Тексты

Mahalia Jackson. Часть 1

&2L&
   Внучка луизианского раба, Мэхэлиа, вместе с некоторыми звездами-современниками, ввела в практику пожертвования на дело борьбы за гражданские права негров.
   Кроме собственно музыки (гастроли, записи, пластинки) Мэхэлиа известна как продюсер, успешная бизнесвумен и автор множества благотворительных проектов.
   Елизавета I и Уинстон Черчилль были среди её почитателей, Джексон принимали монархи Европы и Азии, её называли среди личных друзей братья Кеннеди и Гарри Трумэн.

   Мэхэлиа Джексон родилась 26 октября 1911 года в Нью-Орлене. Этот город взрастил и воспитал несчетное количество музыкальных талантов.
   Кто бы ни поминал Нью-Орлеан как месте рождения или возмужания, неизменно отмечал пропитанную музыкой и грехом атмосферу Нью-Орлеана. «В то время, когда я родилась и позже, когда я взрослела, Нью-Орлеан был наполнен музыкой. Оркестры и группы выступали на прогулочных пароходах, на карнавалах, вечеринках, во всех этих кабаре и кафе… Джелли Ролл Мортон и Кинг Оливер играли рэгтайм и джаз…» (выделенные курсивов – цитаты из автобиографии Мэхэлии “Movin’ on Up”).
   Ну, и, конечно, блюз. Какой же Юг без блюза? «Блюз можно было услышать везде. Каждый имел записи Бесси Смит, Айды Кокс, Ма Рейни. Если вы шли через бедный черный квартал, вы слышали блюз в каждом доме, из каждого окна…».

   Мэхэлиа была третьим из шести детей в семье Чэрити Кларк и Джона Э. Джексона, грузчика, парикмахера и проповедника. Кстати, парикмахерские в негритянских кварталах служили своеобразными клубами, как известные в «белой» музыкальной культуре драгсторы-аптеки. В парикмахерских и около них часто репетировали и выступали вокальные и музыкальные группы. В джазе даже есть несколько музыкальных терминов, отражающих эту ситуацию, например, barbershop-harmony, barbershop-singing.
   Семья проживала в трехкомнатной хижине на Water Street, в бедном тесном районе между железнодорожной веткой и участком миссиссипской дамбы.
   Петь Мэхэлиа начала рано, дновременно с первыми навыками ходьбы и первыми внятными словами, а голос у меня всегда был сильным, даже в раннем детстве».ственники вспоминали, как девочка играла во дворе, во весь голос распевая церковные гимны и старые госпелы. Совсем крохой она уже пела в хоре Plymouth Rock Baptist Church.

&3L&

   Чэрити умерла 25-ти лет, когда Мэхэлии исполнилось всего 4 года, и отец отправил девочку к тёте по имени Mahalia ”Duke” Paul (Мэхэлиа была названа в честь этой тёти). Новая семья по многочисленности не уступала прежней – брат, шесть теток и несколько сводных братьев и сестер, дети отца от сожительства с другими женщинами.
    «Моя тетя Мэхэлиа была очень строгой…не одобряла шумные детские игры…и светскую музыку…Мои двоюродные сестры украдкой слушали Карузо и Ма Рэйни…Все свободное время я проводила в церкви. Когда я помогала убираться внутри, мне разрешали звонить в колокол к утренней службе». Церковь выступала не только как место оправления культа, но и как средоточие культурной жизни, например, «по субботам показывали пантомиму».
   Мэхэлиа училась в местной McDonough School No. 24 (то ли до 4-го класса, то ли до 8-го, у разных биографов указано по-разному), естественно, и работала, чтобы помогать семье, на традиционных для несовершеннолетних негритянок работах – прачкой, уборщицей.
   Пройдя обряд крещения, стала прихожанкой ближайшей Mount Moriah Baptist Church. Уже в юном возрасте Мэхэлиа отдавала предпочтение не степенным строгим «распевкам», а энергичным, с позволения сказать, приземленным мелодиям, отличавшимся ритмикой, драйвом. «Больше всего я любила петь не на хорах, а находясь в группе прихожан. Все вокруг притоптывали и хлопали в ладоши, задавая ритм». Ритмическая поддержка, притопы-прихлопы компенсировали дефицит инструментов. Бедная церковная община ни имела средств даже на простейший церковный орган, столь привычный в настоящее время. «Играли на барабанах, цимбалах, тамбурине. Все дружно подпевали, топали, хлопали», вспоминала певица.
   В 16 лет Мэхэлиа переехала в Чикаго, начала работать прислугой и стала прихожанкой Greater Salem Baptist Church, и, соответственно, певицей церковного хора.

