Темы

Watermelon Slim & Super Chikan «Okiesippi Blues» (2011): «Секир-Башка Blues» под ”один палка two strings”

Во дворе, где я вырос, пели. В районе Усачёвки, 70-е годы. Два брата, Серёга и Славик, гораздо старше меня. Пели под гитары на два голоса, очень красиво. В беседке собиралась всякая отпетая публика, «шпана», как их называл дворничиха. Выпивали, хохотали, пели грустные или блатные песни. Помню «Первая солдатская любовь», «Не бродить, не мять в кустах багряных…», «Несёт меня течение» Антонова, Высоцкого, ещё разные. Обалденно звучали два голоса в гулком темнеющем дворе, вечером, в тишине. Слова наивные, жалостливые, но все в десятку. Наверно, по-своему «блюз». Ну, что американцы бы поняли в нём? Так, примитив, три блатных, какие-то слова там…«Okiesippi Blues» - для русских то же самое. В чём там у них смысл? Не знаешь слов – не получишь удовольствия. Однако если «блюзом укушенный» словишь кайф от «Okiesippi Blues»! Они и есть Серёга и Славик на свой миссиссипский манер. Дворовые пенсии из Кларксдейла – текст Алексея Тарусы.


Их всего двое. Белый Bill Homans по прозвищу «Хрен Арбузный» и чёрный James Johnson. Оба в соломенных шляпах, оба блюзмены. У «Арбузника» вышла размолвка с «Работягами» - с его группой The Workers. «Разбежались» из-за денег, скорее всего (а из-за чего в шоу-бизнесе ссорятся?). Поэтому в 2011 году он обошелся вовсе без ансамбля. Проживают «Слим» в самом, что ни наесть блюзовом месте планеты, - в городке Кларксдейл. Через дорогу. Здесь по-прежнему большая часть населения – говорят, процентов 80, - черные. Однако поют теперь в тех местах, и слушают блюзы, кстати, тоже, почти сплошь белые. Хотя нет, остались еще кое-какие могикане-негры. Взять хотя бы Super Chikan (кто-то сказал, значит «Первый-Петушок-на-деревне»). Чёрному 60, белому под 70. Живут по соседству, через дорожку, вкусы одинаковые в музыке и в выпивке. Вероятно, поэтому одна из самых выразительных песен на их общем диске про кукурузный самогон – «Moonshine». Именно она подводит черту под всем альбомом. Конец, как говорят что в русской деревне, что в миссисипской – всему делу венец. Славная песня, реальный дельта-блюз, даром, что гитара подключена к электричеству.

А так все по законам жанра, словно отмотали пленку на 100 лет назад. Двое музыкальных выпивох-корешей рассказывают дорожные истории. В форме песни, конечно. Таких песен на альбоме три. Как раз бывший сотрудник местного извоза «Арбузник» с этого и начинает в первом треке «Trucking Blues». Шоферская байка. Его приятель отвечает другой дорожной темой в «The Trip». Дыр-дыр-дыр…ехал далеко-далёко…отдохнуть бы типа…
Дыр-дыр-дыр

Череда 10 разных треков, где роль певца перепасовывается от одного к другому. Чулан старинных музыкальных упражнений на фольклорные темы. Самый экзотический из них – загадочная 6-минутная версия песни «Within You Without You» Джорджа Харрисона с «примкнувшей» к ней загадочной «Dinde». Попурри из двух песен. Я не поверил своим глазам, прочитав на буклете имя автора. Даже после третьей попытки я так и не смог связать и так-то странноватую мелодию «битла», звучащую в оригинале в унисон с ситаром на альбоме «Сержант Пеппер», с тем, что я услышал на «Okiesippi Blues»! К блюзу оно тоже не имеет даже поверхностного отношения…Единственная точка соприкосновения с темой в том, что трек исполнен на «колимбе» - африканском инструменте, звуком напоминающем древнюю музыкальную шкатулку. Колимба пришла из Африки, так же, как и блюз.
Дзин-дзинь-дзинь…

Странноватые номера про маленькую рыбку и про лампу и фитиль, пылающий в ночи – номера 4 и 9. Главное в них – ритм ладошками и топающими ногами, ритм, которому вторят несколько голосов а-капелла. В реальности песни эти самыми глубокими корнями в почве Миссисипи. «I’m a Little Fish» перекликается с work songs – пением колодников, дробившими камни в гальку и забивавшими «костыли» в шпалы. Вторая страшно симпатичная вещь - в духе самого варварского и сердечного госпела. Допотопный блюз «Keep Your Lamp Trimmed and Burning».
Топ-топ-топ…

«Арбузник» и его кореш выдают пару акустических номеров. Блюзы, какими они были еще при царе Горохе в доэлектрическую эру (надо понимать, пара треков из архивов). Это отдельный фрагмент альбома. По большей части дуэт склоняется к элекрической гитаре, причем с забавно звучащими простенькими спецэффектами типа квакушки или флейнджера, и к гармонике. Собственно, выбранный жанр большего и не требует. Самый примитивный, дурацкий и в своём роде симпатичный номер «Diddley-Bo Jam». Ритмичный шум на одной ноте. Двое немолодых дядек придуриваются с серьезными лицами, тряся маракасами, дергая за струны и елозя слайдом по струнам. Кстати, это и не гитара вовсе, «диддли бо» - любимая хреновина с двумя струнами Супера. Вот под такую штуку, говорят, негры в Дельте в конце недели, «дернув» муншайна, танцевали до утра со своими «шугар мамами». Выглядит примерно так, послушать сэмплы можно здесь.

P.S. Записи подняты из реального «чулана», архива за 2007 и 2010 годы. Симпатичный диск чисто фольклорного плана.

АТ 12-07-11

заказать через ПУРПУРНЫЙ ЛЕГИОН

При получении из США/Европы - доставка почтой 3-4 недели

Звучание альбома сильно отличается от прошлых работ Аны. Современный поп-саунд, фанк и соул, мягкий звук. Похоже, пластинка с прогибом под вкусы успешных и консервативных покупателей среднего класса, прежде всего, дам, выросших на "уроках" сериала "Секс в большом городе". Продюсером диска выступил знаменитый Кеб Мо, знающий как угодить подобной публике 

В случае с проектом “Blues And Boogie» можно сказать: классику чёрного блюза интерпретирует классик американского рока. Звучит диск поразительно свежо и энергично

Сильный диск. Ему явно пытались придать характер жёсткого soul-rock, и оно удалось. Этот тренд, кстати, сейчас можно назвать модой – новое поколение тянется почему-то к подобному звуку. Странно было бы не включить в диск «старые любови» Даны типа кантри и акустического фолка, однако пара песен не меняет общей картины. Огонь, много агрессивной меди и превосходный голос. Зачёт-зачёт!   

Абсолютный рок/блюз-шаффл и тяжёлый boogie-рок. Супер!

Green and Blues максимально точно отражает содержание диска. Здесь не только песни и композиции Питера Грина (хотя их большинство), но и другой блюз. Блюз других великих исполнителей, но всё равно всё вращается вокруг британского блюза второй половины 60-х, Fleetwood Mac и John Mayall’s Bluesbreakers

Подписка на новости
Работает без перезагрузки страницы