Темы

Stevie Ray Vaughan

Stevie Ray Vaughan

Шелли долго – несколько лет - не публиковала свой материал, поэтому озаглавила его «Затерявшееся интервью». Представляемое интервью со Стиви Рэем Воэном состоялось летом 1984, сразу после выхода его второго альбома “Couldn’t Stand the Weather”, последовавшего за сногсшибательным “Texas Flood”, записанным годом ранее. В тот трудный решающий период Stevie Ray & Double Trouble только пробивали дорогу как новая команда. Их изнурительная гастрольная программа была заполнена до отказа и включала никак не меньше 300 выступлений в год. К счастью, у Стиви выдались 2-3 свободных дня, и он прилетел в Чикаго из Остина.
     

Местом нашей встречи послужило мрачное и душное помещение, известное как «Арагонский Танцевальный зал», находящийся в неприглядной северной части города. Наверху, над основным помещением, Стиви расслаблялся после дневной репетиции. Как всегда учтивый, располагающий к себе «хороший парень с юга», он уселся рядом со мной на потертом диване. Стояла невыносимая жара. Вид из окон на надземную железную дорогу, расписанную граффити, только дополнял обстановку, подходящую для совершения блюзового действа. А проносящиеся с грохотом и свистом поезда, порой грозящие испортить запись, служили декорацией к частым паузам вынужденного отдыха Стиви Рэя.
Это интервью, записанное на диктофон, я не могла заставить себя прослушать в течение нескольких лет после его безвременной смерти в Альпийской Долине.

 

     Я знаю, ты гастролируешь без перерыва в течение последних двух лет, а сейчас готовишься к туру по Европе, не так ли?

     SRV: Мы собираемся поехать в Австралию в октябре. Мы только начали готовиться, но, скорее всего, это произойдет. Потом вернемся назад, затем - снова в Австралию. А в промежутке мы выступим в «Карнеги-Холл».

     Ничего себе! И у тебя еще был шанс попасть домой в середине этой круговерти?

     SRV: Я был тут как-то дома. Мы только вернулись, я пробыл дома два или три дня. Но я на самом деле сейчас переезжаю (на другую квартиру – ред.)…(смеется). Первые партии вещей перевозились в моей машине! Но я не хочу возить на ней вещи, потому что это выставочный экспонат, классическая машина с белым кожаным салоном, так что это не очень безопасно для неё.

     Как известно, ты живешь в Остине, но останешься ли ты там после переезда?

     SRV: Да! Перед Новым Годом будет тринадцать лет, как живу в Остине.

     А где жил до этого?

     SRV: В Далласе.

     Как я и думала. Я читала довольно противоречивые истории о тебе.

     SRV: Я никогда не играл на саксофоне! (смеется)

     Ты никогда не играл на саксофоне???! (смеется)

     SRV: Об этом написано во многих статьях, потому что [Чарлз] Камер [менеджер] продолжает всем рассказывать, что я начинал на саксофоне, и единственное, что я могу предположить, что он спутал меня с Дэвидом Боуи, который начинал на саксофоне. А я начинал на ударных!

     Ты по-прежнему играешь на барабанах?

     SRV: Да, конечно!

     Но я читала где-то, что интерес к игре на гитаре тебе привил твой старший брат Джимми (на фото).

     SRV: Да, это так.

     Насколько он тебя старше?

     SRV: На три с половиной года. Но он играет, как будто он старше на сотню лет! Это комплимент, я не в плохом смысле. Я хотел сказать, как будто учился на сотню лет больше.

     Да, интересно, буквально в этом году я разговаривала с двумя другими братьями-гитаристами – Майком и Рудольфом Шенкерами, – и каждый из них тоже говорил о другом, что тот лучше.

     SRV: Да, здесь та же история!

     Да, это правильные братья! Один хвалит другого…

     SRV: А чего ты добьешься, если будешь спорить? (смеется) «Я лучше тебя!» (смеется)

     Что ж, между братьями всегда есть соперничество! (смеется) А чем занимается твой брат сейчас? Он еще играет?

     SRV: Да, да! The Fabulous Thunderbirds. Они сейчас меняют звукозаписывающую компанию, и у них появился новый басист. Они собираются заключить контракт с [John] Hammond records, но я думаю, они захотят работать в разных странах, будут работать на разных лейблах, так они могут лучше контролировать свое положение, и о них будут больше писать. Такую сделку сложнее осуществить, но я думаю, она принесет им больший успех. Джимми на пластинках других коллективов, и другие музыканты его группы тоже записываются с другими коллективами. Но они хотят стать популярными и выбивать деньги из публики! Джимми увлекается машинами – взгляните-ка! Он внутри! [Показывает фото Джимми в классической машине.]

     Ничего себе! Никогда не видела такое авто!