&4L&

   Несколько слов о госпеле, как негритянской музыкальной культуре.
   Эта музыка – своеобразный сплав африканских и европейских музыкальных традиций. Негры, завезенные из Африки и проданные в рабство, потом крещенные по христианским традициям, в подавляющем большинстве неграмотные, по-своему восприняли Евангелие, с особым чувством примерили на свою судьбу самые близкие темы: египетское рабство, исход, надежду на избавление от всех бед в следующей, загробной жизни. При этом, как часть религиозной культуры неграм навязывалась и музыкальная её составляющая, в Европе имевшая многовековые традиции. Опять же негры приняли только содержательную часть, т.е. излагаемые религиозные истории и собственно обращения к Богу и святым. А музыку «подбирали» свою, африканскую, ритмизированную, заводную, схожую скорее с древними охотничьими и шаманскими ритуалами, чем с европейскими хоровыми церковными традициями.
   Позже, уже в 20-м веке произошло разделение госпела на условные категории: «спиричуэл» (считается более древней музыкой, не имеющей конкретных авторов, то, что обычно именуют «…слова и музыка народные») и собственно «госпел», как музыка, находящаяся в развитии, включающая и традиционные мелодии и новые, сочиненные современными композиторами. Плюс еще множество градаций, так сказать, вглубь.
   Музыкальные историки ставят госпел в основание всей негритянской американской музыкальной культуры: считается, что и джаз, и блюз каждый в свое время «отпочковались» от госпела. Мэхэлиа Джексон, кстати, разделяла эту точку зрения: «И джаз, и блюз, и даже рок-н-ролл заимствовали ритмику из нашей церковной музыки».
   Есть строго документированные свидетельства старшинства госпела перед другими стилями. Например, в 1870-м году существовала и гастролировала профессиональная спиричуэл-группа the Fisk Jubilee Singers, которая совершенно четко дистанцировалась от прочих полупрофессиональных черных музыкантов, например, от странствующих менестрелей.
   Интересно музыкальное развитие госпела через «уход и приход» музыкантов. Воспитанные на церковных традициях музыканты становились джазменами и блюзменами, а потом некоторые из них, как один из героев данного очерка Томас Э. Дорси, возвращались к сочинению и исполнению госпела, принося с собой из джаза и блюза не только ритм и драйв, но и музыкальные инструменты, изначально госпелу чуждые. Та же гитара, инструмент сугубо светский; одна из лучших исполнительниц госпела Сестра Розетта Тарп аккомпанировала себе именно на электрогитаре. И различные ударные инструменты, «поселившиеся» в негритянских церквях в 20-м веке – тоже подарок от потомка-джаза.

   Для продолжения истории Мэхэлии Джексон отметим еще одну особенность госпела: различия так называемых «южного» и «северного» госпела. Южный стиль исполнения чуть примитивнее, но при этом более страстный, ритмичный, по-джазовому заводной. Северный – сдержанный, пуристский, более склонный к классическим европейским церковным гимнам, медленным и торжественным. Есть «госпел белых» и «черный госпел», оба этих расово разделенных субжанра родились в лоно баптистской церкви США, однако они не пересекаются. Кроме того, в «черном госпеле» существует южный стилистический акцент.

