Тексты

Bruce Katz

&2L&     Только что пришел очередной номер «Блюз Ревю» с симпатичными заметками о Каце автора издания Кристин Кризер. Брюс там рассуждает так на тему своей профессии: «Если нет слов, музыка должна быть преисполнена смысла. Это обязанность (инструментальной) музыки…Куча групп выходят на сцену и отрываются в паре инструменталов, затем появляется лидер и принимается петь». Для Каца инструментальная музыка отнюдь не способ убить время перед «настоящим» выступлением. Только что появился его пятый альбом; четыре его диска полностью инструментальные, один – джазовый, остальное – стопроцентный блюз.
     Корни увлечения Брюса блюзом произрастают с детской поры. В музыкальной семье Кацов целый шкаф был забит пластинками с классикой и бродвейскими мюзиклами. Любознательный мальчик, перебирая эти пластинки, обнаружил экзотический альбом, на обложке которого была изображена полная негритянка, страстно простирающая руки навстречу слушателю, ее имя на обложке – Бесси Смит.
     Дальше было много чего из джаза и блюза, того, чем он жадно интересовался, чем увлекался. Круг его поисков замкнула великая исполнительница госпел Махэлия Джексон, которую он увидел по телевизору. По мнению Брюса, музыка госпел преисполнена великого смысла, высшего смысла, если угодно.
     Когда речь доходит до этой точки, разговор естественным образом касается возлюбленного Кацем инструмента – электрооргана Hammond B-3. С момента своего возникновения клавишный монстр широко использовался в госпел. В первоначальном варианте, с которого начинал свое увлечение Брюс Кац, Хэммонд весил больше двух центнеров и звук из него изливался через не менее классический комбик Лэсли. Такого выразительного звука, утверждает Кац, не имеет никакой другой инструмент, даже тот современный Хэммонд, весящий в два раза меньше, на котором он играет сейчас. Этот орган – средоточие всевозможных секретов, которые музыкант продолжает постигать до сих пор, после почти трех десятилетий профессиональной работы.

&3L&

     Выпускник консерватории в Беркли в Бостоне, Брюс Кац и сам преподает сегодня там по классу «фортепьяно и орган», а также читает курс истории блюза. Что может сказать столь искушенный, образованный музыкант по поводу такой простой музыкальной формы, как блюз? «Кто-то может понимать и чувствовать блюз, но какая-то часть людей не подвержена его обаянию ни при каких условиях», - говорит Брюс. Он вспоминает своих учеников в связи с этим, некоторым из которых при всей видимой простоте задачи не удается вложить в простые ноты блюза никакого чувства. При таком подходе получается не музыка, а нечто вроде суррогата. «Преподаватели могут задать некое направление… однако, если нет эмоционального контакта с материалом… ничего не выйдет», - говорит он о преподавании блюза.

     Вероятно, для того, чтобы сохранить в собственном блюзе эмоциональный нерв, свежесть подхода, Брюс превращает сессии звукозаписи в род музыкального приключения с неожиданными подчас результатами. «По-моему, полезно, чтобы сессии звукозаписи были несколько непредсказуемы. Дома… я сочиняю пьесу и думаю: выложу завтра это ребятам и посмотрю, что произойдет… Занятно, что первый раз сыграв, мы сделали лучший дубль и включили его в альбом. Проиграли еще 3-4 раза, но лучше не вышло. Знаете, такой танцевальный номерок. В голове крутилась дурацкая шутка типа «иногда смысл находится в бессмыслице»», - говорит Кац, рассуждая о композиции, с которой начинается его новый диск “A Deeper Blue”.

&4L&

     По серьезному карьера Катца в блюзе началась, когда он сделался частью ансамбля Ронни Ёла The Broadcasters. После этого Брюс работал в концертных группах Хьюберта Самлина, Литл Милтона Дебби Дэвис, Биг Мамы Торнтон. Создавая собственную группу в конце 80-х, Брюс, как краски на палитре, смешал госпел, соул, рок, блюз и джаз. «Я рассматриваю свою музыку как продолжение… Знаете, этакий синтез Каунта Бейси и Ти Бон Волкера».
     Первая пластинка Брюса Каца вышла в 1992 году, 19 августа нынешнего года ему исполнится 53 года.

АД 22.02.05

Возможно, если просто воспринимать диск как развлекательную музыку, всё покажется ОК. Однако в нашей стране к бритроку у публики особое, пристрастное отношение – музыка известна тут массе людей до ноты, до нюанса, до малейшего вздоха вокалиста. Интерпретировать её – большой риск попасть под огонь брюзжания и неприятия  фанатов великой троицы

В случае с проектом “Blues And Boogie» можно сказать: классику чёрного блюза интерпретирует классик американского рока. Звучит диск поразительно свежо и энергично

Новый диск Лопеза - это то, что надо любителям блюз-рока по ту и эту сторону Атлантики. Звук увесист, сочен, и диск, что называется, "качает", свидетельствует известный сетевой обозреватель Роман "The Metal Traveler" Химич

Марция Болл посвятила свою новую работу музыкантам Аллену Туссену, «Толстяку» Домино и Баквит Зайдеко. Их влияние присутствует практически на всех записях

Green and Blues максимально точно отражает содержание диска. Здесь не только песни и композиции Питера Грина (хотя их большинство), но и другой блюз. Блюз других великих исполнителей, но всё равно всё вращается вокруг британского блюза второй половины 60-х, Fleetwood Mac и John Mayall’s Bluesbreakers

Подписка на новости
Работает без перезагрузки страницы