Темы

Rory Gallagher: открытка с того света или «Notes From San Francisco»

Не стоит останавливаться на диске № 2, концерте 1979 года: извините за нескладную фразу, он говорит сам за себя. Джо Бонамасса и Джонни Лэнг, при всём уважении, объедини они силы, не смогут конкурировать с фантазией и бешенством ирландца. Дальше, поминая «Notes..», я буду говорить о студийном диске. Начать с того, что альбом никогда не числился среди «потерянных», как его назвали некоторые обозреватели. История его тягостного рождения и долгой ссылки в архивы отлично известна. Тут тайны нет. Известно даже рабочее название, данное ему автором – «Torch» (Светильник). Чтобы развеять последние остатки таинственности, нагнетенной маркетологами, скажу, что, в сущности, фанаты Гэллахера альбом уже, так или иначе, получили: он ходил по рукам буттлигом, либо в виде песен, рассыпанных в виде бонус-треков на новейших переизданиях классики ирландца. И все-таки появившийся на прилавках в начале июня 2011 «Notes From San Francisco» - альбом новый. В данном звуке, и, самое главное, как законченный, наконец, эпизод жизни одного из самых симпатичных и выдающихся персонажей классического рока он представлен публике впервые. Удивительно цельный, сыгранный с фантастической энергией и изобретательностью. Причем работа эта состоялась именно в том момент, когда коллеги Гэллахера, «гитарные герои», топтались в замешательстве и огорчали упаднической продукцией. Впрочем, давайте обо всем по порядку, - предлагает Алексей Калачёв.

Рори объездил с гастролями весь земной шар, и, куда бы ни заносила судьба, он обязательно посылал из этой точки мира маме открытку. «Привет из города N! Здесь страшная жара (холод), очень приветливые милые люди. Нас отлично принимают. У меня все в порядке, бла-бла-бла. Целую. Рори». Ну, и на открытке обязательно красоты места пребывания. Такую открытку он послал и из Сан-Франциско, когда приехал туда, совершенно измотанный полугодовым туром по миру, чтобы перевести дух и сделать новый диск. Открытка сделалась обложкой «Notes From San Francisco». Гэллахер и его ребята поступили в распоряжение американца-продюсера по имени Elliot Mazer. Эл слыл педантичным, требовательным и, безусловно, крайне самоуверенным профи. Он делал пластинки с группой The Band и Нилом Янгом, альбомы эти вышли в чемпионы продаж. Короче, Мезер был крупной шишкой и требовал покорности. Взамен он предложил Гэллахеру и его ансамблю, в котором были барабанщик Род ДеАт, клавишник Лу Мартин и басист Джерри Макавой, расслабиться. В том смысле, что у них куча времени и прекрасные номера в пятизвездочной гостинице, выходящие окнами на Тихий океан. Предстояло работать в студии Мейзера, где команду никто не посмеет ни тревожить, ни торопить. Времени завались. И в октябре 1977 года они приступили.

Дальше рассказывает Джерри: «Смутное время… Мы пробыли там 2 месяца. Альбом продвигался со скоростью улитки, по капле. Казалось, это продлится вечность. Вначале превосходно, однако чем дальше, тем меньше в кайф. Комфорта – выше крыши… Вот это-то и превносило в ситуацию нечто нездоровое. Что до меня, - а Рори того же сорта человек, - дайте нам 3 недели, мы делаем работу и просто сматываемся. Реально я уехал 19 декабря в Англию – мне просто нечего было делать. Рори же остался микшировать альбом. Эллиот Мезер здорово давил. Рори предан своим творениям, и он полагал, что у них получится успешное партнерство. Увы, вышло по-иному. Эллиот проявил крайнюю настойчивость, ни на шаг от своих задумок».
Рассказывает Род ДеАрт: «По-моему, все шло отлично. Вот только под конец… Мы типа переглядывались: «Да что происходит-то?» Главное, никто не мог понять, в чем проблема. Никто из нас».
Донел Гэллахер, брат Рори, его менеджер, душеприказчик музыканта и правообладатель прав на его наследие. Он вспоминает: «Я должен был представить альбом в компанию «Chrysalis». Собирались устроить большое прослушивание. Собрали всех директоров по продажам и так далее. В последний момент Рори говорит (мы уже на лифте поднимаемся в офис): «Знаешь, что нам надо сделать с этим альбомом?» Он взял бобину с пленкой и швырнул в мусорный ящик. Я в шоке. Говорю: «Рори, я им хотя бы поставлю послушать записи и скажу, что ты хочешь вернуться к этой пленке и перемикшировать ее». Он ответил: «Нет. Этот альбом не выйдет. Я не этого хотел. Он мне не нравится». Все участвовавшие в процессе создания диска просто в осадок выпали! Я пробормотал что-то типа «я тебе ноги переломаю». Однако ничего не поделаешь. Явился в офис Chrysalis, рассыпался в извинениях, наплел чего-то».