     SRV: На прошлой неделе он участвовал на ней в шоу в Остине и получил два приза. Это Chevy Fastback 1951 года…

     … Ну ладно. Раньше на большинстве лейблов было практически невозможно получить контракт на запись для музыкантов, исполняющих такую музыку, как вы.

     SRV: Да, нам повезло больше, чем большинству ребят, исполняющих такую музыку.

     Хорошо, можно поподробнее о том, как тебе удается держаться на плаву, в то время как другим - нет? Как думаешь?

     SRV: Три слова: мистер Джон Хэммонд. Он один из наиболее влиятельных людей в музыкальном бизнесе [знаменитый продюсер], и когда он говорит, что кто-то стоит того, чтобы с ним подписали контракт, его слушают. Он начинал работать с Бэсси Смит, Билли Холлидей, Каунтом Бейси, Дюком Эллингтоном, Робертом Джонсоном, Диланом, Аретой Фрэнклин, Брюсом Спрингстином, и т.д. и т.д…

     Что вас свело? Как вы познакомились?

     SRV: Ну, ему нравилась наша музыка, а мы его уважали. Но мы пришли к этому разными путями. Мы послали ему запись, которая ему нравилась, а его сын принес ему пленку из Монтрё (SRV & K выступили там на фестивале в 1982 – ред.). Его сын играл в Монтрё и принес домой пленку, которая была более хорошего качества, что, собственно, его не сильно волновало, зато было легче, потому что сын знал, что там происходило, и он заинтересовался. Потом мы продолжали работать в этом направлении до тех пор, пока не заключили сделку, которая нравилась и нам, и ему.

     И вы играли в Европе даже до того, как получили контракт на запись?

     SRV: Да, мы были единственной командой, которая играла на Джазовом Фестивале в Монтрё, не имея контракта. Но Джерри Векслер (продюсер компании Atlantic Records) слышал нас в Остине и договорился с Клодом Нолзом, который регистрирует участников фестиваля, убедил его, и мы попали туда – и посмотрите, что получилось! (смеется) Получилось очень неплохо!

     Выглядит это как удачное совпадение многих обстоятельств, но я уверена, это не было просто везением!

     SRV: Да, у нас большой опыт: Томми [Шенон] и я играем по крайней мере 20 лет, точнее, я играю 22 года, он играет 20 лет. Крис [Лейтон] играет, наверное, около 15 лет.

     Он играл с Джонни Винтером?

     SRV: Да, Томми играл. Много лет. Мы подшучиваем над ним: всем говорим, что он участвовал в Оriginal Moses tour! (смеется) Томми был популярен долгое время!

     А не в Монтрё ли ты познакомился Дэвидом Боуи?

     SRV: Да, именно там. Как раз там мы и встретились, и там же мы встретили Джексона Брауна. Джексон Браун предоставил нам свою … [приближается громыхание поезда, Стиви поднимает магнитофон и кричит смешным голосом радиоведущего] ДЖЕКСОН БЕСПЛАТНО ПРЕДОСТАВИЛ НАМ СВОЮ СТУДИЮ! (смеется)
     Он дал нам пленку, а мы случайно обнаруживаем, что он рисковый парень, ведь на этой пленке была запасная запись его альбома «Lawyers In Love» (смеется). Если бы его пленки каким-то образом испортились, он был бы по уши в дерьме! (смеется).
     Он постоянно навещал нас, но не пытался продюсировать нас или как-то еще вмешиваться. И вот он зашел послушать нас и узнал, сколько песен мы сделали в тот день, он просто был в восторге! Мы сделали восемь песен за один день.

     Вы быстро работали! (смеется)

     SRV: Да, мы закончили последнюю песню, и нам сказали, что наше время истекло. Мы записали десять песен, последняя ”Texas Flood”!

(продолжение следует)

3-10-14  ом/ас/ак (архив)

"Черный кофе" повторяет формулу самого коммерчески успешного (для обоих!) совместного опуса - диска Don't Explain. Нынешний также как и тот составлен из версий вещей известных и не очень, в основном они из золотого прошлого ритм/блюза

В случае с проектом “Blues And Boogie» можно сказать: классику чёрного блюза интерпретирует классик американского рока. Звучит диск поразительно свежо и энергично

Инструментальный диск. Разгул американского гитаризма в разных проявлениях, в заметной части альбома – и в блюзовом ключе

Потрясающий концертный альбом мастера в его лучшей форме

Green and Blues максимально точно отражает содержание диска. Здесь не только песни и композиции Питера Грина (хотя их большинство), но и другой блюз. Блюз других великих исполнителей, но всё равно всё вращается вокруг британского блюза второй половины 60-х, Fleetwood Mac и John Mayall’s Bluesbreakers

Подписка на новости
Работает без перезагрузки страницы