Тексты

Би Би Кинг в России

&2L& «Мы только что вернулись из Советского Союза. Мы находились там в течение месяца в рамках программы культурного обмена, осуществляемой Государственным департаментом США. Хочу сказать: СССР никогда больше не будет прежним. Думаю, у них имелось некое количество блюза, мы же оставили там МНОГО блюза!». Процитированной хвастливой фразой начинается концертный альбом Кинга 1979 года “Now Appearing at Ole Miss”.
У Би Би Кинга и его менеджера Сида Сайденберга в самом деле имелась причина гордиться своим достижением. Западные артисты, побывавшие за культурологическим «железным занавесом», исчислялись единицами. Преодолевшие его могли присоединить к прочим звездным регалиям эффектный рекламный ярлык - «побывавший в СССР». С тех пор в пресс-релизах блюзмена неизменно указывалось: «Побывал с концертами в таком-то количестве стран (на нынешний момент примерно в 90 – прим. автора), включая Советский Союз».
Знали ли Би Би Кинга в России до 1979? Имя его было известно ограниченному кругу меломанов в столицах, кое-какие пластинки попадали на «черный рынок», однако о сколько-нибудь серьезной аудитории говорить не приходилось. То же самое в принципе можно сказать о положении блюза в СССР.
В джазе масса пьес, в название которых входит слово “blues”, и узкий круг просвещенных отечественных слушателей столкнулся с самим термином благодаря джазу. Однако первые искрении и относительно многочисленные поклонники у блюза появились в России в начале 70-х. Это были в основном студенты, молодые ребята и их подружки, приходившие в восторг от восхитительной “Since I’ve Been Loving You” Роберта Планта и Джимми Пейджа, мощи группы “Cream”, скоростных пассажей Джонни Винтера и ансамбля Элвина Ли “Ten Years After”.
На просторах от Камчатки до Бреста блюз-рок, сослужил своему пращуру блюзу службу неоднозначного свойства. С одной стороны, блюзовая музыка явно осваивала новую территорию. С другой, носители настоящего звука Дельты и чикагского South Side от этого выиграли, в общем, мало, оставшись, что называется, «за кадром». Производная истинного блюза – белый блюз-рок - закрепил в сознании непосредственной советской публики искаженный образ жанра – громкий, исключительно гитарный, желательно в исполнении англичан.
Забегая вперед, отметим, что настоящее его пришествие случилось уже в эпоху компакт-дисков и разгула «пиратства», то есть с середины 90-х.

Перенесёмся в 1978. После примирения с Би Би Сайденберг целиком посвятил свои недюжинный талант и энергию Кингу. За его затеей «покорить» СССР стояли сугубо прагматические соображения. Дела партнеров шли не блестяще и, чтобы компенсировать упущенные за почти три года их размолвки возможности, требовался нетривиальный и сильный ход. В случае успеха Би Би, начавший опасный дрейф на периферию шоу-бизнеса, вновь попал бы в фокус прессы, телевидения, публики. Другими словами, благодаря экзотическому вояжу заставил бы Америку вновь заговорить о себе.
На протяжении долгих месяцев менеджер терпеливо вел переговоры с чиновниками советского посольства, даже выполнил требование предоставить тексты песен, видимо, с целью согласования идеологической составляющей блюза с Москвой. Кинг отнесся к идее поездки скептически. «Я не думал, что русские начальники заинтересованы в блюзе Би Би», - не без иронии отмечает он в автобиографии. В один из вечеров господа из посольства СССР появились на его концерте. «Послушали 3-4 номера, и, как я понимаю, решив, что все блюзы на одно лицо, они поднялись и удалились».
&3L&

