Тексты

Aerosmith

&2L&      Признаться, я был убежден, что записать столь рискованную с точки зрения законов шоу-бизнеса пластинку пришло в голову певцу Steven Tayler и гитаристу Joe Perry. Все их действия на протяжении 2003, «Года Блюза», а именно: появление в нью-йоркском концерте блюзовых грандов, присутствие во всевозможных гала-тусовках, радиопередачах, связанных с блюзом, говорили именно об этом. Однако интервью Джо Перри журналу Blues Revue (№ 29 aug/sep), к моему удивлению, свидетельствует о другом. В незначительно сокращенном виде перевод предоставил сайту Алексей Дорохов.

АК

      Корреспондент «Блюз Ревю» начал интервью с Джо Перри с вопроса, который интересует и меня. Смысл его сводится к следующему. Записав такую пластинку, Aerosmith ставят себя под удар. Причем с разных сторон. Таким диском они способны оттолкнуть свою традиционную аудиторию – слушателей поп-рока. С другой стороны, Aerosmith рискуют и со слушателями блюза, ведь они могут расценить «Honkin’ On Bobo» как не вполне блюзовый – слишком много рока. Ответ Джо Перри показался мне легкой демагогией.


&3L&      Перри: По большей части это вопрос семантики. Блюз и рок, и все, что между ними. Вы можете взять вещи, которые лежат на крайних противоположных точках спектра, однако много места остается между ними, и что там – не совсем ясно. Так что, поклонник блюза послушает пластинку и рассвирепеет на нас? Я не знаю. Я горжусь записанными вещами, а уж давать личную оценку – это дело каждого по отдельности. Мне интересно, как ее примут, пластинку, ну, а если в меня швырнут пару камней – что ж, пусть.

      BR: Чья идея была сделать этот альбом?

      Перри: Компании звукозаписи. Когда мы подписали контракт с Sony, нам сказали: «Мы бы хотели, чтобы вы повертели в голове идею блюзового альбома – первого альбома для нас. О сингле (хите – ред.) не беспокойтесь». Мы вовсю работали над “Nine Lives”, и мысль заняться этим и делать бодягу с 12-тактовыми блюзами выглядела все равно, как съехать на обочину. Похоже, время было неподходящее.
      Прошел не один год, мы все продолжали обсуждать это притом, что никогда у нас не было в голове ясной картины – что это должно быть. В перерыве между выступлениями тура “Just Push Play” вместе с группой «Кисс» у нас было «окно» в 3,5 месяца. Сошлись на том, что нужно сделать это рывком, как бы на концерте. Если вы отведёте такой группе, как Aerosmith, 2 года на запись пластинки, так 2 года и уйдет.
      Еще мы хотели, чтобы диск записывался всем ансамблем, играющим вместе в одном помещении. Большая часть наших пластинок последнего десятилетия делалась не так. В студии мы записывали музыку вживую, однако в голове держали, что партии ритм-секции мы перепишем, что Стив споет окончательные варианты, когда все остальные дорожки будут готовы. Поворот на 180 градусов от прежнего курса – общее кровообращение у всего действия.

&4L&      BR: Это любопытно, что компания-мейджор сегодня просит вас сделать пластинку блюза, сознавая, что блюзовые диски составляют ничтожную долю продаж поп-музыки.

      Перри: Мы тоже удивились. Часто вы слышали, чтобы президент компании говорил: не беспокойтесь о сингле? Но «Сони» все время поддерживали нас. Они хотят продавать пластинки, однако они также верят в (наработанное - ред) наследие Aerosmith.

      BR: Было такое, что в группе трудно кого-то было убедить?

      Перри: Да. Двое из нас рассуждали так: чего мы будем тратить время, играя блюз? В общем-то, они говорили, что и я 4 года назад: бизнеса на этом не сделаешь, это скучно, другие делают это лучше. Кто-то в группе думал, что хит, и только он, определяет, насколько хороши наши дела, и что нас спишут, если мы сделаем диск без сингла.

      BR: Каково было мнение Стивена Тайлера?

      Перри: Вероятно, он горланил больше всех, желая, чтобы пластинка вышла с хитом. Ну, это вообще такая точка зрения на то, что удерживает группу на передовых позициях. Нас не ломает делать песни, которые развлекают миллионы людей повсюду. Мы – развлекатели, вот что мы такое, как я полагаю. Вот Стивен и побаивался: не «выстрели» мы одну-другую такую вещь, которые попадут в ТОР- 40, упустим хороший шанс, такой, что может и карьеру испортить. Это веское соображение. Но мне кажется, что дело не в том, что он не хотел делать блюзовую пластинку. Мне думается, он боялся упустить возможность сделать другую пластинку.
      Он положил перед нами короткий перечень песен, которые хотел спеть, и, пожалуй, они наиболее динамичные на пластинке с точки зрения бескомпромиссного рока. Получилось, что он по-настоящему классный певец блюза. Хочется верить, что у нас получилось ввернуть в них свою игру так, что они заработали.


