Темы

Nina Simon

Nina Simon

Впервые жанр представили миру женщины, как известно, в 20-е годы прошлого века. Их искусство петь получило название «водевильный блюз». Произведения, в названии которых присутствовало слово the blues, в реальности являлись эстрадно-театральной музыкой, мало походившей на ныне известную музыку с таким названием. Ма Рэйни, Бесси Смит и россыпь сотен «звёзд» меньше калибром. Эпоха минула, и гендерная ситуация поменялась навсегда: леди, поющие блюз, составляют ныне обидное меньшинство. Существует стойкий круг ценители, ностальгирующих по первым годам блюза. И неизменно в каждом поколении находятся вокалистки, заново открывающие прелесть фолк/блюза и vaudeville blues для публики. Среди таких певиц – Nina Simon. Текст Андрея Струкова.

1.

Наиболее ярко и индивидуально «ностальгический идеал» в подаче Симон прозвучал в 1950-60-е. Её не причисляют к строго блюзовым певицам. Она пела (играла) джаз, госпел, фолк, неоднократно заявляла, что «не хотела бы, чтобы меня относили к какому-либо одному музыкальному стилю». Почти каждый её проект (концерт или альбом) по сути являются мульти-жанровыми. Тем не менее, как минимум два её диска мы можем строго классифицировать как блюзовые.

Хронологически-первая пластинка – “Pastel Blues” (1965). «Блюз в приглушенных тонах» - таков смысл, хотя там как раз блюз здесь в полную силу.

Нина только-только закончила контрактные отношения со студией Colpix Records, ультимативно диктовавшей певице выбор репертуара и стилистику, в основном предельно близкую к поп-музыке, и перешла на Phillips. Оказавшись на Phillips, Симон свободно работать в джазе и блюзе.

В этот же период Симон многократно выступала в престижных клубах Гринвич Виллидж , стремительно упрочивая свой статус искусной исполнительницы, певицы и пианистки, которой подвластны сложнейшие темы джаза и блюза (один из тогдашних рецензентов назвал её «Королевой Гринвич Виллидж»)

“Pastel Blues” – как раз наглядное воплощение жанровой определённости.

“Be My Husband”, открывающий альбом, – это отсылка к самым корням американского блюза и чёрного фолка, - к холлерам (field hollers) и так называемым «рабочим песням» (work songs). А-капелла, прихлопы, тягучий ритм (обычная темповая привязка: подъём и опускание кайла или молота).

Пожалуй, можно поразмышлять о жанровой принадлежности некоторых треков (“End Of The Line”, поп-джаз?), но всё-таки в альбоме большинство треков, несомненно, ассоциируются с блюзом.

“Nobody Knows When You Are Down And Out”, впервые записана как раз Бесси Смит. “Trouble In Mind” тоже к тому времени уже давным-давно стандарт. Тема спета и сыграна Симон, пожалуй, в чуть облегченной, игривой манере, хотя и с мощным вокалом. Выразительная “Tell Me More And More And Then Some”. В этом треке блистает харпер Al Schackman.

Певица и пианистка такого дарования – Нина в каждом проекте записывала несколько треков шедеврального уровня. Кроме упомянутого “Be My Husband”, несомненным шедевром я считаю драматическую “Ain’t No Use” («Всё без толку»). Своеобразное подведение жизненных итогов, причём в предельно депрессивном настроении.

И совершенно удивительный завершающий номер “Sinnerman” (Грешник), ещё одно обращение Нины Симон к народным (читай, строго-негритянским) песенным традициям. Это спиричуэлс, широко известный к тому времени уже в десятках вариантов, в том числе, например, в кавере «белой» фолк-группы Weavers. У Симон это – десятиминутный номер (!) с использованием всех приёмов и спиричуэла (притопы-прихлопы, предельно-монотонные минутные наигрыши, возрастающий и спадающий ритм, множество раз повторяющийся) и джаза (очень короткие клавишные вставки-импровизации).

2.

В 1967-м году Нина Симон сменила лейбл, перешла с Phillips на RCA. Первым же проектом стала пластинка “Nina Simone Sings the Blues”.

К середине 1960-х годов в карьере Нины слились воедино несколько существенных факторов. Во-первых, расцветший в полную мощь талант, исполнительское мастерство.  Во-вторых, полная поддержка менеджмента и студии (и в Phillips, и в RCA), предоставлявших Нине полную творческую свободу. В-третьих, привлечение лучших продюсеров, звукоинженеров, A-and-R-менеджеров, со-участие которых обеспечивало безукоризненный выбор треков, оригинальное прочтение материала.