&5L&

   Мэхэлиа в силу происхождения и личного темперамента исполняла «южный» госпел. «Эта европейская духовная музыка, конечно, замечательная. Но она совсем не негритянская…».
   Значительная часть чикагской паствы вначале не одобрила стиль новенькой певицы, в котором так явно чувствовалась мощные непривычные ритмика и страсть. Когда начинали упрекать девушку за её стиль пения, она цитировала Библию, которую по собственным словам «читала каждый день, всю свою жизнь. В одном из псалмов сказано: «Эй, люди, хлопайте в ладоши, пойте громче, восславьте Господа во всю мощь своих легких». Что ж, если кому-то из старших казалось, что в моём пении мало степенности, достоинства, я отвечала им, что моя вера велит мне петь именно так. Я хочу выразить свою любовь к Всевышнему не только голосом, но и руками, ногами, всем телом. Я родилась, чтобы петь госпел. Меня никто не учил. Я служу Господу, как умею».
   У неё нашлись единомышленники-сверстники. Мэхэлию пригласили в местную вокальную группу под названием the Johnson Boys. Изначально группу составляли три сына местного пастора – Prince, Robert и Wilbur. Потом к ним присоединились Мэхэлия и еще одна девушка по имени Louis Barry. Новый квинтет назвали the Johnson Gospel Singers. Руководил им один из братьев, восемнадцатилетний Prince, который попутно писал сценарии для общинных праздников, короткие скетчи и сам их режиссировал. Актёрами в представляемых выступали всё те же Johnson Gospel Singers. Кроме того, Prince аранжировал песни группы для своего фортепьяно, «...он играл в своем собственном, оригинальном стиле, и этот стиль чудесным образом подходил к нашим госпелам. Мы много работали, мы совершенствовались с каждой новой песней. Группа пользовалась большим успехом с самого начала выступлений. Я бы сказала, что мы были первой настоящей негритянской госпел-группой в Чикаго, а Prince – первым госпел-пианистом».
   Слух о группе быстро распространялся среди прихожан и их знакомых. Johnson Gospel Singers, начав с выступлений в своей церкви, немного времени спустя уже пели в нескольких соседних, и получали всё больше новых приглашений. Реально имело место некоторое соперничество между приходами за привлечение новых прихожан, читай – за их переманивание из соседних приходов. В этих условиях молодая, энергичная, по-новому звучащая группа выступала серьезным фактором, увеличивающим популярность конкретной церкви, а значит пожертвований на её содержание.
   Это уже начало профессиональной музыкальной карьеры. Историки музыки, как правило, согласны с формулировкой Мэхэлии: «Мы были первой настоящей госпел-группой», при том, что в Чикаго некоторые из предшественников Johnson Gospel Singers уже успели записать и выпустить пластинки. И конечно, Johnson Gospel Singers отнюдь не первая группа, получавшая гонорары за свои выступления. В данном случае речь идет о мастерстве. Исполнительский уровень Johnson Gospel Singers был на порядок выше предшественников и современников».
   За короткий срок – от приезда до определения в статусе профессиональной певицы – Мэхэлиа успела поработать прислугой, прачкой, медсестрой. Теперь с этими приработками закончено, тем более, что группа начинает гастролировать, сначала в пригородах Чикаго, потом – уже за его пределами.