Гастроли состоялись в конце 1979 года. В автобиографии вылазки в любые другие страны, например, первые гастроли в Англию или в Африку, удостоились от силы нескольких строк, в то время как про нашу страну Би Би вспоминает обстоятельно, в деталях.
Перед поездкой он проштудировал толстую книгу, открывшую ему глаза на сложность и многообразие великой евроазиатской державы, куда он отправлялся. Действительность же вдребезги разбила представления, почёрпнутые от чтения. По словам Кинга, допускающего маленькое преувеличение, он с оркестром «объездил всё». Гигантский Советский Союз оказался миром необъятным, не слишком уютным и пёстрым. Поэтому 22 концерта, проведенных перед «девственной» с точки зрения знакомства с искусством блюза аудиторией в крупнейших городах Европейской части СССР, а также в нашей Азии, можно с некоторой натяжкой считать подходящими под «объездил всё».
Турне началось с Азербайджана. Впечатлений от приема тамошней публикой, его мнение об уровне организации премьеры мы не находим. Вместе с тем из его слов отлично понятно чувство тревоги, пережитое в первую – бессонную - ночь на советской земле. И дело было не только, и не столько в волнении – а как меня примет слушатель? В бакинской гостинице не давали сомкнуть глаз шарящие в ночи, заливая ослепительным светом комнату Кинга, прожектора пограничных патрульных кораблей. Вспышки служили лишним напоминанием: до Ирана отсюда всего четверть часа пути, «а между мной и Дельтой пролегает целый мир».
Дальше – остановка в Тбилиси.
Множество деталей бросается ему в глаза. Например, привыкшего к комфорту воздушных линий Кинга нервирует несовершенство местной пассажирской авиатехники – старой и расшатанной, по его мнению. Он выглядывает в иллюминатор и видит на летном поле то, что принимает за останки самолета. «Когда вы путешествуете по воздуху, едва ли вам понравится наблюдать брошенные гнить разбившиеся самолеты», - не без мрачной иронии отмечает он. К слову сказать, Би Би Кинг получил в середине 60-х лицензию на вождение спортивного самолета, поэтому его повышенное внимание к особенностям лётного парка отчасти диктовалось профессиональными причинами.
Надо думать, действительность частенько подбрасывала поводы для мелкого раздражения, однако терпимый к куда более серьезным вызовам в родных пенатах Кинг не придаёт им большого значения. Другое дело, что нервничать его заставлял некий господин, находившийся в составе артистической команды, по выражению Би Би, от правительства США. Во время перелетов от одного города к другому он садился рядом с музыкантом, время от времени, перегибаясь через него, подносил к иллюминатору малюсенькую фотокамеру и что-то снимал. «Любой аэропорт на пути следования – клик, клик, клик; каждый город или военная база – клик, клик, клик. Если он не был шпионом, я не блюзмен», - говорится в автобиографии «Blues All Around Me». - «Эй, послушай, убери ты свою камеру, а то еще подумают будто мы партнеры», - говорю ему. Но он продолжал свои «клик-клик», я же молился, чтобы нас не арестовали за шпионаж».

(продолжение следует)

Возможно, если просто воспринимать диск как развлекательную музыку, всё покажется ОК. Однако в нашей стране к бритроку у публики особое, пристрастное отношение – музыка известна тут массе людей до ноты, до нюанса, до малейшего вздоха вокалиста. Интерпретировать её – большой риск попасть под огонь брюзжания и неприятия  фанатов великой троицы

В случае с проектом “Blues And Boogie» можно сказать: классику чёрного блюза интерпретирует классик американского рока. Звучит диск поразительно свежо и энергично

Новый диск Лопеза - это то, что надо любителям блюз-рока по ту и эту сторону Атлантики. Звук увесист, сочен, и диск, что называется, "качает", свидетельствует известный сетевой обозреватель Роман "The Metal Traveler" Химич

Марция Болл посвятила свою новую работу музыкантам Аллену Туссену, «Толстяку» Домино и Баквит Зайдеко. Их влияние присутствует практически на всех записях

Green and Blues максимально точно отражает содержание диска. Здесь не только песни и композиции Питера Грина (хотя их большинство), но и другой блюз. Блюз других великих исполнителей, но всё равно всё вращается вокруг британского блюза второй половины 60-х, Fleetwood Mac и John Mayall’s Bluesbreakers

Подписка на новости
Работает без перезагрузки страницы