     &5L& BR: Вы упомянули, что несколько лет назад и сами были не уверены, нужно ли «Аэросмиту» делать блюзовый диск. Что вас заставило изменить свое мнение?

      Перри: Пару лет назад я купил автобус, чтобы брать на гастроли с собой семью. Aerosmith прошел прямиком путь от ночевок в гостиницах-коттеджах к нанятым самолетам, и дальше – к собственным самолетам. Мы никогда не использовали передвижение на кавалькаде автобусов, как все, так что это дало новое ощущение, мне понравившееся. Так вот, в автобусе я стал проводить много времени, слушая радио и освежая в памяти старую музыку. Похоже на чтение классики в старших классах. Что-то остается с тобой, а что-то – нет, поскольку думаешь: о, нужно делать еще и конспект! Так вот с блюзом у меня так же: слушаю, наматываю на ус и затем развиваю.
      На этот раз у меня была возможность вникнуть в некоторые детали, которые я упустил в первый раз. Я погрузился в это и послушал побольше музыки. У меня появились друзья в Мемфисе, я принялся слушать, что они там играют. У нас было нечто вроде блюзовых вещей до того – “Train Keep a Rollin’”, “Big Ten Inch Record”, “Reefer Heated Woman”. Так что мысли о том, что предложила компания «Сони», начали посещать меня. Я думал о вещах, которые мы могли бы адаптировать для этого проекта.

      BR: Наиболее радикальный номер в альбоме – кавер вещи Фреда Макдауэлла «Jesus Is on the Main Line». Кто предложил столь архаичную обработку?

      Перри: Я всем дал по копии альбома госпел в исполнении Миссисипи Фреда Макдауэлла. Я хотел, чтобы ребята послушали “Black Black Train”, «Jesus Is on the Main Line», лучшие песни с диска. Джек Дуглас, наш продюсер, услышал и говорит: «Что за прелесть эта песня! А классно было бы, если бы мы собрались в одной студии и сделали бы как бы «застольный» ее вариант, вот в таком духе». Песня была одной из последних, что мы записали. Работали у Стивена в студии, сделали пару вариантов, и Трэйси Бонхам записал дорожки. Дочка Стивена присутствовала, приятельница моего сына тоже была там, и все мы запели – там было 4 или 5 микрофонов в студии. Я и Брэд играли на гитарах. Мы думали, что получится сторона Би или, может быть, дополнительный трек, однако когда закончили микширование песни и придали ей более законченный вид, она вдруг зазвучала. Вышло, композиция – одна из сильнейших песен на пластинке.

      BR: Джонни Джонсон, пианист Чака Бэрри в прошлые времена, присутствует как гость в двух песнях. Чья это идея?

Перри: Нам не хотелось звать для участия в альбоме крупных музыкантов блюза. Нам казалось, получится стереотип. Но вот однажды я прочитал в газете, что Джонни в одном городе с нами дает концерты в клубе «Дом Блюза». Я познакомился с ним в «Зале Славы Рок-н-Ролла»: мы стали его членами в один год (2000 – ред.). Так что мы созвонились с его дорожным менеджером, прислали за ним машину, и через пару часов он уже сидел в моей студии, в подвале дома.


&6L&      BR: А хорошо ли принимают материал пластинки на концертах?

      Перри: В принципе, когда мы выпускаем диск, публике требуется какое-то мгновение, чтобы начать признавать песни. Но на этот раз мы сыграем вещь типа «Road Runner», и аплодисменты приятно удивляют. Слушатель западает, факт, хотя, в общем-то, песню не знает. Я думаю, это ярко свидетельствует о привлекательности блюза.

&7R&

1.08.04 АД

Звучание альбома сильно отличается от прошлых работ Аны. Современный поп-саунд, фанк и соул, мягкий звук. Похоже, пластинка с прогибом под вкусы успешных и консервативных покупателей среднего класса, прежде всего, дам, выросших на "уроках" сериала "Секс в большом городе". Продюсером диска выступил знаменитый Кеб Мо, знающий как угодить подобной публике 

В случае с проектом “Blues And Boogie» можно сказать: классику чёрного блюза интерпретирует классик американского рока. Звучит диск поразительно свежо и энергично

Сильный диск. Ему явно пытались придать характер жёсткого soul-rock, и оно удалось. Этот тренд, кстати, сейчас можно назвать модой – новое поколение тянется почему-то к подобному звуку. Странно было бы не включить в диск «старые любови» Даны типа кантри и акустического фолка, однако пара песен не меняет общей картины. Огонь, много агрессивной меди и превосходный голос. Зачёт-зачёт!   

Абсолютный рок/блюз-шаффл и тяжёлый boogie-рок. Супер!

Green and Blues максимально точно отражает содержание диска. Здесь не только песни и композиции Питера Грина (хотя их большинство), но и другой блюз. Блюз других великих исполнителей, но всё равно всё вращается вокруг британского блюза второй половины 60-х, Fleetwood Mac и John Mayall’s Bluesbreakers

Подписка на новости
Работает без перезагрузки страницы