Темы

Nina Simon

Nina Simon

Впервые жанр представили миру женщины, как известно, в 20-е годы прошлого века. Их искусство петь получило название «водевильный блюз». Произведения, в названии которых присутствовало слово the blues, в реальности являлись эстрадно-театральной музыкой, мало походившей на ныне известную музыку с таким названием. Ма Рэйни, Бесси Смит и россыпь сотен «звёзд» меньше калибром. Эпоха минула, и гендерная ситуация поменялась навсегда: леди, поющие блюз, составляют ныне обидное меньшинство. Существует стойкий круг ценители, ностальгирующих по первым годам блюза. И неизменно в каждом поколении находятся вокалистки, заново открывающие прелесть фолк/блюза и vaudeville blues для публики. Среди таких певиц – Nina Simon. Текст Андрея Струкова.

1.

Наиболее ярко и индивидуально «ностальгический идеал» в подаче Симон прозвучал в 1950-60-е. Её не причисляют к строго блюзовым певицам. Она пела (играла) джаз, госпел, фолк, неоднократно заявляла, что «не хотела бы, чтобы меня относили к какому-либо одному музыкальному стилю». Почти каждый её проект (концерт или альбом) по сути являются мульти-жанровыми. Тем не менее, как минимум два её диска мы можем строго классифицировать как блюзовые.

Хронологически-первая пластинка – “Pastel Blues” (1965). «Блюз в приглушенных тонах» - таков смысл, хотя там как раз блюз здесь в полную силу.

Нина только-только закончила контрактные отношения со студией Colpix Records, ультимативно диктовавшей певице выбор репертуара и стилистику, в основном предельно близкую к поп-музыке, и перешла на Phillips. Оказавшись на Phillips, Симон свободно работать в джазе и блюзе.

В этот же период Симон многократно выступала в престижных клубах Гринвич Виллидж , стремительно упрочивая свой статус искусной исполнительницы, певицы и пианистки, которой подвластны сложнейшие темы джаза и блюза (один из тогдашних рецензентов назвал её «Королевой Гринвич Виллидж»)

“Pastel Blues” – как раз наглядное воплощение жанровой определённости.

“Be My Husband”, открывающий альбом, – это отсылка к самым корням американского блюза и чёрного фолка, - к холлерам (field hollers) и так называемым «рабочим песням» (work songs). А-капелла, прихлопы, тягучий ритм (обычная темповая привязка: подъём и опускание кайла или молота).

Пожалуй, можно поразмышлять о жанровой принадлежности некоторых треков (“End Of The Line”, поп-джаз?), но всё-таки в альбоме большинство треков, несомненно, ассоциируются с блюзом.

“Nobody Knows When You Are Down And Out”, впервые записана как раз Бесси Смит. “Trouble In Mind” тоже к тому времени уже давным-давно стандарт. Тема спета и сыграна Симон, пожалуй, в чуть облегченной, игривой манере, хотя и с мощным вокалом. Выразительная “Tell Me More And More And Then Some”. В этом треке блистает харпер Al Schackman.

Певица и пианистка такого дарования – Нина в каждом проекте записывала несколько треков шедеврального уровня. Кроме упомянутого “Be My Husband”, несомненным шедевром я считаю драматическую “Ain’t No Use” («Всё без толку»). Своеобразное подведение жизненных итогов, причём в предельно депрессивном настроении.

И совершенно удивительный завершающий номер “Sinnerman” (Грешник), ещё одно обращение Нины Симон к народным (читай, строго-негритянским) песенным традициям. Это спиричуэлс, широко известный к тому времени уже в десятках вариантов, в том числе, например, в кавере «белой» фолк-группы Weavers. У Симон это – десятиминутный номер (!) с использованием всех приёмов и спиричуэла (притопы-прихлопы, предельно-монотонные минутные наигрыши, возрастающий и спадающий ритм, множество раз повторяющийся) и джаза (очень короткие клавишные вставки-импровизации).

2.

В 1967-м году Нина Симон сменила лейбл, перешла с Phillips на RCA. Первым же проектом стала пластинка “Nina Simone Sings the Blues”.

К середине 1960-х годов в карьере Нины слились воедино несколько существенных факторов. Во-первых, расцветший в полную мощь талант, исполнительское мастерство.  Во-вторых, полная поддержка менеджмента и студии (и в Phillips, и в RCA), предоставлявших Нине полную творческую свободу. В-третьих, привлечение лучших продюсеров, звукоинженеров, A-and-R-менеджеров, со-участие которых обеспечивало безукоризненный выбор треков, оригинальное прочтение материала.

Альбом “…Sings the Blues” нокаутирует с первого же трека. Вступительный “Do I Move You” (авторства самой Симон, кстати) потрясает каждой составляющей: вокал, блестящая  гармоника Бадди Лукаса (Buddy Lucas, харпер и саксофонист, в те годы его считали одним из лучших sessionman’ов-харперов). Бэк-вокалисты, которые поют-то всего две полу-фразы, но, Господи, как они их поют!

