Тексты

Стабильно идущий Albert Cummings

В нашем жанре есть игра под названием «Назови нового Короля блюзовой гитары!». Таких – множество, появляются они с подачи копирайтеров от шоу-бизнеса раз 3-4 года. Нету трона, нет королей… и все-таки. Место Гитариста № 1 пустует с августа 1990 года - после ухода SRV. Может быть, Albert Cummings подходящая кандидатура? Материал на заданную тему Алексея Калачёва из архива BN за сентябрь 2004. На свет его извлекли в связи с выходом в текущем году 6-го CD Камингса, претендующего на местечко в списке ”лучшие альбомы - 2012”.

&2L&     Нет такого года, чтобы кто-то на него не покушался, на пресловутый трон. Опять же с подачи расчетливых дядек от музыкальной индустрии. Стоит им выкинуть слоган «новый Стиви Рэй Воэн», и доверчивая публика пускает слюну, как не менее доверчивая «собака Павлова» с ее приобретенным рефлексом. Алберт Каммингс не отрицает своего стилистического родства с великим техасским слингером – оно и очевидно, и в известной мере почетно. Алберт искренне признает, что до Воэна никакого блюза в его жизни не наблюдалось. В 12 лет его начали учить игре на 5-струнном банджо, музыка кантри была для него родной. Но то, что он услышал и увидел в бостонском театре «Орфей» в 1987, заставило его заняться неожиданным для него самого предметом.
     
Нет, Каммингс не забросил свой строительный бизнес, на котором он сделал многомиллионное состояние и даже был отмечен журналом «Professional Builder Magazine» как «лучший строитель-предприниматель на Северо-Западе США. «Это как «Грэмми» в строительной профессии», - объяснил Алберт одному музыкальному журналисту, прибегнув к сравнению, доступному для понимания репортера. Да, он очень богатый человек, и в то же время Каммингсу парадоксальным образом удалось сделаться и профессиональным блюзовым гитаристом высочайшего класса.

В одном из интервью он с сожалением отметил, что музыкальная карьера забирает у него «лишь три процента времени от силы». Странный богач молниеносно меняется, когда в его руки попадает любимый «стратокастер»: он превращается в сгусток эмоций, выражает страсть при помощи шести струн и усилителя, которые он не в состоянии выплеснуть в размеренной, степенной, методичной деятельности капиталиста-воротилы. Он может играть в баре, где несколько человек смотрят по телевизору бейсбол, изредка бросая равнодушный взгляд в его сторону.

     Алберт Каммингс все начал с нуля в музыке, со вспышки, которую произвел в его сознании Стиви Рэй. Нигде не рассказывается, как он осваивал гитару, как долго и каким образом он шел к пластинке 2003 года «From the Heart». Про нее журнал Guitar One, например, написал, что «там нет плохих треков», а Каммингс «великая находка года». И то и другое – истинная правда. Диск записан с группой Double Trouble, Крис Лэйтон и Томми Шеннон продюсировали альбом.
     
Ради полноты картины надо сказать, что подростком Алберт стал учиться гитаре. Что было потом, как он «пересел» на электрогитару, я не знаю. Будучи уже умелым гитаристом, он сделал демо-диск, на что ему потребовалось всего полтора часа. И вот этот-то диск … Хотя давайте все по порядку.

&3L&

     История нынешнего успеха Каммингса началась вот с чего. Года два назад техническая школа (по-нашему говоря, техникум) в штате Нью-Йорк, в городе Troy решила устроить у себя вечеринку с блюзовым уклоном. Организаторы пригласили Каммингса, а заодно спросили, кого бы позвать покруче, чтоб их вся Америка знала. «Пригласите группу Double Trouble», - в шутку сказал он. А те возьми, да пригласи. Алберт послал знаменитой ритм-секции свой демо-диск – тот, который теперь вы можете найти как самостоятельный альбом на «Горбушке» под названием «”The Long Way”. Смех смехом, а Лэйтон и Шеннон согласились с ним сыграть.
     
Ветеранов ритм-энд-блюзового фронта Каммингс лично встретил в аэропорту, и, надо понимать, особого энтузазма он в них не заметил. Особенно это бросалось в глаза при взгляде на Томми Шеннона. У него словно на лбу светилось: «Какого черта я здесь делаю?» Как выяснилось позже, демо-диск их не очень вдохновил, да, сказать по правде, ничего там особенного нет.
     
Далее аккомпаниаторы Стиви Рэя возжелали порепетировать. Пока они проходились по песням, предложенным Албертом, все шло наилучшим образом, поскольку песни были простые, а музыканты – ну о-ч-е-н-ь матерые. Отрепетировав обязательную программу, они перешли к произвольной. «Давай-ка поджемуем, - сказал Томми Шеннон. – Чего-нибудь из Хендрикса поиграем». Тут у Алберта Каммингса все опустилось и похолодело, поскольку из Хендрикса – это редчайший случай в блюзовой практике! – он не знал НИЧЕГО. Словом, получился конфуз. Каммингс клял себя последними словами, мысленно прощался с репутацией хоть сколько-нибудь профессионального гитариста. Так осрамиться перед собственными кумирами не пожелаешь и врагу! Как выяснилось, барабанщик с басистом тоже заподозревали, что вляпались во что-то сомнительное. Однако обратной дороги ни для кого из этой троицы не было – контракт есть контракт, деньги есть деньги.

