами Фредди Меркьюри.

Итак, у микрофона Дэйв Брок, вокалист кавер-группы Wild Child, человек, умеющий влезть в шкуру Джима Моррисона настолько, насколько требуется, но в данной конфигурации сдерживающий свои пластические таланты,— все же рядом с реальными участниками The Doors корчить из себя ”реального” Моррисона как-то неловко. Зато по части вокала Дэйв Брок выполняет свою задачу на все сто — голос просто не отличить.

В дуэте Манзарек—Кригер Рей Манзарек представляет ироничную точку зрения. Все его монологи про ”двери восприятия” и необходимость их открыть при помощи психоделических грибов в предшествовавших шоу интервью и прямо на сцене были повторены так часто, что выглядели заученной ролью. Все реплики про мир, любовь и секс господин Манзарек тараторил как-то без особого воодушевления, так и ожидалось в конце фразы какое-нибудь ”бла-бла-бла”. Господин Манзарек, похоже, воспринимает этот проект как натуральное зарабатывание бабла, а как музыкант реализуется в сольных программах. У господина Манзарека, как выяснилось в ”Крокусе”, все еще неплохой голос, но, как он сам заявил в интервью ”Weekend”, ”клавишник не должен петь, гитарист не должен петь, петь должен певец!”

При этом, играя песни The Doors в полном соответствии с оригиналом, Рей Манзарек может, как в Москве, встать одной ногой на клавиатуру, но не считает при этом необходимым продемонстрировать публике, как он ухитрялся исполнять в группе одновременно партии клавишных и баса. Во всех постморрисоновских составах присутствовал бас-гитарист. Нынешний не исключение. И в этом был прискорбный отход от канона. Приняв за рабочую концепцию точное воспроизведение классических версий, музыканты сделали уступку комфорту и таким образом стали еще ближе понятию ”кавер-бэнд”.

В том, как играет на гитаре Робби Кригер, чувствовалось настоящее вдохновение. Это была не просто уникальная исполнительская манера, не похожая ни на одного гитариста в мире. Было ощущение, что Робби Кригер все еще дорабатывает свои партии в песнях The Doors, он все еще не решился остановиться на каком-либо одном варианте, несмотря на то что вместе с коллегой Манзареком и отказавшимся от участия в гастролях барабанщиком Джоном Денсмором остается хранителем священного знания под названием ”звук The Doors”. Дальше всего от классического варианта группа ушла в песне ”L. A. Woman”. Но доля иронии была и в подходе Робби Кригера. Достаточно сказать, что на сцене ”Крокуса” он работал в штанах-бермудах, сшитых из звездно-полосатого американского флага.

Из многочисленных интервью, данных Реем Манзареком в преддверии российских гастролей, следовало, что он все еще считает нашу страну тоталитарным сборищем алкашей, так и не разобравшихся до конца с коммунистической химерой. Размещение зрителей в ”Крокусе”, похоже, только укрепило его в этой точке зрения. На концерте не был предусмотрен танцпартер. И это при том, что даже спустя 40 лет после смерти Джима Моррисона хиты The Doors производят среди зрителей абсолютно психоделический эффект, вводят в экстатическое состояние и всех поголовно срывают с мест. Это был тот редкий случай, когда каждый в зале знал каждую песню от первого до последнего слова. Но только после специального указания господ музыкантов публике разрешили приблизиться к сцене и танцевать в партере. При этом оставалось сочувствовать тем, кто заплатил немаленькие деньги, чтобы послушать The Doors, сидя на хороших местах. Толпа залила партер. Естественно, кого-то бурлящая масса выбросила на подмостки, несколько раз у ног музыкантов обнаруживались корчащиеся в экстазе тела. Удивительным образом все это сообщало действу недостающую аутентичность. Даже несмотря на то, что, как сообщил в ходе представления музыкантов Робби Кригер, ”Джим Моррисон сейчас на пляже”.

Из всех классических вещей The Doors не прозвучала только ”The End” из копполовского ”Апокалипсиса” (ее господа Манзарек и Кригер после смерти фронтмена не исполняют) и почему-то ”Riders On The Storm”. Вместо того чтобы сыграть хит, демонстрирующий его умения самым выгодным образом, Рей Манзарек только напутствовал фанатов: ”Идите домой и потрахайтесь всласть”.

Звучание альбома сильно отличается от прошлых работ Аны. Современный поп-саунд, фанк и соул, мягкий звук. Похоже, пластинка с прогибом под вкусы успешных и консервативных покупателей среднего класса, прежде всего, дам, выросших на "уроках" сериала "Секс в большом городе". Продюсером диска выступил знаменитый Кеб Мо, знающий как угодить подобной публике 

В случае с проектом “Blues And Boogie» можно сказать: классику чёрного блюза интерпретирует классик американского рока. Звучит диск поразительно свежо и энергично

Сильный диск. Ему явно пытались придать характер жёсткого soul-rock, и оно удалось. Этот тренд, кстати, сейчас можно назвать модой – новое поколение тянется почему-то к подобному звуку. Странно было бы не включить в диск «старые любови» Даны типа кантри и акустического фолка, однако пара песен не меняет общей картины. Огонь, много агрессивной меди и превосходный голос. Зачёт-зачёт!   

Абсолютный рок/блюз-шаффл и тяжёлый boogie-рок. Супер!

Green and Blues максимально точно отражает содержание диска. Здесь не только песни и композиции Питера Грина (хотя их большинство), но и другой блюз. Блюз других великих исполнителей, но всё равно всё вращается вокруг британского блюза второй половины 60-х, Fleetwood Mac и John Mayall’s Bluesbreakers

Подписка на новости
Работает без перезагрузки страницы