Отдельное спасибо редакторам CD-переиздания, которые включили дополнительный дубль “Do I Move You”, не вошедший в оригинальный диск. Версия с совершенно изумительным, филигранным, джазовым аккомпанементом самой Нины.

Далее по альбому - “Day And Night”, сочинения Руди Стивенсона (Rudy Stevenson, он же играет на гитаре в бэк-группе). Совсем иное настроение, другой ритм (вернее, ритмы, их много в этом треке, и те же потрясающие вокал и гармоника.

Парой песен Нина Симон вновь отдаёт дань великим блюз-предшественницам: в альбоме представлены “In The Dark” сочинения Lil Green и “I Want A Little Sugar In My Bowl”. Последняя – авторская Нины, но в духе раннего джаза или «водевиля».

Естественно, что Нина Симон (пусть альбом и называется «…поёт блюз») не могла выпустить проект без «ударного» джазового номера. В качестве такового – “My Man’s Gone Now” из «Порги и Бесс». Замечательно, что именно эта песня не «замылена» частым исполнением.

Логично, что Нина, в ту пору много внимания уделявшая участию в борьбе за гражданские права, не обошлась без «граждански значимого» трека. Это “Backlash Blues” на экспрессивные строки Лэнгстона Хьюза, чёрного поэта-классика.

Есть на пластинке два замечательных темповых трека. “Real Real”, авторства опять же Симон, своеобразная отсылка к госпелу. В воображении всплывает картина синхронно раскачивающейся, притоптывающей и прихлопывающей церковной паствы. И, во-вторых,  версия “House Of The Rising Sun”. Конкретно эта версия удивительная, опять вызывающая ассоциации с госпел.

Отдельно про длительность песен. Большинство короче трёх минут, и в этом – своеобразный драматизм для слушателя: по окончании буквально каждого трека ловишь себя на мысли «…что, уже всё?». И в целом альбом – ужасно обидно, что прослушал до окончания, рука тянется немедленно запустить по второму разу.

3.

Конечно, это не весь блюз в репертуаре Нины Симон.

Например, хронологически «отмотав» на 5 лет назад, мы найдём в её дискографии ещё один замечательный клубный концертник “Nina Simone At The Village Gate”. Обстановка этой «культурной деревни», тем более в тот период, диктовала джазовый формат, но Нина спела несколько замечательных фолк-номеров, в том числе, блюзов.

Тут “House Of The Rising Sun”, исполненный не так энергично, как в альбоме “…Sings The Blues”, а подходяще под лирику – грустно, меланхолично. Легко различимы «гендерные» разночтения с общеизвестным кавером Animals. Мама по-прежнему «…шьёт джинсы» (но не «..мне…», а вообще), а вот второй родственник – это уже не папа-шулер, а любовник (sweetheart), спивающийся где-то в Новом Орлеане.

И второй примечательный трек – “Children Go Where I Send You”, сразу угадываемый госпел. По ходу песни Нина спрашивает публику: «Ребята, вы на религиозных собраниях бывали когда-нибудь? Ну, вот, считайте, что вы сейчас на таком собрании!». В этом номере и предельная энергетика самой Симон, и прекрасная сыгранность группы (на шестой минуте они играют уже с мощью биг-бэнда), и отзывчивость публики. Симон «завела» слушателя как раз до традиционного-госпельного отклика: ритмичные аплодисменты в такт и просто обвальные по завершению песни.

3.8.17   АС

Ричи почти не использует чистый звук инструмента. Многочисленные электронные примочки создают иллюзию звука скрипки, саксофона, гитары, аккордеона. Удивительно, какой диапазон звуков удается ему извлечь из столь малого музыкального инструмента! Стиль этой музыки можно определить как “грязный”, “белый” блюз с элементами панка и даже авангарда, замешанного на фанке и даже джазе

«Party Of One» - торжество метода Торогуда в иных условиях: в «тихом» сольнике сохранились его необычайная энергия, власть рок-«грува» и вокал, оживляющий наследие Л. Хопкинса, Хукера, Сан Хауса. Он полностью состоит из классики американской народной музыки

Достаточно традиционный блюзрок. Приглашенные музыканты и многоопытный продюсер помогли Шону избежать банальных повторов и продемонстрировать свои лучшую технику и музыкальные идеи

Потрясающий концертный альбом мастера в его лучшей форме

Green and Blues максимально точно отражает содержание диска. Здесь не только песни и композиции Питера Грина (хотя их большинство), но и другой блюз. Блюз других великих исполнителей, но всё равно всё вращается вокруг британского блюза второй половины 60-х, Fleetwood Mac и John Mayall’s Bluesbreakers

Подписка на новости
Работает без перезагрузки страницы