Альбом “…Sings the Blues” нокаутирует с первого же трека. Вступительный “Do I Move You” (авторства самой Симон, кстати) потрясает каждой составляющей: вокал, блестящая  гармоника Бадди Лукаса (Buddy Lucas, харпер и саксофонист, в те годы его считали одним из лучших sessionman’ов-харперов). Бэк-вокалисты, которые поют-то всего две полу-фразы, но, Господи, как они их поют!

Отдельное спасибо редакторам CD-переиздания, которые включили дополнительный дубль “Do I Move You”, не вошедший в оригинальный диск. Версия с совершенно изумительным, филигранным, джазовым аккомпанементом самой Нины.

Далее по альбому - “Day And Night”, сочинения Руди Стивенсона (Rudy Stevenson, он же играет на гитаре в бэк-группе). Совсем иное настроение, другой ритм (вернее, ритмы, их много в этом треке, и те же потрясающие вокал и гармоника.

Парой песен Нина Симон вновь отдаёт дань великим блюз-предшественницам: в альбоме представлены “In The Dark” сочинения Lil Green и “I Want A Little Sugar In My Bowl”. Последняя – авторская Нины, но в духе раннего джаза или «водевиля».

Естественно, что Нина Симон (пусть альбом и называется «…поёт блюз») не могла выпустить проект без «ударного» джазового номера. В качестве такового – “My Man’s Gone Now” из «Порги и Бесс». Замечательно, что именно эта песня не «замылена» частым исполнением.

Логично, что Нина, в ту пору много внимания уделявшая участию в борьбе за гражданские права, не обошлась без «граждански значимого» трека. Это “Backlash Blues” на экспрессивные строки Лэнгстона Хьюза, чёрного поэта-классика.

Есть на пластинке два замечательных темповых трека. “Real Real”, авторства опять же Симон, своеобразная отсылка к госпелу. В воображении всплывает картина синхронно раскачивающейся, притоптывающей и прихлопывающей церковной паствы. И, во-вторых,  версия “House Of The Rising Sun”. Конкретно эта версия удивительная, опять вызывающая ассоциации с госпел.

Отдельно про длительность песен. Большинство короче трёх минут, и в этом – своеобразный драматизм для слушателя: по окончании буквально каждого трека ловишь себя на мысли «…что, уже всё?». И в целом альбом – ужасно обидно, что прослушал до окончания, рука тянется немедленно запустить по второму разу.

3.

Конечно, это не весь блюз в репертуаре Нины Симон.

Например, хронологически «отмотав» на 5 лет назад, мы найдём в её дискографии ещё один замечательный клубный концертник “Nina Simone At The Village Gate”. Обстановка этой «культурной деревни», тем более в тот период, диктовала джазовый формат, но Нина спела несколько замечательных фолк-номеров, в том числе, блюзов.

Тут “House Of The Rising Sun”, исполненный не так энергично, как в альбоме “…Sings The Blues”, а подходяще под лирику – грустно, меланхолично. Легко различимы «гендерные» разночтения с общеизвестным кавером Animals. Мама по-прежнему «…шьёт джинсы» (но не «..мне…», а вообще), а вот второй родственник – это уже не папа-шулер, а любовник (sweetheart), спивающийся где-то в Новом Орлеане.

И второй примечательный трек – “Children Go Where I Send You”, сразу угадываемый госпел. По ходу песни Нина спрашивает публику: «Ребята, вы на религиозных собраниях бывали когда-нибудь? Ну, вот, считайте, что вы сейчас на таком собрании!». В этом номере и предельная энергетика самой Симон, и прекрасная сыгранность группы (на шестой минуте они играют уже с мощью биг-бэнда), и отзывчивость публики. Симон «завела» слушателя как раз до традиционного-госпельного отклика: ритмичные аплодисменты в такт и просто обвальные по завершению песни.

3.8.17   АС

Группа явно в прекрасной форме, не испытывает недостатка в музыкальных идеях и звучит превосходно!

«Party Of One» - торжество метода Торогуда в иных условиях: в «тихом» сольнике сохранились его необычайная энергия, власть рок-«грува» и вокал, оживляющий наследие Л. Хопкинса, Хукера, Сан Хауса. Он полностью состоит из классики американской народной музыки

Первая акустическая работа. Песни собственного сочинения под гитару и гармошку с добавлением перкуссии и “атмосферных” эффектов. Песни грустные, неспешные, созерцательные

Потрясающий концертный альбом мастера в его лучшей форме

Green and Blues максимально точно отражает содержание диска. Здесь не только песни и композиции Питера Грина (хотя их большинство), но и другой блюз. Блюз других великих исполнителей, но всё равно всё вращается вокруг британского блюза второй половины 60-х, Fleetwood Mac и John Mayall’s Bluesbreakers

Подписка на новости
Работает без перезагрузки страницы