Темы

Bettye LaVette

О тяжелой доле с сожалением, не оправдываясь, - так можно понять название публикации в The New York Times. Никаких жалоб – жизнь такова как она есть. «Сидя по-турецки в кресле стиля Art Deco Bettye LaVette потягивает вино из бокала, оживленно и, не приукрашивая, толкует о том, как десятилетиями пела в клубах, кляня «заплутавшую удачу», в то время как её коллеги Aretha Franklin and Diana Ross сделались супер-звёздами».

Журналист The New York Times JAMES C. McKINLEY Jr., приехавший к певице в город Вест Ориндж, Нью-Джерси, не ставит, конечно, вопроса «Вы считаете себя вокалисткой, сопоставимой с упомянутыми?» Это было бы бестактно, да и ответ очевиден, если вы уже послушали два последних альбома Бетти, в частности «Thankful N Thoughtful» (2012). В том-то и дело, что хриплый рык мисс ЛаВетт не уступает по мощи голосу Тины Тёрнер! Но – без нытья, жизнь иногда стерва, однако такова уж она. Фрагменты заметки в переводе Ольги Тан.

«Думала, помру во мраке. Я по-прежнему подавленная двигаюсь навстречу смерти, но уже не в безвестности», рассуждает без сентиментальности 66-летняя певица. Минуло полвека с тех пор, как уже с ребёнком на руках юная пролетарка из Детройте записала первую песню “My Man — He’s a Lovin’ Man” на лейбле Atlantic Records. Казалось, будущее сулило яркие перспективы. Однако, вот беда-то, разлад с начальником компании, с Jerry Wexler, и дело закончилось, едва начавшись. Ушла.

Нет, она не бросила музыку. Но что толку в дюжинах ритм-блюзовых синглов в 60-е, включая скромный проблеск успеха с “Let Me Down Easy”, если они не «подняли» её карьеру? Выжить-выжила - клубы прокормили. Появилась на Бродвее в хорошем мюзикле “Bubbling Brown Sugar”, потом с этим материалом на гастроли. Долго откладываемый альбом-таки появился в начале 80-х. И опять мимо кассы – не продавался, и всё тут. К началу 90-х популярность Бетти не шла дальше узкого круга европейских энтузиастов музыки R&B.

&2L&
В последнее десятилетие многое поменялось. Бетти заполучила агрессивного менеджера, он провёз её по фестивалям (самое хлебное угодье для блюзменов), сделал контракт на диски с лейблом Anti- records. Три обласканные критикой альбома подряд, два выдвигались на Grammy. В 2008 певица ставит на дыбы престижнейший зал во время вручения престижнейшей «Kennedy Center Honors» и получает приглашение в течение месяца петь на тусовках, традиционно предшествующих инаугурации, в данном случае «её брата» по расе – Барака Обамы!

&3R&

И вот 4-й альбом на лейбле, “Thankful n’ Thoughtful”. Прочувствованный до последней нотки сгусток искренней черной горечи о воле к жизни, утратах и настойчивости. Одновременно на прилавках появилась беспощадно откровенная автобиография “A Woman Like Me” (Blue Rider Press), написанная с David Ritz, потрясающим литератором, соавтором автобио Би Би и Бадди Гая. В книжке всё правда: о её брутальной юности, борьбе в удушливом мире ритм-блюзового бизнеса Нью-Йорка и Детройта, кишащего продюсерами-сутенёрами, пользующимися своими певицами ровно шлюхами в обмен на посулы будущей славы.

У Бетти образный язык в описаниях мира наркотиков и пьянства, которого не миновал ни один артист профиля ЛаВетт; он не смягчается, когда Бетти принимается рассказывать о своих сексуальных похождениях среди наркодиллеров, торговцев женщинами, продюсеров и коллег, среди которых мелькают прославленный джазовый саксофонист Grover Washington Jr., а также «половой гигант» и великий голос музыки soul Соломон Бёрк. Когда опустилась на самое дно, пришлось потрудиться в гнусной «секс-клинике», своеобразном притоне для извращенцев и фриков.

&4L&

BL: Я попадала в истории. Поскольку я из Детройта, я знала всех в компании Motown (фабрика черных звёзд 60-х - ред.). Видела в дым ужравшихся, голых, разбитых кумиров публики. Или «три в одной упаковке». Делаем книгу с Дэвидом, он спрашивает: «Кто из них?» Ну, я называю. Тогда он мне: А ты чем занималась там? Так что получилась не беседа, а исповедь.

NYT: Вы не боялись оскорбить кого-то своими историями?

BL: Милый, что бы они там не сказали, мне на руку будет. Это как раз то, чего я пытаюсь всю дорогу от них добиться: пусть произнесут моё имя. Про любое, за что меня возможно притянуть по суду, уже кто-то другой откровенничал…Я держу зло на те персонажи, поскольку они считали – оно в порядке вещей, так и надо…Трахать меня якобы в счёт моей карьеры, но они обманывали. Я это рассказываю для их жен.

NYT: Что вы думаете о сегодняшнем R&B?

BL: Ритм-блюзовых певиц там нет… Полагаю, чудесные молодые леди типа Beyoncé или симпатяшка, девочка по имени Alicia Keys — попса… Попади они на сцену рядом с Big Maybelle, - что я пережила, - их бы смыло оттуда.

NYT: О чём вы сожалеете больше всего?

BL: Об уходе с Atlantic Records…Векслер придал бы моей карьере более правильное направление.

&5&

NYT: В 2010 вы сделали альбом кавер-версий брит-рока…Нынешний диск включает песни Боба Дилана , Black Keys и др. Как вы отбирали материал?

BL: Просто я слушала песню, она мне нравилась. Неважно откуда она пришла. Это всего лишь слова на листе бумаги. Когда я за них берусь, они превращаются в ритм-блюз . Чем бы они не были раньше.

NYT: В «Центре Кеннеди», во время вашего выступления, в аудитории сидели Арета, Барбара Стрейзант, Beyoncé. Что это значило для вас?

BL: Три хлопка трёх марионеток.

NYT: Вы чувствовали, что должны доказать (им) нечто.

BL: Ничего я не обязана доказывать. Просто они сидели передо мной - и пусть слушают. Когда угодно.

ОТ 3.01.13

Звучание альбома сильно отличается от прошлых работ Аны. Современный поп-саунд, фанк и соул, мягкий звук. Похоже, пластинка с прогибом под вкусы успешных и консервативных покупателей среднего класса, прежде всего, дам, выросших на "уроках" сериала "Секс в большом городе". Продюсером диска выступил знаменитый Кеб Мо, знающий как угодить подобной публике 

В случае с проектом “Blues And Boogie» можно сказать: классику чёрного блюза интерпретирует классик американского рока. Звучит диск поразительно свежо и энергично

Сильный диск. Ему явно пытались придать характер жёсткого soul-rock, и оно удалось. Этот тренд, кстати, сейчас можно назвать модой – новое поколение тянется почему-то к подобному звуку. Странно было бы не включить в диск «старые любови» Даны типа кантри и акустического фолка, однако пара песен не меняет общей картины. Огонь, много агрессивной меди и превосходный голос. Зачёт-зачёт!   

Абсолютный рок/блюз-шаффл и тяжёлый boogie-рок. Супер!

Green and Blues максимально точно отражает содержание диска. Здесь не только песни и композиции Питера Грина (хотя их большинство), но и другой блюз. Блюз других великих исполнителей, но всё равно всё вращается вокруг британского блюза второй половины 60-х, Fleetwood Mac и John Mayall’s Bluesbreakers

Подписка на новости
Работает без перезагрузки страницы