&6L&

   Примерно в это время Мэхэлиа впервые встречается с Преподобным Томасом Э. Дорси. В жизни многих певцов, музыкантов есть подобные чудесные события – встреча с человеком, который своим влиянием, творчеством определяет карьеру младшего партнера на годы вперед. Таким наставником стал для Мэхэлии Томас Дорси, теперь именуемый музыкальными историками «Отец музыки госпел», автор более 400 госпелов.
Несколько слов об этом уникальном музыканте и композиторе. Он родился в 1899-м году в Villa Rica, штат Джорджия. Вырос в Атланте. Щедро одаренный от природы, к юношеским годам он освоил несколько музыкальных инструментов и, не достигнув ещё 20 лет, стал известным блюзовым и рэгтаймовым музыкантом и автором, выступавшим как Georgia Tom.
   Поскольку то время, практически «до-пластиночное», сведения о первых успехах Дорси сохранились как воспоминания: его песню “It’s Tight Like That” исполняли чуть ли не все окрестные музыканты. Дорси посещал чикагский Gollege of Composition and Arranging, играл в нескольких местных джаз-оркестрах, потом руководил собственным Wildcats Jazz Band, который, кстати, долгое время гастролировал с Ма Рейни. В середине 20-х Дорси сотрудничал с Тампой Рэдом. Потом – проблемы в личной жизни, глубокий нервный кризис и даже решение уйти из музыки вообще. Но Дорси вернулся через 2 года уже как госпел-композитор. Ещё за десять лет до этого Дорси экспериментировал с госпел-темами, и одна из его песен “If I Don’t Get There” стала весьма популярной.
   Любовь Дорси к блюзу и рэгтайму чувствовалась в его стиле, в его теперь уже госпел-музыке. Вот как вспоминала об этом Мэхэлиа Джексон: «Каждый чувствовал ритм, драйв его игры на пианино. Когда он начал сочинять госпел, этот ритм у него сохранился. Тысячи людей и я сама тоже поем эту музыку, потому что верим, что религия – это радость, это удовольствие».
   И вот (конец 20-х–начало 30-х годов) Дорси уже состоявшийся госпел-композитор, пока не получивший широкой известности, но целенаправленно работающий в жанре: он создал самый большой в Чикаго госпел-хор (в Pilgrim Baptist Church), он занят организацией собственной publishing company именно для распространения госпел-музыки; он уже на подступах к своему, наверное, главному, «творению» - всеамериканской Национальной Конвенции Госпел-хоров и Вокальных Групп (National Convention of Gospel Choirs and Choruses).

&7L&

   Тесное сотрудничество Томаса Дорси и Мэхэлии Джексон еще впереди. Пока они только познакомились. Дорси впервые услышал (говорят – на одной из похоронных церемоний) Мэхэлию, и, несомненно, её мощный вокал произвел на Дорси должное впечатление. Мэхэлиа именует Дорси не иначе как «Профессор Дорси». Через некоторое время Дорси приглашает Мэхэлию для совместных выступлений на окрестных ярмарках и вечеринках, которые он использует для незатейливого промоушна собственных сочинений. «Профессор Дорси брал с собой копии своих замечательных песен, ”Precious Lord” и ”Peace in the Valley”, в том числе. Он продавал их по 10 центов за штуку. Бывало – мы продавали по 500 копий за день. Тогда я работала еще «за кормежку» (”fish and bread” singer). Пела за возможность поужинать, ну и во славу Всевышнего, конечно».
   В те годы Дорси сотрудничает и с другими певицами (Sally Martin, например), а Мэхэлиа продолжает выступления в составе Johnson Gospel Singers.

            (продолжение следует)

Возможно, если просто воспринимать диск как развлекательную музыку, всё покажется ОК. Однако в нашей стране к бритроку у публики особое, пристрастное отношение – музыка известна тут массе людей до ноты, до нюанса, до малейшего вздоха вокалиста. Интерпретировать её – большой риск попасть под огонь брюзжания и неприятия  фанатов великой троицы

В случае с проектом “Blues And Boogie» можно сказать: классику чёрного блюза интерпретирует классик американского рока. Звучит диск поразительно свежо и энергично

Новый диск Лопеза - это то, что надо любителям блюз-рока по ту и эту сторону Атлантики. Звук увесист, сочен, и диск, что называется, "качает", свидетельствует известный сетевой обозреватель Роман "The Metal Traveler" Химич

Марция Болл посвятила свою новую работу музыкантам Аллену Туссену, «Толстяку» Домино и Баквит Зайдеко. Их влияние присутствует практически на всех записях

Green and Blues максимально точно отражает содержание диска. Здесь не только песни и композиции Питера Грина (хотя их большинство), но и другой блюз. Блюз других великих исполнителей, но всё равно всё вращается вокруг британского блюза второй половины 60-х, Fleetwood Mac и John Mayall’s Bluesbreakers

Подписка на новости
Работает без перезагрузки страницы