Потом произошло совершенно неожиданное. В номере Донела Гэллахера раздался звонок из местной больницы. «Не волнуйтесь, все под контролем». Что под контролем?! Как раз наоборот. Все катится в тартарары – надежда на переделывание альбома умерла в секунду. Сильно набравшийся Рори, выходя из такси, прищемил дверью кисть руки – большой палец правой руки всмятку. Все, точка. На проекте можно поставить крест, поскольку рука придет в рабочее состояние месяца через полтора.
В Лондон братья Гэллахеры, дорожная команда из семи человек и музыканты летели словно на похороны – настроение подавленности погасило эмоции.
Донел вспоминает: «Все очень плохо обернулось для Рори. Впервые он впал в глубокую депрессию». Донел не понимал брата. С его точки зрения, материал получился отменный (так и есть). Некоторые вещи просто восхитительны, не говоря уж о том, что Рори делал с гитарой и аранжировками невиданные дотоле вещи. «Знаете, в тот момент он проходил некую поворотную точку в своём сознании», - размышляет брат музыканта.

Согласно контракту, за Рори Гэллахером были все права распоряжаться собственными произведениями – юридически редкий случай в шоу-бизнесе. Он категорически воспротивился изданию в том или ином виде сессии 1977 года. Донел Гэллахер признает, что «миксы получились слабые». Однако это дело поправимое. Все партии записаны безупречно. «Просто мне кажется, ситуация в целом - происходившее вокруг него, как это было устроено – не нравилось Рори», - итожит его брат и менеджер.
Чиновники компании «Chrysalis» настояли на прослушивании. Они не поленились явиться специально в Сан-Франциско, в студию, где все происходило, уселись в кресла и заслушали 9 треков, ставших теперь альбомом «Notes From San Francisco». Прослушали в полном молчании и развели руками: они не понимали. Перед ними лежал чудесный, мощный и оригинальный материал, автор которого наотрез отказался выпустить его в жизнь. На смерть упёрся. «Прославленное» ирландское упрямство.

Хотя тут не совсем так уж безнадёжно. Спустя год фанаты Рори ставили на свои проигрыватели его новую пластинку «Фото-финиш». Половина звуковых дорожек альбома оказалась как раз теми песнями (заново переписанными и «смешанными), вымученные в октябре-декабре 1977 года Рори Гэллахером и теперь уже не существующим его составом, с которым он проработал, к слову, почти 7 лет. Кстати, когда ломают голову над загадкой упертости выдающегося ирландца, приводят и следующий довод. Музыканты, с которыми он делал «Porch», проработали с ним СЛИШКОМ долго. Группа перестала давать Гэллахеру вдохновение. Она достигла предельного уровня сыгранности и усталости друг от друга - просто пережила свой срок. Мастерство переродилось в автоматизм, а отношения из приятельских и деятельных перешли в идиосинкразию – чувство сродни тому, что испытывают супруги по отношению друг к другу в долгих браках без любви. Кстати, нечто похожее в этот же срок переживали Эрик Клэптон и его состав или «Пинк Флойд». Неудача с диском «Светильник» подвела черту под судьбой группы. Дальше с Рори останется предельно покладистый басист Джерри Макавой.

Вот такая затянувшаяся история альбома «Notes From San Francisco».

Если верить рекламным пресс-релизам, на возвращении его к жизни настоял племянник Рори Гэллахера, сын Донела – Дэниел Гэллахер. Он продолжает семейный бизнес, то есть участвует в юридических и организационных манипуляциях с архивом великого дяди. Именно Дэниел достал из «железного ящика за семью печатями» старые пленки, перемикшировал их, довел до победного конца давнюю и не очень благополучную историю. К девяти так или иначе изданным композициям от давних сессий добавили три бонус-трека.
Одобрил бы такой вариант Рори Гэллахер? Это ли он имел в виду, накладывая вето на издание пленок 77 года? Известно одному Господу Богу, и, конечно, самому Рори. У музыкальных критиков, поклонников ирландца, да и у большинства обычных смертных, послушавших диск, сложилось впечатление, что он незаурядный. Нет ощущения вымученности, ноль сомнений, что его делал не просто очень хороший гитарист, - выдающийся. Да и примета была верная: если отослал маме открытку из этой точки, значит, должно сложиться удачно. «Привет, мама! У меня все о кей. Здесь отличная погода – она здесь такая всегда, пальмы, синий океан и самые красивые девушки. Приступаем к записи новой пластинки. Целую, твой Рори». Вероятно, так он примерно и написал. В итоге получилось.

АК 15 июня альбом предоставил Ш. Лефёров

Возможно, если просто воспринимать диск как развлекательную музыку, всё покажется ОК. Однако в нашей стране к бритроку у публики особое, пристрастное отношение – музыка известна тут массе людей до ноты, до нюанса, до малейшего вздоха вокалиста. Интерпретировать её – большой риск попасть под огонь брюзжания и неприятия  фанатов великой троицы

В случае с проектом “Blues And Boogie» можно сказать: классику чёрного блюза интерпретирует классик американского рока. Звучит диск поразительно свежо и энергично

В “Shine Bright” вы найдёте блюз, буги, баллады, зайдеко и ещё много мелодических «солнечных зайчиков» прочей американы . Держите пластинку при себе на случай, если вам потребуется подзарядиться позитивом

На памяти авторов BN столь парадоксальное присутствие наблюдается впервые за многие годы. Поистине загадочное явление: изданная на 4 cd во Франции в 2010 (по лицензии) коллекция находится среди бестселлеров США!

Green and Blues максимально точно отражает содержание диска. Здесь не только песни и композиции Питера Грина (хотя их большинство), но и другой блюз. Блюз других великих исполнителей, но всё равно всё вращается вокруг британского блюза второй половины 60-х, Fleetwood Mac и John Mayall’s Bluesbreakers

Подписка на новости
Работает без перезагрузки страницы