     С таким вот настроем музыканты вышли на следующий вечер на сцену и…. тут все изменилось. Пропуская подробности, перейду сразу к эмоциональному финалу. «Как только ты вышел на сцену, ты превратился в настоящего зверя», - сказал позже Шеннон Каммингсу. Видимо, Алберт, и так по общим отзывам блестящий концертный музыкант, набросился на свой инструмент, а заодно и на публику с отчаянием обреченного. Темные чары рухнули, он стал самим собой, и даже Томми Шеннон с загипсованной ногой (он свалился перед этим с мотоцикла и перенес операцию) вынужденно притоптывал в ритме концерта. Такое с ним нечасто случается. Вообще оба высоких гостя просто сияли, наблюдая солиста. И, тем не менее, сомнения в собственной полноценности у Каммингса рассеялись лишь после того, как, сойдя со сцены, Томми молвил: «Да, старик, с гитарой ты обращаться умеешь. Умеешь играть на ней». Представляете, что это значит в устах бас-гитариста Джонни Винтера и Стиви Рэя Воэна.

&4L&

     В следующий вечер они вновь играли, и это было уже на равных. Кайф совместного творчества наблюдался настолько высокой пробы, что вместо полуторачасовой программы музыканты джемовали 3 с половиной часа. Однако главный сюрприз ожидал Алберта, когда он вез вновь обретенных коллег в отель в 3 часа утра. «Слушай, Алберт, - сказал Шеннон, - вечер был дивный, мы классно провели время. Кстати, твой CD и то, чем мы занимались сегодня вечером – небо и земля. Мы этого не ожидали». Потом он добавил: «Нам нужно выпускать альбом, и мы с Крисом хотели бы, чтобы это был твой альбом, мы его спродюсируем».
      «Я был настолько потрясен, - рассказал в одном из интервью Каммингс, - что пропустил нужный поворот и, приходя в себя, еще полчаса ехал по шоссе неизвестно куда».

     Потом был альбом «From The Heart» - первая пластинка и сразу получившая общеамериканскую дистрибуцию, имя Каммингса у всех, кто интересуется блюзом, на устах. Больше всего Алберту не хотелось, чтобы его назвали «вторым Стиви Рэем», ведь он играл с его группой, и звук его гитары был похож на звук Воэна. Очень не хотелось прослыть имитатором. Крис с расстановкой произнес: «Алберт, ты не звучишь, как Стиви. У тебя свой саунд, Алберт. Поэтому-то ты нам и симпатичен. Определенно в твоей игре слышен Стиви, но у тебя собственная музыка. Поэтому мы с Томом тобой заинтересовались».
     
Сколько в этой фразе правды, сколько лукавства – Бог весть. Ведь именно схожесть со слингером-гигантом помогает открывать двери высоких кабинетов, внушительные счета и сердца слушателей…Так или иначе, альбом «From The Heart» - отменная, исключительно сильная пластинка, определённо можно сказать, что с точки зрения звучания и композиторских талантов Каммингса она, по крайней мере, не повторяет Воэна.
     
Во время записи в студии собралась вся группа Double Trouble: к музыкантам присоединился впервые с момента трагической гибели гитариста клавишник Reese Wynans, впервые группа в полном составе аккомпанировала в студии другому лид-гитаристу. Музыканты принесли в студию фото Стиви, поставили перед ним свечку и приглушили свет – для создания атмосферы.

&5L&
     
По словам Алберта Каммингса (на фото он с Томми), играя с «Дабл Трабл», он обрел не только уверенность и почувствовал себя самостоятельным артистом, но получил несколько ценных уроков. «Они изменили не только мою музыку, но и всю мою жизнь, - сказал Алберт в одном из интервью. – Раньше в своих соло я переигрывал. Я приходил в совершеннейший восторг и забывал, что происходит собственно с песней. Я был слишком поглощен гитарой».
     

АК 20.09.04/23-11-12

Возможно, если просто воспринимать диск как развлекательную музыку, всё покажется ОК. Однако в нашей стране к бритроку у публики особое, пристрастное отношение – музыка известна тут массе людей до ноты, до нюанса, до малейшего вздоха вокалиста. Интерпретировать её – большой риск попасть под огонь брюзжания и неприятия  фанатов великой троицы

В случае с проектом “Blues And Boogie» можно сказать: классику чёрного блюза интерпретирует классик американского рока. Звучит диск поразительно свежо и энергично

В “Shine Bright” вы найдёте блюз, буги, баллады, зайдеко и ещё много мелодических «солнечных зайчиков» прочей американы . Держите пластинку при себе на случай, если вам потребуется подзарядиться позитивом

На памяти авторов BN столь парадоксальное присутствие наблюдается впервые за многие годы. Поистине загадочное явление: изданная на 4 cd во Франции в 2010 (по лицензии) коллекция находится среди бестселлеров США!

Green and Blues максимально точно отражает содержание диска. Здесь не только песни и композиции Питера Грина (хотя их большинство), но и другой блюз. Блюз других великих исполнителей, но всё равно всё вращается вокруг британского блюза второй половины 60-х, Fleetwood Mac и John Mayall’s Bluesbreakers

Подписка на новости
Работает без перезагрузки страницы